Гил Моррис

“Гил Моррис”. Шотландские и английские баллады в переводе Веры Потаповой

Юный Гил Моррис был графский сын.
Близ Кэррона есть местность,
Где славу принесли ему
Не доблесть или честность,
Но из-за женщины одной
Он приобрел известность.”Получишь, Вилли, башмаки
С чулками за услугу,
У лорда Барнарда в дому
Найдя его супругу.

С известьем ты не побежишь
Мальчишкой оборванцем,
А будешь на лихом коне
Глядеть моим посланцем.

Ты, в золоте и в жемчугах,
Вручи ей чудный плащ,
Сказав, что я дождусь ее
Среди зеленых чащ.

А вот сорочка, что сама
Расшила леди шелком.
Гил Моррис даму просит в лес
Явиться тихомолком”.

Посыльный на гнедом коне
Скакал без передышки
И босиком бежал порой,
Как прочие мальчишки.

Он дожидаться у ворот,
Однако, счел бесчестьем
И к сэру Барнарду влетел
В трапезную с известьем.

В трапезной, где дубовый стол
Стоял с обильем снеди,
Барону поклонился он
И обратился к леди:

“Вот плащ в украсах дорогих
Из жемчугов и злата!
Гил Моррис молит вас поспеть
В дубраву до заката.



А вот сорочка, и по ней
Цветная ваша вязь!
Украдкой проберитесь в лес,
Барона не спросясь”.

Тут леди топнула ногой
И залилась румянцем.
Моргнула глазом раз-другой,
Но сладу нет с посланцем!

Она вскричала: “Не ко мне, –
К прислужнице из башни
Тебя Гил Моррис отрядил,
Чтоб завести с ней шашни!”

“Вручив бесценный этот плащ
И графскую рубашку
Служанке вместо госпожи,
Я сделаю промашку!”

А тут кормилица солги:
“Признаюсь без утайки, –
Послал Гил Моррис молодца
Ко мне, а не к хозяйке!”

“Язык свой лживый прикуси,
Бессовестная мамка!
Себя не смеешь ты равнять
С владелицею замка!”

Сэр Барнард опрокинул стол.
Заморскую посуду
Одним ударом превратил
Барон в осколков груду.
Ревнивый был он человек,
Злонравный, склонный к худу.

“Ты свой наряд сними с крюка!
В зеленый лес поеду
Я в нем, дабы любовник твой
Отпраздновал победу!”

“Сэр Барнард, останься, тебе мой совет!
Не грех – доброты избыток.
Ты сейчас не прав, и суров твой нрав,
Да притом на расправу прыток!”

Когда прискакал он в зеленый лес,
Пылая досадой и гневом,
Гил Моррис кудрей золотистый шелк
Чесал под раскидистым древом.

“Гил Моррис, моя супруга тебя
Любит за то, что даже
Холеная пятка твоя – щеки
Моей белей и глаже!

Но, тем не менее, ты проклянешь
День своего рожденья:
Твоя голова поедет со мной!
Не вздумай ждать снисхожденья”.

Барон извлек из ножон клинок.
Он юноше голову с плеч
Срубил – и, ее наткнув на копье,
Вытер травой свой меч.

Супруге его со стены крепостной
Кинулась в очи корона
Кудрей золотых, что нес на копье
Прихвостень худший барона.

“Всему виновник – твой любовник, –
Жене сказал барон. –
Хоть я – законный твой супруг,
Тебе дороже он!”

“Я сэра Барнарда отдам,
С лесами и полями,
За эту голову в крови,
С пшеничными кудрями!”

И стала нежно целовать,
К бароновой досаде,
Она убитого уста
И золотые пряди.

“В доме отца моего он созрел
Во мне, как ядро – в орешке.
Я мальчика в лес отнесла под дождем,
Страшась людской насмешки”.

“Скверная мать! От чумы околеть
Тебе, молчавшей доныне!
О Гиле Моррисе пекся бы я,
Как о собственном сыне”.


Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
 
 
Также вас может заинтересовать:

Интересное

Япония в средние века. Женщина-самурай
Кафтан или “бронехалат”

Наверх