Дамиетта

Когда Андрей II уже покинул святую землю, в Птолемаиду начали прибывать войска, до этого задействованные против мавров в Португалии и нанесшие им ряд поражений.

Прибытие этих воинов, рассказы об их победах оживили мужество пилигримов, остававшихся в Палестине под начальством герцога Австрийского Леопольда VI. Крестоносцы воспряли духом и немедленно возобновили военные действия. На совете руководителей крестового похода было решено – войну необходимо перенести во владения главного врага – Египетского султана.

Поход на Дамиетту

Христианская армия под предводительством короля Иерусалимского, герцога Австрийского и Вильгельма, графа Голландского, выступила из Птолемаиды в начале весны 1219 г. и высадилась в виду Дамиетта/Дамиетты. Город Дамиетта, расположенный на расстоянии одной мили от моря, на правом берегу Нила, был укреплен двойным рядом стен со стороны реки и тройным рядом со стороны суши.

Посреди реки возвышалась башня, проход для судов был загражден железной цепью, протянутой от города к башне. В городе имелся многочисленный гарнизон, снабженный достаточным количеством продовольствия и военного снаряжения, что давало ему возможность выдержать продолжительную осаду.

Крестоносцы расположились лагерем на левом берегу Нила, на равнине, представлявшей западной и южной стороны бесплодную пустыню, и на которой не было ни деревьев, ни растений. Едва они поставили лагерь, как случилось затмение, и это небесное явление было истолковано как добрый знак.

Первые нападения, направленные против вышеупомянутой башни, не принесли успеха – по деревянному мосту, связывающему башню с городом, туда постоянно подходило подкрепление и потому, вскоре крестоносцы отступили без всякого успеха. Осада продолжалась таким образом несколько недель, пока наконец, мост не удалось разрушить, а затем, соорудив громадные деревянные башни, водрузить их на два корабля и подвести вплотную к неприступной твердыне.

Взятие Дамиетты

Начался решительный штурм. Но едва только первые крестоносцы перебежали по откидному мосту на вражеские стены, их собственное сооружение, вдруг загорелось и начало опасно шататься.

Крики радости со стороны города и отчаяния со стороны лагеря крестоносцев заглушили шум сражения. Вся христианская армия во главе с патриархом падает на колени и… Пламя вдруг гаснет, а штурмующие, теснимые миг назад, вновь бросаются на врага и знамя герцога Леопольда укрепляется на вершине башни.



Вскоре все было кончено – остатки гарнизона сдались, и башня оказалась полностью в руках крестоносцев. Правда переправиться на другой берег реки они так и не смогли – элементарно не оказалось достаточного количества судов под рукой, но в тот момент, и эта победа вселила мужество в воинов креста и страх в сердца их противников.

Кардинал Пелагий

Вскоре, в лагерь крестоносцев прибыли свежие силы, из итальянских, французских и английских крестоносцев. Среди них, был и посланник Рима, кардинал Пелагий, личность очень колоритная, которому предстояло сыграть очень большую роль в будущих удачах и несчастьях участников шестого крестового похода.

Папа, Гонорий III поручил Пелагию вести Крестовый поход с твердостью и не вступать в переговоры о мире иначе, как с побежденными и подчинившимися власти римской церкви врагами. Войну с мусульманами хотели вести такую же, как с греками и еретиками: хотели одновременно и побеждать их, и обращать.

Пелагий, был человеком ревностным и горячим, имел характер упрямый и непоколебимый. Через несколько дней после его приезда, сарацины произвели нападение на крестоносцев. И новый легат, не растерялся, а выступил во главе христианской армии! Он нес крест Спасителя и вслух молился: ‘’”О Господи, спаси нас и яви нам помощь Твою, чтобы мы могли обратить этот жестокий и развращенный народ!..”.’’

Победа осталась на стороне христиан. Пелагий оспаривал командование армией у короля Иерусалимского и даже приводил убедительные доводы, дескать, крестоносцы вооружились по призыву папы римского и что они были воинами церкви, а стало быть, и командовать ими должен человек связанный с церковью.

Его речи нашли поддержку у простых солдат и пилигримов, убежденных, что это есть Божия воля, но рыцари Креста и знатные бароны были просто возмущены такими заявлениями. И как бы не хорошо было начало их предприятия, теперь на горизонте обозначились ещё не видные, но уже явные признаки больших проблем.

Впрочем, это всё будет в будущем, а пока, крестоносцы всё ещё сидели на одном берегу реки, а вожделенная Дамиетта, оставалась на другом. Как не пытались крестоносцы организовать переправу, все попытки были сорваны гарнизоном Дамиетты, зорко следившим за побережьем. Шли дни, недели, а выхода из ситуации так и не было. Войны начали роптать, но Пелагий ходил меж ними и твердил – молитесь и Господь укажет нам путь.

Как бы там не было, в конечном итоге кардинал оказался прав – против Аль-Камиля, египетского султана, созрел заговор. Аль-Камиль вынужден был некоторое время скрываться от убийц, и упустил все прочие дела. Войско его, будучи без командующего и лишенное всякой информации, просто прошляпило тот момент, когда крестоносцы в полном составе переправились на левый берег и установив лагерь, взяли Дамиетту в кольцо осады.

Осада Дамиетты

Ситуация для египетского султана складывалась угрожающая. Призвав в Египет все подвластные ему войска из Сирии, и разрушив предварительно все имеющиеся крепости (в том числе крепость на Фаворе и стены Иерусалима), фактически отдаваемые на откуп христианам, он готовился дать крестоносцам решающий бой.

Теперь в сложной обстановке оказались крестоносцы – им приходилось вести бои и с крепостным гарнизоном, и с армиями мусульман, занимавшими обе стороны реки.

В один из дней произошла большая битва на Ниле и на примыкающей к нему равнине. Поле боя осталось за крестоносцами. Впрочем, это преимущество было быстро потеряно – ещё через несколько дней, в результате ссоры рыцарей и пехоты, и та и другая сторона, горя желанием доказать кто чего стоит, без всякого порядка и не слушаясь приказов устремилась в бой, результат которого конечно был предсказуем. ‘’”Это поражение, – было нам наказанием за наши грехи, и наказанием, далеко не превышающим грехи наши”’’, как выразился об том сражении очевидец.

Весна и лето 1219 г. прошли в постоянных битвах. Христианская армия, хотя понесла уже значительные потери, все еще была очень сильна. При всяком новом приступе к городу жители зажигали огни на башне, называемой Муркита, и армия султана спешила на помощь городу. Несколько раз христианам приходилось выдерживать сильные нападения, но они отражали их, “потому что Бог был с ними”.

Ситуация была в целом патовая, не дающая преимуществ ни той не другой стороне. С каждым днем прибывали с моря новые крестоносцы, пришло известие о скором приезде германского императораФридриха II, также принявшего крест.

Предложение мира

Султан Египетский отправил послов в лагерь крестоносцев, чтобы просить их о заключении мира – Аль-Камиль соглашался уступить крестоносцам королевство Иерусалимское и оставить в своем владении только крепости Крак и Монреаль, за которые он даже соглашался платить дань.

Состоялся военный совет, на котором король Иерусалимский, бароны французские, английские, германские уже готовы были принять этот мир столь же выгодный, сколько славный, но… но кардинал Пелагий и большинство прелатов имели на этот счет свое мнение.

В предложениях неприятеля они видели только новую ловушку – ради того, чтобы замедлить взятие Дамиетты и выиграть время. Для них казалось постыдным отказываться от завоевания города, против которого велась осада уже в продолжение 17-ти месяцев и который не в силах был оказывать дальнейшее сопротивление.

Рассуждения тянулись несколько дней, но не привели ни к какому соглашению, а между тем, как обе стороны вели горячие споры, враждебные действия возобновились. Решено было продолжать осаду Дамиетты и довести дело до конца.

В окрестностях города произошло еще несколько битв, которые понемногу, но склоняли чашу весов на сторону крестоносцев. Всякое сообщение между крепостью и вражеской армией было прервано, и ни султану Каирскому, ни крестоносцам теперь не было известно, что творилось в осажденном городе.

Взятие Дамиетты

В первые дни ноября герольды объезжали лагерь, повторяя: ‘’”Во имя Господа и Богородицы, мы идем на приступ Дамиетты, с помощью Божией мы ее возьмем”’’. И вся армия отвечала: ‘’”Да будет воля Божия!”’’. Это единодушие было заслугой Пелагия, не жалевшего сил, времени и ингульденций для того, чтоб сплотить воинов и поднять их боевой дух.

Решительный штурм был назначен на ночь. Бушевала сильная гроза, под укреплениями и в городе все было тихо. Крестоносцы в молчании взобрались на стены и убили несколько сарацин, которых нашли там. Овладев башнею, они призвали на помощь тех, кто следовал за ними, и, не встречая нигде врагов, начали петь: “Kyrie eleison!” Армия, выстроенная в боевом порядке у подножия укреплений, отозвалась словами: “Gloria In excelsis”.

Немедленно выломаны были городские врата, через которые армия крестоносцев вошла теперь в город. В продолжение этого времени кардинал Пелагий, окруженный епископами, воспевал победный гимн “Те Deum laudamus!”.

На рассвете крестоносцы вошли в сам город, где представившееся им страшное зрелище поразило всех ужасом и заставило даже сначала отступить: городские площади, дома, мечети были завалены трупами. При начале осады в Дамиетте насчитывалось до 70.000 жителей, теперь же оставалось едва 3000, да и те, еле живые, бродили, как бледные тени в громадной могиле.

В городе была знаменитая мечеть, украшенная шестью обширными галереями и 150 мраморными колоннами и увенчанная башнею. Эту мечеть крестоносцы посвятили Богородице.

Вся христианская армия собралась в мечети, чтобы принести благодарение Богу за торжество, дарованное оружию пилигримов. На другой день бароны и прелаты снова собрались здесь для совещания о новом своем завоевании и единодушно решили предоставить город Дамиетту королю Иерусалимскому.


Источник – Компиляция на основе книги Жозефа Мишо, “История крестовых походов”, и других материалов находящихся в свободном доступе 
Выложил – Мэлфис К.


Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
 
 
Также вас может заинтересовать:

Интересное

Женский костюм 12 века
Кафтан или “бронехалат”

Наверх