Бюрократия и подготовка чиновников Династии Мин

Бюрократия в Поднебесной

Бюрократия в Поднебесной, времен правления династии Мин, достигла своего расцвета. Дело в том, что, хорошо понимая опасность сосредоточения большой власти в одних руках, императоры создавали множество мелких ведомств и управлений, обладающих реальной силой только в небольшом секторе деятельности, однако, не способных сделать и шагу, без указа императора.
В такое неспокойное время, в такой разной, многонациональной стране, где местнические отношения были сильны до чрезвычайности, бюрократия вводившая “сознательные ограничения” на принятие важных для государства решений, была просто необходима. Необходима в первую очередь императору для удержания власти в своих руках.
Разумеется, чтоб разобраться в столь сложной государственной машине, что существовала в средневековом Китае, от чиновника требовалось не только желание, но и образование, получению которого уделялась первостепенная роль.

Главным источником пополнения кадров бюрократического аппарата, были дети средних и мелких землевладельцев – опоры правящего императорского дома.

Чиновники назначались либо путем “выдвижения”, либо из числа окончивших специальные училища, либо из числа сдавших специальные государственные экзамены.

Чиновники “выдвиженцы”

“Выдвижение” сводилось к назначению чиновника на определенную должность. На должности местных чиновников отбирались наиболее даровитые люди в возрасте от двадцати пяти лет.
Самые сметливые и умные, обладавшие знаниями и способностями, выдвигались в центральное правительство и использовались на службе вместе со старыми чиновниками.
Лет через десять старые уходили на покой, а молодые к тому времени должны были научиться работать. “Выдвиженцы” ежегодно переходили в состав центрального правительства из округов и уездов.

Кроме того, правительством, отправлялись посланцы на места с целью выявления умных и способных людей. Ими оказывались “умные и прямые”, “способные, добропорядочные и неподкупные”, “почтительные и бескорыстные”, “талантливые”, “одаренные”, старейшины, богачи, налогоплательщики и т. д., но больше всех – конфуцианские ученые.

“Выдвигали” как придворных, так и местных крупных и мелких чиновников. “Выдвинутые” в дальнейшем могли быть рекомендованы на другие должности – однажды получив повышение, они со временем становились крупными придворными чиновниками, например министрами, старшими секретарями и уполномоченными в провинции, политическими советниками центрального правительства или советниками на местах.

Максимальное число выдвинутых за один прием составляло от 370 до 1900 с лишним человек. Случаев же, когда за один раз выдвигалось по нескольку или по нескольку десятков человек, невозможно перечислить.

Академия сынов отечества.

Для подготовки новых кадров были созданы училища и основана Академия сынов отечества.
Преподаватели и должностные лица Академии сынов отечества назначались министерством чинов.
Студенты были двух категорий: из чиновников и “студенты из народа”. Первые в свою очередь подразделялись еще на две категории: сыновья и младшие братья придворных чиновников, имеющих ранги, и иностранные студенты, например из Японии, с островов Рюкю и Сиама, а также сыновья и младшие братья вождей племен (тусы) Юго-Запада Китая.



Студенты из чиновников назначались и посылались на учебу правительством, а “студенты из народа” были учащимися из областей, округов и уездов, присылаемыми под свое поручительство местными чиновниками из различных районов страны.
Общее число студентов составляло 150 человек, из которых только 50 были “студентами из народа”.
Академия сынов отечества первоначально была школой для обучения студентов из чиновников. Но в дальнейшем число поступающих на учебу из чиновников постепенно уменьшалось, а число “студентов из народа”, постепенно увеличивалось.
Если взять в качестве примера число учащихся 1393 г., то общая численность студентов составляла 8124 человека, из которых только четверо были студентами из чиновников.
Академия сынов отечества к этому времени превратилась в учреждение, ведущее массовое обучение “студентов из народа” для подготовки из них чиновников.

Уроки на занятиях сводились к изучению “Высочайше составленных Великих указов”, “Узаконений Великой Мин”, “Четырехкнижия”, “Пятикнижия” и других сочинений. Из них самыми важными считались “Высочайше составленные Великие указы”, написанные самим Чжу Юаньчжаном.
Кроме того, имелись еще “Книга продолжения “Великих указов”, “Великие указы в трех книгах” и “Великие указы военным чинам” – всего четыре тома.
Основное содержание их сводилось к перечислению преступлений казненных чиновников и обстоятельств преступлений, различным предостережениям для чиновников и населения и наставлениям для народа о том, как исполнять свой долг, платить земельный налог, выполнять повинности и жить скромно.

Министерство обрядов послало начальнику Академии сынов отечества бумагу: “Строго следите, чтобы все студенты хорошо знали и понимали “Великие указы” и пользовались ими как справочником. Если кто не подчинится, то судите его как за нарушение режима”.
Нарушение режима – это нарушение приказа императора, а за это предусматривалось тяжелое наказание.
“Узаконения Великой Мин”, конечно, были необходимы студентам, так как им предстояло стать чиновниками и вести судебные дела. “Четырехкнижие” и “Пятикнижие” же, были классическими конфуцианскими книгами.

При назначениях студентов – выпускников Академии сынов отечества на должности чиновников они самое большее становились уполномоченными в провинциях – крупными местными чиновниками 2-го ранга 2-го класса, а самое меньшее – уездными делопроизводителями 9-го ранга 1-го класса и даже без рангов и классов.
Почти не было должностей, куда бы не могли быть назначены выпускники Академии.
Студенты Академии во время учебы по приказу императора выезжали в командировки в качестве правительственных уполномоченных: объезжали округа и уезды, проверяли делопроизводство в различных управлениях, наблюдали за строительством ирригационных сооружений на местах, выполняли задачи по обмеру земель, установлению сумм зерновых налогов, проверяли “желтые книги” (ежегодно 1200 человек отправлялось для этой цели), переписывали рукописи, работали в различных ямэнях.

Училища

Для областных, окружных и уездных училищ на местах были определены количество учащихся, а также система экзаменов.
Кроме того, в 1375 г. был издан указ: помимо этих училищ, создать местные общинные школы, то есть деревенские начальные школы. Вместе с ними существовали также помещичьи частные школы, содержавшиеся отдельными лицами.

Главными обязательными учебными материалами областных, окружных и уездных училищ и общинных школ были “Великие указы” и “Узаконения Великой Мин”.
Помимо организации таких школ, посылались учителя на места для обучения учащихся в различных районах.
Например, когда на Севере страны, пережившем длительный период разрушений во время войн, не хватало грамотных людей, туда было специально отправлено 366 студентов Академии сынов отечества для открытия школ.

Цель насаждения училищ заключалась в подготовке как можно большего числа чиновников молодого поколения из среды средних и мелких землевладельцев в качестве резерва бюрократического аппарата.
Вместе с тем в связи с прогрессом книгопечатания, состав лиц, сдающих экзамены и становящихся чиновниками, более не ограничивался только сыновьями и младшими братьями аристократов, чиновников и землевладельцев.
Дети некоторых середняков, ремесленников, мелких купцов и торговцев при поддержке семьи и клана покупали учебники, поступали в частные и общинные школы и сдавали экзамены, для того чтобы приобрести более почетное положение в обществе.

Экзаменационная система

Помимо Академии сынов отечества, источником кадров чиновников для правительства являлась экзаменационная система.
Студенты Академии сынов отечества назначались чиновниками без экзаменов, а студенты училищ обязательно сдавали экзамены. Студенты областных, окружных и уездных училищ (общее название этих студентов – сюцай, “талант”) раз в три года собирались в провинциальном центре на экзамены, которые назывались сянши, “сельскими экзаменами”, и выдержавшие их получали степень цзюйжэнь (“выдвинутый”).

Эта степень присваивалась лишь строго определенному для каждой провинции числу лиц из экзаменовавшихся. Для столичной провинции (нынешние пров. Аньхой и Цзянсу) квота составляла 100 человек, для Гуандуна и Гуанси – по 25 человек, а для каждого из остальных девяти наместничеств – по 40 человек.
На второй год после провинциального экзамена “выдвинутые” со всей империи съезжались в столицу на экзамены, которые назывались “столичными экзаменами”.

Выдержавшие их получали степень цзиньши и еще раз сдавали в императорском дворце повторные экзамены, которые назывались “дворцовыми экзаменами”.
Повторные экзамены были всего лишь формальностью, показывающей, что император лично руководит высшими экзаменами в империи и что право отбора кадров принадлежит только ему. По окончании экзаменов объявлялись получившие первый, второй и третий разряды (классы).

Первый разряд жаловался только трем лицам, которые назывались чжуанъюань (“первым по заслугам”), банъянь (“образцовый эрудит”) и таньхуа (“цвет знатоков”).
Второй разряд – нескольким лицам, выходцам из цзиньши.
Третий разряд – нескольким лицам, приравненным к выходцам из цзиньши.

В народе первый кандидат после сельских экзаменов именовался также цзеюань (“первый толкователь”), первый кандидат после столичных экзаменов – хуэйюань (“первый в столице”) и первый из числа получивших второй разряд на дворцовых экзаменах – чуаньлу (“передатчик”).

Сельскими экзаменами руководило управление политического уполномоченного провинции, а столичными – министерство обрядов. Получившим звания чжуанъюань давалась почетная должность в Академии литературы, а получившим звания банъянь и таньхуа – должности редакторов в той же академии.
Все кандидаты второго и третьего разрядов, как квалифицированные ученые, становились чиновниками Академии литературы. Остальным давались должности: регистраторов бумаг при императоре, начальника секретной канцелярии, отправителя дипломатических миссий, правителя уголовных дел и эрудитов Академии сынов отечества по обрядам или чиновников по уголовным делам в областях, начальников округов и уездов и другие.

Если цзюйжэни, многократно сдавая экзамены в столице, не выдерживали их, то они могли поступить в Академию сынов отечества, быть отобранными на должности мелких чиновников в столице или сделаться помощниками начальников областей, главными чиновниками округов и уездов, преподавателями училищ и т.д.

На экзаменах по отбору и выдвижению чиновников всех степеней темы брались только из “Четверокнижия” и “Пятикнижия”.
Сочинения по стилю в какой-то степени должны были подражать экзаменационным статьям эпохи Сун на темы из конфуцианских канонов, но автору следовало проводить в них идеи древних и развивать тему только на основании заранее указанных комментариев нескольких писателей, и ни в коем случае не выражать собственные взгляды.

Форма требовала, чтобы в сочинении иероглифы и строки располагались парами, это называлось формой “официального толкования” канона.
Проводилось три экзамена: первый включал три темы по толкованию “Четверокнижия” и четыре по толкованию конфуцианских канонов, второй – одну тему рассуждений о конфуцианских канонах, пять тем о вынесении судебных решений и одну о цитатах из указов и докладов, третий – пять тем по современному положению, конфуцианским канонам и истории.

Училища и система отбора и выдвижения чиновников путем экзаменов были связаны между собой, так как училища готовили к экзаменам, а экзамены открывали путь к занятию должности чиновника.
Сыновья и младшие братья мелких и средних землевладельцев сдавали экзамены, чтобы стать чиновниками, так как, не выдержав экзамена и не получив степени цзюйжэня или цзиньши, невозможно было стать чиновником.

Но до экзамена, именуясь студентами, они могли и не посещать занятия. Студентам надо было только сдавать экзамены на кандидата в чиновники в определенные сроки, в обычное же время они никогда не находились в училищах.

Как школа, так и экзамены относились к системе воспитания, отбора и выдвижения кандидатов в кадры бюрократии. Учебная и экзаменационная программы были совершенно идентичны, сводились опять же к “Четверокнижию” и “Пятикнижию” и были далеки от практики.

В училищах и на экзаменах запрещалось касаться реальной жизни и проявлять интерес к политическим проблемам. То, что экзаменующиеся на кандидата в чиновники, как правило, не читали книг, кроме “Четверокнижия” и “Пятикнижия”, и не знали современного положения, а училища не посещались студентами, было обычным явлением в империи.
Обуславливалось это тем, что такая экзаменационная система прививала кандидатам “чувство винтика” в огромном механизме империи, стремление следовать тому, что написано в древних книгах, и не проявлять вольнодумства.

В результате прогрессивная мысль душилась, развитие науки задерживалось. В политическом отношении эта эпоха воспитывала послушные и верные кадры бюрократии, отвечающие всем потребностям господствующего класса.


Автор компиляции – Мэлфис К., цифры и факты взяты из «Жизнеописания Чжу Юаньчжана» (1328—1398 гг.)


Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
 
 
Также вас может заинтересовать:

Интересное

Реконструкция одного кошелька
Перевязь на ламеляр (Византия)

Наверх