Чиновничество и борьба со взятками в начальный период династии Мин

Положение каждого чиновника, при императорах династии Мин определялось рангом. Было всего девять рангов и восемнадцать классов чинов от 9-го ранга 2-го класса до 1-го ранга 1-го класса.
Должность должна была соответствовать рангу. Существовал определенный порядок повышения по должности и в рангах, проверки успехов и увольнения столичных и периферийных чиновников.

Во всем бюрократическом аппарате все взаимно контролировали друг друга. Контрольные органы проверяли всех чиновников, организации тайной полиции подавляли и устрашали народ, шесть министерств ведали административными вопросами, а канцелярии инспекторов – армией.
Причем главнокомандующий в мирное время не командовал войсками, право мобилизации и демобилизации войск принадлежало военному министерству, министерство финансов снабжало армию продовольствием и фуражом, министерство общественных работ – оружием, а определял политику император. Вся власть была сосредоточена в руках императора, а шесть министерств, канцелярии и палаты подчинялись ему непосредственно.

Чжу Юаньчжан требовал от чиновников превыше всего ставить государственные интересы и соблюдать законы, строго наказывал взяточников и казнокрадов, издавал письменные указы и отдавал устные распоряжения и надеялся, что “верхи и низы будут спокойны и все вместе будут наслаждаться счастьем великого спокойствия”. Однако не всегда выходило так как должно было быть.
На бумаге совершалось сколько угодно дел, однако они не имели никакого отношения к действительному положению вещей.
Вышестоящие чиновники при контроле и инспекции нижестоящих учреждений также проверяли их деятельность по бумагам. В результате, частенько и высшие и низшие творили дела только на бумаге. Естественно в таком случае, что “законы издавались, но и преступления совершались. Указы рассылались, но и обман совершался”.

Ради укрепления своей власти Чжу Юаньчжан и все последующие императоры его династии, сурово наказывали чиновников за коррупцию.
В 1369 г. Чиновникам было объявлено:
“Находясь в свое время среди народа, я видел, как окружные и уездные чиновники во многих случаях не помогали народу и как они жадно загребали богатства, охотились за юбками, пили вино и запускали дела. Они были безразличны к страданиям народа и полны ненависти к нему. Ныне надо установить строгие законы и запреты. Если чиновники берут взятки и вредят народу, то ни в коем случае не следует проявлять снисхождение и прощать их”.

Законы не предусматривали амнистии для чиновников, бравших взятки. Ещё Чжу Юаньчжан, решив искоренить коррупцию, сказал: “Если не устранить это зло, никогда не удастся наладить хорошее правление”.

Кроме того, в 1392 г. было написано “Краткое и важное описание того, как привлечь внимание к коррупции”, которое было издано и распространено в столице и на периферии. Чиновнику, получившему взятку, превышающую 60 лянов ассигнациями, отрубали голову и выставляли напоказ толпе.
Кроме того, существовало наказание в виде сдирания кожи с живого человека. Последнее обычно производилось слева от окружного или уездного здания ямэня, в храме Земли, который также назывался кожеобдирательным храмом.

В некоторых ямэнях сбоку от кресла начальника стояло чучело человека, набитое рисовой соломой и называвшееся “на обозрение и страх чиновникам”, чтобы они не совершали дурных дел.

Чиновникам на местах при назначении в другую местность выдавались деньги на расходы в пути, а членам их семей – материал на одежду. Когда они прибывали на аудиенцию к императору, их вразумляли специальным указом: “Поднебесная умиротворена недавно, и народу трудно с деньгами. Он как птенец, только учащийся летать, и как недавно посаженное деревце. Так не выдергивайте перьев из этого птенца и не задевайте корня этого деревца”.

Однако даже самые суровые наказания за коррупцию, коррупцию все же не была искоренили. Вот слова принадлежащие самому Чжу Юаньчжану:



“Местные чиновники в Чжэси, которые совершают преступления, нанося вред народу при сборе налогов, очень похожи на тигров и волков. Например, собирая осенний продовольственный налог в перерасчете на деньги, чиновники приравнивают 1 дань риса к 2 гуаням ассигнаций, мошенничают при установлении имен и категорий налогоплательщика и требуют с него 100 вэней денег на доставку груза по воде, 300 вэней на перевозку на повозке и 100 вэней на харчи для перевозчиков, а на складе еще требуют с него 100 вэней за определение и проверку сортности, 100 вэней на камыш и траву, 100 вэней на бамбуковые корзины и 100 на жертву прибрежным духам и богам. Когда они наносят такой вред народу, как можно прощать их преступления!”

Взимание продовольственного налога в денежном исчислении когда-то было удобной для населения мерой. Выплачиваемые ассигнациями налоги в отличие от налога зерном не требовали затраты больших сумм на перевозку, камыш и бамбуковые корзины.
Но местные чиновники, как и при перевозке зерна, по-прежнему продолжали обирать крестьян, дополнительно взимая с них различными способами до 500 вэней, что составляло около 50% стоимости налога после перерасчета.

Года с 1368 по 1398 гг. были самым пиком войны с коррупцией, когда было казнено наибольшее число чиновников-взяточников и казнокрадов. Но коррупция существовала, как и прежде. Она определялась существующим строем страны, укладом жизни.
В дальнейшем, хотя борьба с недобросовестными чиновниками и была продолжена, смертная казнь была постепенно заменена исправительными работами. Так, казнокрады, по крайней мере, могли хоть немного возместить стране убытки, нанесенные их деятельностью.


Автор компиляции – Мэлфис К., цифры и факты взяты из «Жизнеописания Чжу Юаньчжана» (1328—1398 гг.)


Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
 
 
Также вас может заинтересовать:

Интересное

Из сасанидской “Книги установлений”
Шлем викинга???

Наверх