Сайт рекомендован для аудитории 16+

Орден тамплиеров в Святой земле



Военное могущество ордена Храма

Основы своего могущества и авторитета Орден заложил в Палестине. Именно там, вдалеке от родины, тамплиеры снискали славу лучших воинов Европы.
Там же им было суждено испытать горечь утрат и боль поражения. Хотя временем основания братства храмовников принято считать 1118—1119 гг., свидетельства об активных военных действиях тамплиеров в качестве самостоятельной военной силы относятся только к 1138 г., когда рыцари во главе с магистром Робером де Краоном приняли участие в битве при Такуа.
По поводу столь продолжительного информационного пробела существует масса гипотез, но, возможно, рыцарей попросту было так мало, что о них не считали нужным даже упоминать.

орден тамплиеров в бою

В период Второго крестового похода (1147—1148 гг.) тамплиеры были уже в гуще событий.

24 июня 1147 г. Великий магистр Ордена — Робер де Краон — вместе с Великим магистром госпитальеров — Раймондом де Пюи — присутствовал на совете руководителей крестоносцев.Людовик VII обрел в лице храмовников надежных союзников.
Во время перехода через ущелье в направлении Лаодикеи крестоносное войско попало в засаду. В рядах европейцев стала распространяться паника, король был в полном замешательстве и готовился проститься с жизнью.
Ситуацию спасли тамплиеры. Новый Магистр Ордена — Эврар де Бар — и его приближенные, взяв инициативу на себя, организовали отпор туркам. Под ударами храмовников и опомнившихся французов противник вынужден был отступить. Как уже говорилось, Людовик VII до конца дней своих будет питать к Ордену чувства признательности и уважения.

Тамплиеры никогда не были просто составной частью крестоносных сил на Востоке. У храмовников, как, впрочем, и у госпитальеров, всегда был свой взгляд на вещи.
Дело в том, что для военно-монашеских орденов Палестина была не абстрактным сосредоточением святых для христианина мест, которые требовалось освободить от присутствия иноверцев в ходе единовременной акции.

Палестина для них являлась местом постоянного пребывания и несения службы, местом, где находились их обширные владения и главная резиденция. Эта земля для многих стала вторым домом.
Естественно, что тамплиеры более других крестоносцев понимали всю сложность ситуации на Востоке. Они вынуждены были не только выполнять функции бойцов, но и пытаться жить в условиях вражеского окружения.
Крестоносцы приходили и уходили, а рыцари-монахи оставались лицом к лицу с постоянной угрозой уничтожения. У них не было возможности уйти, ведь их присутствие в Святой Земле не ограничивалось каким-либо сроком. В связи с этим рыцари становились неплохими дипломатами и нередко находили союзников среди врагов.

От Такуа-До Египта

Середина XII столетия — период, когда военно-монашеские ордена обратились к тактике создания сети неприступных крепостей. Первой из них для храмовников стал Сафет в Галилее, на родине Христа.

Тамплиеры мечтали превратить в свой оплот город Аскалон. Расчетливые монахи надеялись, что этот торговый египетский порт не только станет надежным щитом южных рубежей христианских владений на Ближнем Востоке, но и принесет Ордену значительный доход. Они убедили очередного иерусалимского короля предпринять в 1153 г. поход против этой твердыни.

Город был хорошо укреплен, его стены защищал многочисленный гарнизон. 13 августа осажденные подожгли осадные машины штурмующих, и король Балдуин III готов был снять осаду. Упорствовали лишь тамплиеры, которым помогло чудо.
Ночью переменился ветер, и огонь с пылающих остовов осадных сооружений перебросился на стены укрепления. Потушить пожар не удалось, а на рассвете горевший участок стены рухнул.
Великий магистр Бернар де Тремеле вместе со своими воинами бросился к пролому. Вместо того чтобы обеспечить быстрый доступ в город всем крестоносным силам и тем самым окончательно подавить сопротивление осажденных, Тремеле и его свита пропустили внутрь крепости только орденский отряд общей численностью в сорок всадников.
Те двинулись по улицам, тесня турок, которые, впрочем, быстро пришли в себя. Тамплиеры были окружены и перебиты. Победа ускользнула из рук крестоносцев, а тела смельчаков-храмовников долго украшали крепостные стены.



Мы никогда не узнаем, чем руководствовался Великий магистр, принимая столь безрассудное решение: сам он погиб, а свидетельских показаний история не сохранила.
Оппоненты Ордена утверждают, что рыцари пошли на это безрассудство, ослепленные яростью и жаждой наживы. Не исключено, что так оно и было.
Со временем грех корыстолюбия глубоко укоренился среди храмовников наравне с гордыней и склонностью к интригам.
Трусами они не были: поражение под Аскалоном — лишнее тому подтверждение. Ни одно крупное столкновение в Святой Земле не обходилось без участия этих мужественных воинов.

В июне 1157 г. тамплиеры прикрывали отступление войск короля Балдуина III в ходе сражения с войсками эмира Мосула.

В 1162 г. они приняли участие в походе на Египет. Воспользовавшись ситуацией, Нуреддин осадил Антиохию и крепость Харим. Войска франков вынуждены были развернуться и в спешном порядке двинуться на помощь осажденным. Понеся значительные потери, тамплиеры деблокировали Харим. Известие о подходе войск иерусалимского короля заставило Нуреддина отказаться от попыток захватить Антиохию.

Со смертью в 1174 г. короля Иерусалима Амори II для владений франков в Палестине наступили тяжелые времена. Престол перешел к прокаженному тринадцатилетнему мальчику — Балдуину IV.
Превозмогая свой смертельный недуг, этот мужественный юноша находил в себе силы заниматься государственными делами.

Политическая напряженность в регионе нарастала. У франков появился сильный и жестокий противник в лице султана Египта Салах ад-Дина.
Бывший мамлюк, этот талантливый полководец в 1177 г. объявил против иноверцев-христиан джихад.

Дело осложнялось внутренними раздорами, участие в которых приняли и госпитальеры с тамплиерами. Конфронтация между орденами дошла до открытых вооруженных столкновений.

В 1170 г. Великим магистром Ордена Храма стал Одон де Сент-Аман — смелый до безрассудства авантюрист.
Гийом Тирский, и без того мало симпатизировавший Ордену, писал о нем как о человеке, «из ноздрей которого вырывалась ярость, не боявшемся Бога, не уважавшем людей».

В 1172 г. люди Сент-Амана перерезали послов короля к главе секты ассасинов — Старцу Горы, который предложил Иерусалиму союз против Салах ад-Дина.
Когда король потребовал выдать убийц, магистр ответил решительным отказом. Сент-Аман не питал иллюзий по поводу перспектив союзов с радикальными исламскими сектами и действовал на свой страх и риск так, как считал нужным.
Он предпочитал рассчитывать только на собственные силы: вскоре после вторжения султана Египта ему удалось убедить короля неожиданно напасть на превосходящее войско противника близ городка Лидда.
Отряду, в составе которого сражались восемьдесят тамплиеров, посчастливилось рассеять вражеское войско.

Впрочем, для Салах ад-Дина кампания 1177 г. была пробой сил или разведкой боем. Он не стал продолжать военные действия, а предложил мир.
Балдуин согласился: несмотря на тяжелые условия, он надеялся на поддержку западных христианских государств. По соглашению крестоносцам было запрещено отстраивать разрушенные и возводить новые крепости.

Однако тамплиеры пренебрегли запретом: по приказу Сент-Амана и с молчаливого согласия короля на Броде Святого Иакова они возвели крепость. Реакция султана была молниеносной.
Внезапным ударом форт был стерт с лица земли, а гарнизон уничтожен; сам Великий магистр, вместе с несколькими ранеными рыцарями, попал в плен. За его освобождение правитель Египта потребовал огромный выкуп. Гордый тамплиер отказался.

Верный орденскому братству, он не пожелал воспользоваться шансом, которого были лишены его товарищи по несчастью. Обрекая себя на смерть, Одон де Сент-Аман заявил: «Тамплиер может предоставить в качестве выкупа только свой пояс и боевой кинжал».
После его смерти (1180) магистерство — уже в преклонном возрасте — принял Арно де Ла Тур Руж, и в 1184 г. его сменил фламандец Жерар де Ридфор.
Его избрание стало непростительной ошибкой орденского руководства. На Ридфоре лежит значительная доля ответственности за потерю Иерусалима.

Весной 1187 г. Салах ад-Дин вновь повел своих воинов в поход против франков. Египетское войско было как никогда велико: о каком-либо контрнаступлении не могло быть и речи.
Тем не менее, Ридфор, имея в распоряжении отряд в 138 человек, решил внезапно атаковать противника у Крессонского источника, что близ Назарета.

Великий маршал Жак де Майи, пытавшийся предотвратить трагедию, был обвинен в трусости. Произошла перепалка, в ходе которой бывалый воин, предчувствуя исход битвы, бросил: «Я умру перед лицом врага как честный человек. Это Вы повернете поводья как предатель!».
В сущности, так и произошло. Жак де Майи разделил участь большинства воинов. Его бездыханное тело нашли на поле боя. Что касается Ридфора, то он бежал в сопровождении двух рыцарей, покрыв себя позором.

Салах ад-Дин продвинулся к Иерусалиму. На пути у египтян встала крепость Тивериада.
В тяжелый дневной зной Ридфор убедил короля совершить марш-бросок к осажденному городу. Изнуренных жаждой крестоносцев египтяне встретили близ селения Хаттин.
Франки вновь потерпели сокрушительное поражение, понеся значительные потери. Военно-монашеские ордена были обескровлены. Тамплиеры потеряли двести тридцать человек, в результате чего, как свидетельствует современник, Орден «почти обезлюдел».

Дорога на Иерусалим была открыта. Защищать город было некому. Султан потребовал выкуп. Огромная сумма не была внесена в полной мере: отчасти это произошло по вине военно-монашеских орденов, которые располагали достаточными средствами.
В итоге 11 тысяч человек оказались в рабстве. Остальных тремя потоками вывели из города, причем Салах ад-Дин разрешил им забрать с собой наиболее ценную часть имущества.

Продолжением катастрофы стало падение целого ряда крепостей: были потеряны Сафет, Тортоза, Газа.
Примечательно, что в это же время султан освободил Жака де Ридфора, взяв с того клятву впредь не обнажать меча против мусульман. Клятву де Ридфор нарушил, возглавив сопротивление Тортозы. Возможно, совесть не оставляла в покое незадачливого магистра и он искал смерти на поле брани.
Смерть настигла его под стенами Акки в 1189 г., когда крестоносцы одновременно должны были и осаждать город, и сопротивляться подошедшим войскам султана.

Лучшие войны Европы

В ходе тамплиеры неоднократно подтверждали статус лучших европейских воинов.

7 сентября 1191 г. они отличились вбитве под Арсуфом. Затем, во время марша к Аскалону, они буквально спасли крестоносное войско от полного разгрома.
Двигаясь вдоль морского побережья, оно было неожиданно атаковано. Тамплиеры сумели быстро перестроиться и отразить нападение. Хронист по этому поводу записал, что рыцари Храма сражались дружно, «как братья от одного отца».

Третий крестовый поход окончился неудачно. Франки потеряли крепость Аскалон, а король Ричард в одежде тамплиера вынужден был тайно отправиться на родину.

За крестоносцами остались владения на севере Палестины, о былой мощи приходилось лишь вспоминать. Но тамплиеры не собирались опускать руки.

В 1218 г. после неудачного штурма горы Фавор храмовники, по приказу Великого магистра Гийома Шартрского, сооружают на подступах к Хайфе, у мыса Атлит, Замок Паломника.
Ускоренными темпами была возведена сеть укреплений на севере Сирии. Между Тортозой и Триполи поднялись стены крепостей Блан, Крак и Архейм. К началу 1244 г. рыцари закончили восстановление Сафета.

Интенсивное возведение крепостей призвано было компенсировать малочисленность Ордена. К началу XIII в. он имел на Ближнем Востоке три сотни конных воинов — силу серьезную, но для действий против турок недостаточную.
В таких случаях рыцари старались достойно встретить врага. Жак де Витри, епископ Акки, характеризовал поведение тамплиеров в бою так:
«По приказу своего командира они вступали в бой и продолжали биться отважно и смело, сохраняя боевой порядок и не поддаваясь искушению вступить в беспорядочную схватку с противником, так что, первыми начав битву, отступали последними … вот почему они вызывали такой ужас у врагов веры Христовой — ведь они в одиночку способны были выступить против тысячи, а вдвоем могли преследовать десять».

Недостаток людей, способных владеть оружием, превратился в постоянную проблему для палестинских крестоносцев. В середине сороковых годов приток пополнения из европейских орденских командорств на какое-то время пресекся вообще. Это было связано с тем, что значительная часть тамплиеров и иоаннитов пала в Славонии, Венгрии и Польше в боях с монгольскими завоевателями.

В то же время вновь активизировал свои действия Египет. В 1244 г. египетский полководец Бейбарснанес при Газе поражение объединенному войску тамплиеров и госпитальеров.
В составе обоих орденов в живых осталось по двадцать-тридцать человек. В том же году турки захватили Иерусалим.

Надежда затеплилась, когда в августе 1248 г. в дельте Нила высадилась крестоносная армия короля Франции Людовика IX Святого.
Однако уже в феврале 1250 г. в битве при Аль-Мансуре она потерпела сокрушительное поражение от того же Бейбарса. Сам король попал в плен. Крестоносцам пришлось выложить в качестве выкупа впечатляющую сумму: турки потребовали 500 000 ливров. Большую часть этих денег предоставили тамплиеры, но о каком-либо продолжении похода даже мечтать не приходилось.

Запад, утомленный бесперспективной борьбой с мусульманами, которые никого не трогали, был глух к этим крикам отчаяния: монархов и баронов волновали проблемы собственных государств.
Надежда на помощь из-за моря слабела год от года. Положение крестоносцев продолжало ухудшаться. К 1265 г. под ударами Бейбарса тамплиеры оставили Цезарею, Сафет, Бофор и Гастен, сдали Антиохию и Арсуф.

В 1289 г. султан Килавун, заклятый враг крестоносцев, двинулся в поход. Первой жертвой должен был стать город Триполи.

Де Боже, получивший от своих лазутчиков сведения о продвижении противника, спешно послал гонца к триполитанцам. Те подняли посланца на смех. Не поверив в близость смертельной угрозы, они поплатились за свою беспечность.
В марте 1289 г. турки ворвались в крепость, преодолев сопротивление защитников. В городе началась резня. Кто мог — бежал в порт. Воины духовно-рыцарских орденов пытались сдержать натиск противника. Благодаря их мужеству сотни мирных жителей спаслись, погрузившись на торговые суда.

Последние защитники Акки

Ценой огромных усилий крестоносцам удалось заключить перемирие, но воспользоваться им они не сумели.
Весной 1291 г. прибывшие из-за моря добровольцы перебили в порту Акки купцов-мусульман. Катастрофа стала неизбежной.
Наследник Килавуна — Малек ал-Эссераф во главе пятнадцатитысячного войска, оснащенного множеством осадных машин, двинулся к городу. Некоторые хронисты, говоря о турецком войске, называют другую цифру: 60 000 кавалеристов и 160 000 пехотинцев.
Осада Акки (Акры) длилась почти полтора месяца. Силы защитников были невелики: 700 рыцарей и 13 000 сержантов. Сорокатысячное мирное население могло надеяться только на них и на Бога.

В этом последнем трагическом акте крестоносной эпопеи давние конкуренты — госпитальеры и тамплиеры — сплотились как никогда. Де Боже стал душой сопротивления, но был смертельно ранен.
После смерти Гийома де Боже командование перешло к маршалу ордена Пьеру де Серви. Как и в Триполи, рыцари попытались эвакуировать мирное население в порт и посадить на торговые суда, но мест для всех не хватало. Ворвавшиеся в город турки не щадили никого.

«Как страшно было видеть плачущих дам, горожанок, монахинь и других людей, с детьми в отчаянии бежавших по улицам к морю, чтобы спастись; попадавшиеся навстречу сарацины хватали кто мать, кто ребенка, разлучая их, или мать уводили, а ребенка бросали на землю под ноги лошадей; были и беременные женщины задавленные в толпе… Сарацины всё поджигали, и казалось, что пылает вся земля».

Некоторые из тех, кому не нашлось места на кораблях, нашли пристанище в Древней башне, возвышавшейся, словно скала, над побережьем. Башня стала последним рубежом обороны тамплиеров.
После того как пал город, храмовники еще десять дней продержались в этом месте. Султан, желая избежать лишних потерь среди своих людей, пообещал им жизнь и полную свободу передвижения, если они прекратят сопротивление.
Измотанные длительной борьбой рыцари приняли предложение. Вместе с женщинами, детьми и стариками они покинули укрепление. Дальше события развивались стремительно.

«Сарацины, увидев множество народа, пожелали схватить понравившихся им женщин, чтобы их обесчестить, и тогда христиане, не в силах это снести, схватились за оружие».
Множество турок было перебито. Храмовники снова заперлись в башне, приготовившись дорого продать свои жизни.
Малек ал-Эссераф, сдержав гнев, снова повторил свое предложение. Произошедшее он объяснил как недоразумение.

Де Серви поверил обещанию и согласился вести переговоры о капитуляции. Вместе с несколькими воинами он покинул башню, чтобы встретиться с султаном. В башне остались раненые и мирные люди. Маршал не подозревал, что его ждет западня.
Когда тамплиеры оказались в турецком лагере, султан распорядился схватить их и отрубить головы. Лишив защитников башни руководителя, турки пошли на штурм.
Раненые воины сопротивлялись как могли, но гибли под ударами превосходящего противника. Во время штурма в башне начался пожар, опоры не выдержали, и огромное сооружение рухнуло, похоронив под обломками вместе с защитниками около двух тысяч турок.

Живыми из Акки ушли только десять тамплиеров: они нашли убежище в командорстве на Кипре.
Почти одновременно с разорением Акки пали и другие крепости. Все крестоносные владения в Палестине перестали существовать. Началось падение Ордена Храма


Источник — Нет сведений
Выложил — Мэлфис К.