Крестоносцы направляются в Святую землю

Крестоносцы покидают Европу

Немецкие крестоносцы должны были соединиться в Регенсбурге, а французские – в Меце. Дороги к этим двум городам в продолжение нескольких месяцев были заняты пилигримами.

Движение войск происходило в порядке, в обстановке второй священной войны было более правильности и согласования, чем прежде. Ничто не внушало предчувствия несчастий, которые таились в будущем.

Пожертвования оказались очень значительными, но все-таки недостаточными для содержания большой армии. Людовик VII был принужден прибегнуть к займам и новым налогам. Петр Достопочтенный, присоединившийся к св. Бернару, чтобы воспрепятствовать преследованию иудеев, был, однако, того мнения, что можно отнять у них богатства, нажитые ростовщичеством и даже святотатством. Он посоветовал французскому королю заставить иудеев принять участие в издержках для похода, и по всему можно предполагать, что советы аббата Клюнийского не остались напрасными.

крестовый поход. Людовик VII и Конрад III

Духовенство, в свою очередь, также поплатилось значительным налогом – оно обогатилось во время Первого Крестового похода, но второй обошелся ему довольно дорого. Налогов не миновали ни ремесленники, ни земледельцы, и это возбудило ропот, не совсем благоприятный для поддержания энтузиазма к священной войне.

Наконец папа Евгений III лично вручил Людовику VII знаки его паломничества: котомку и посох. Затем король, в сопровождении королевы Элеоноры и большей части своего двора, собрался в путь. Он плакал, прощаясь и обнимая аббата Сугерия, который также не мог удержаться от слез. Армия французская, состоявшая из 100.000 крестоносцев, выступила из Меца, перешла через Германию и направилась к Константинополю, где должны были присоединиться к ней прочие отряды Креста.

Со своей стороны, и император Конрад, совершив венчание своего сына королем Римским и поручив управление страной мудрости аббата Корбейского, выступил из Регенсбурга во главе многочисленного войска

Коварство Византийцев

Мануил Комнин, внук Алексея I, занимал в то время константинопольский престол. С большим искусством, чем его предок, держался он той же скрытной и коварной политики в отношении франков. Во время Первого Крестового похода византийский император, встревоженный успехами мусульманского оружия, вел себя пристойно по отношению к латинянам, но со времени побед армии Готфрида, когда греческой столице нечего было опасаться турок, Мануил Комнин уже не так тщательно прикрывал свою ненависть к латинянам.

Неприязненные чувства греческого императора усиливались еще и тем распространенным тогда повсюду мнением, что западные воины замышляют овладеть Константинополем. Едва только армия Конрада вступила во владения Мануила, как ей уже пришлось испытать недовольство греками. Оба императора отправили друг к другу послов, и на коварство греков латиняне отвечали насилием. В Никополе и Адрианополе разыгрались кровавые сцены.



Мануил и Конрад, оба – наследники разрушившейся Римской империи, со стороны имели одинаковые притязания на верховную власть. В то же время, со стороны византйиского императора, Конрад был всего лишь неотесанным варваром, а Мануил, с точки зрения Конрада – продажным главарем банды торгашей.

Церемониал свидания между ними возбудил продолжительные споры. Наконец было решено, что оба императора, верхом на лошадях, приблизятся друг к другу, чтобы обменяться братским поцелуем.

Ненависть греков не переставала преследовать германцев в продолжение всего времени, пока они совершали переход через владения империи. Отставших от армии попросту зарезали. К муке, доставляемой крестоносцам, примешивали известь. Мануил Комнин ввел в употребление фальшивую монету, которой расплачивались с крестоносцами, когда покупали у них что-нибудь, и которой не принимали от них, когда им приходилось расплачиваться с греками, и таким образом германцы шли до самой Малой Азии.

Армия французская, прибывшая в Константинополь после германской, выказала более умеренности и дисциплины, однако трения были и с ними. Мануил употребил хитрость – распустив слухи, об успехах германских крестоносцев, уже переправившихся на другой берег, он спровоцировал дух соперничества французов и те, больше не задерживаясь в опасной близости от византийской столицы, быстро перебрались на другой берег пролива и вступили в Азию.


Источник – Компиляция на основе книги Жозефа Мишо, “История крестовых походов”, и других материалов находящихся в свободном доступе 
Выложил – Мэлфис К.


Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
 
 
Также вас может заинтересовать:

Интересное

Реконструкция одного кошелька
Древний Рим. Прически, украшения, косметика

Наверх