Итоги Пятого Крестового похода

Распри из-за византийского наследства

Вместо того, чтобы найти повсюду подчиненные народы, новоявленные хозяева земель бывшейВизантийской империи, повсюду встречали врагов, с которыми приходилось вступать в битву. Им приходилось завоевывать то, что им было дано, и в довершение несчастья между ними стали возникать такие же раздоры, как и между побежденными ими.

Император Балдуин, посетив Фракию во главе своих отрядов, захотел вступить как властелин и в Фессалоникское королевство, несмотря на просьбы и сопротивление Бонифация Монферратского, эта распря, превратилась в большую ссору, которая довела противников до открытой вражды.

Энрико Дандоло, граф Блуаский, и главные вожди приняли тогда на себя посредничество между воюющими сторонами. Новый император и король Фессалоникский не могли сопротивляться голосу самых знаменитых своих товарищей, которые убеждали их именем Иисуса Христа и Крестового похода и ради их собственной славы и империи, основанной общими силами.

Наконец, оба государя подчинились окончательно доводам баронов, поклялись не поддаваться более коварным внушениям и обнялись в присутствии войска.

Восстановив мир между Балдуином и Бонифацием, бароны продолжали проходить по провинциям для подчинения их своей власти.

Графу Людовику Блуаскому, получившему Вифинию, пришлось вступить с битву с воинамиЛаскариса. Никомедия и многие другие города открыли перед ними свои ворота, все прибрежные местности Пропонтиды и канала св. Георгия, с одной стороны до горы Олимпа, а с другой стороны – до устья Понта Эвксинского, подчинились владычеству французских рыцарей.

Генриху Геннегаутскому поручено было подчинить азиатский берег Геллеспонта от Эсепа и Граника до порта Адрамитского и древнего мыса Лектоса.

Брат Балдуина и его товарищи без затруднения утвердили власть латинян в местности по соседству с Идой. В то же время новый король Фессалоникский или Македонский продолжал завоевание Греции. Его войско выступило в Фессалию, перешло через горы Олимп и Оссу и овладело Лариссою.



Бонифаций со своими рыцарями перешли через Фермопильский перешеек и добрались до Беотии и Аттики. Между тем как маркиз Монферратский овладевал прекраснейшими странами Греции, Готфрид де Виллегардуэнь, племянник маршала Шампаньского, заставлял признавать законы франков в Пелопоннесе.

В Греции, подчинившейся военным феодальным обычаям, появились знатные владетели: Аргосский, Коринфский, вассалы Фивские, герцоги Афинские, князья Ахейские.

Восстание покоренных народов

Однако же новая империя, едва побежденная, склонялась уже к своему падению. Победители, лишив греков достояния, не захотели оставить им их верований, нравов и обычаев – они думали, что меч победителя достаточен для охранения их могущества.

Латиняне не удостаивали даже принимать детей Греции в свои войска и довели их, таким образом, до отчаяния. Император Балдуин не удовольствовался тем, что относился к грекам с полным презрением, он пренебрег и более могущественными соседями – болгарами, оттолкнул их как союзников, не имея, однако же, достаточно сил, чтобы обращаться с ними как с врагами. В византийцах, притесняемых таким образом и доведенных до крайности, проснулось наконец утраченное мужество.

Составился обширный заговор, в котором приняли участие все, кому рабство сделалось невыносимым, и болгары, презираемые латинянами, стали естественными союзниками всех вооружившихся против владычества франков. По условному сигналу восстала вся Фракия. На стенах Адрианополя, Дидимотики и многих других городов появились флаги восставших греков или варваров, привлеченных надеждою военной добычи.

По берегам Геллеспонта и Пропонтиды не было ни одного места, которое не служило бы полем гибельной битвы. Латинские воины выступили со всех сторон навстречу неприятелю и защищали теперь остатки новой империи, но никакие усилия их не могли уже отвратить великих бедствий, и сам император Балдуин, попал в руки болгар.

Поражение и плен императора распространили отчаяние между латинянами. Множество рыцарей, шокированных таким оборотом дел, поспешили возвратиться на венецианских судах на Запад, чтобы объявить о гибельном положении Латинской империи.

Крестоносцы не могли больше остановить успехов греков и болгар и опасались нападения их на самую столицу. Епископ Суассонский и многие бароны и рыцари были посланы в Италию, Францию и Фландрию печальными вестниками гибели империи. В церквях оплакивали несчастья Византии, как в прежнее время оплакивали бедствия Иерусалима, но проповеди и воззвания к народу были безуспешны.

Обращались к папе с просьбою разузнать о военнопленном императоре, болгарский король ограничился ответом, что “освобождение пленного монарха уже не во власти смертных”. Генрих Геннегаутский получил тогда печальное наследие своего брата и короновался среди общей скорби народа.

Вскоре латинянам пришлось оплакивать смерть Дандоло, которому суждено было видеть в последние минуты жизни быстрое падение основанной им империи. Большинство вождей Крестового похода погибли в битвах. Бонифаций получил смертельную рану в одной из экспедиций против жителей Родопских гор.

О наследстве его возникли споры между крестоносцами, и Фессалоникское королевство, которое успело заявить себя с некоторым блеском в свое недолгое существование, исчезло в смутах войны междоусобной и войны с иноземцами.

Итоги Пятого Крестового похода

Участники Пятого Крестового похода, так и не сделали ничего для освобождения Иерусалима, о чем они постоянно упоминали в письмах к папе. Византия, подчинившись оружию крестоносцев, вместо того, чтобы быть воротами к Святой земле, стала только препятствием на нем.

Европа которая до этого времени должна была поддерживать христианские колонии в Сирии, теперь вынуждена была поддерживать еще одну колонию, уже на берегах Босфора, а энтузиазма к Крестовым походам, который становился все слабее, уже недоставало для этого.

Фландрия, Шампань и большая часть провинций Франции, пославшие своих лучших воинов, бесплодно пожертвовали своим народом и своими богатствами на завоевание Византии. Можно сказать, что французы не выиграли в этой войне ничего, кроме той славы, что дали на одну минуту Константинополю властителей, а Греции – феодальных владетелей.

Одна Венецианская республика извлекла выгоды из этой войны: посредством покорения Византии она распространила свое могущество и свою торговлю на Восток. Венецианские крестоносцы под знаменем Креста никогда не переставали вести борьбу ради интересов и славы своей страны.

Три года спустя после взятия Константинополя венецианский сенат издал декрет, которым разрешалось всем гражданам республики завоевывать острова архипелага с правом приобретать в свою собственность покоренные ими страны.

Скоро рядом с герцогами Афинскими, владетелями Фивскими, князьями Морейскими появились князья Наксосские, герцоги Паросские, владетели Микенские, но герцоги и князья архипелага были только вассалами республики, а Венеция умела извлекать пользу из доблести и честолюбия своих граждан и воинов.


Источник – Компиляция на основе книги Жозефа Мишо, “История крестовых походов”, и других материалов находящихся в свободном доступе 
Выложил – Мэлфис К.


Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
 
 
Также вас может заинтересовать:

Интересное

Общий подсчет жертв инквизиции в Испании с 1481 до 1820 года
Костюм Золотой орды

Наверх