Битва на Мансурской равнине

Наконец, подкрепление, с графом Пуатьерским во главе, прибыло. Оставалось определить куда пойти – к Каиру или Александрии. Хотя взятие Александрии, стоящей на морском побережье сулило больше выгод, на совете восторжествовало мнение идти на Каир, ведь по меткому выражению Роберта Артуаского, брата короля,”когда хотят убить змею, то следует раздавить ей голову”.

Армия, состоящая из 60 тысяч пехоты и 20 тысяч конницы, наконец, сдвинулась с места и сопровождаемая флотом, шедшим по Нилу, отправилась в путь.

19 декабря 1249 года армия подошла к Ашмунскому каналу и встала лагерем там же, где ранее стояла армия Иоанна Бриеннского. Канал в этом месте была довольно широкий, поэтому переправиться через него было довольно проблематично.

Легкая конница противника мешала постройке переправы, и крестоносцы застряли здесь почти на 2 месяца, пока один из бедуинов не указал им брод, которым французы и воспользовались.

Засидевшимся без дела воякам не терпелось показать себя в деле, поэтому переправившийся авангард армии, под командованием уже упоминавшегося мной Роберта, графа Артуаского, не стал дожидаться, пока вся армия окажется на этом берегу и с ходу атаковал лагерь египтян, овладел им, а затем также сходу взял Мансур.

Тут алчность уже в которой раз подвела крестоносцев – вместо того чтоб закрепить успех и преследовать неприятеля, едва тот обратился в бегство, славные войны Креста, стали грабить город. В этот момент, спрятавшийся до срока, отряд неприятеля напал на зазевавшихся французов, а обращенные в бегство войска, поняв, что враг больше не наседает, да и вообще, перед ними не вся армия, а лишь передовой отряд, перегруппировались и ударили по рыцарям Роберта, перебив их всех.

Воодушевленные успехом, они атаковали и главные силы французов, которые ещё не завершили переправу и следовательно не могли построиться в боевой порядок. Организованный бой превратился в свалку:

“Мы видели Мансур, мы проходили по его тесным и темным улицам, среди которых погибли в бою граф Артуаский, великий магистр ордена тамплиеров, Рауль де Куси, Вильгельм Длинный Меч и столько других храбрецов, захваченных неприятелем в городе; мы проходили по этой обширной равнине, на которую Людовик IX, переправившись через канал, вступил со всеми своими людьми, продвигаясь при великом шуме труб, рогов и рожков”.

Корпус армии, где сражался сам французский король, опирался с правой стороны на Ашмун – здесь сражение было особенно яростным и люди с обоих сторон десятками сыпались в воду канала и тонули, не в силах выбраться. До самого вечера кипел яростный бой, пока наконец, обессилев, мусульмане отступили, но христиане, обессиленные не меньше, уже не могли их преследовать.



У победителей не было особых поводов для радости – хотя мансурская равнина осталась за ними, но какой ценой далась эта победа – погибли храбрейшие из рыцарей Франции и почти полностью был выбит отряд тамплиеров.

Напротив, у проигравших, не было повода печалиться – хотя и вынужденные отступить, они, тем не менее, остановили врага, врага которого ещё вчера считали непобедимым.

Конец наступления на Каир

Наутро после сражения, египтяне атаковали лагерь крестоносцев. Рыцари были взяты, что называется “тепленькими”, тем более, многие из них были ранены ещё накануне. Ожесточенное сражение закипело по всему периметру лагеря. Мусульманам сперва сопутствовал успех – был захвачен в плен сам Граф Пуатьерский (правда почти сразу же освобожден), но вскоре инициатива перешла к крестоносцам, которые отбили все атаки и второй раз обратили египтян в бегство.

Хотя победа вновь была отдана в руки крестоносцев, это скорее была победа “по очкам” – в создавшихся условиях, продолжать наступление на Каир было немыслимо. Вскоре в лагере крестоносцев начались болезни, в первую очередь цинга и дизентерия.

Положение их было настолько жалким, что мусульмане даже перестали устраивать нападения на лагерь – они понимали, что в условиях, в которые попали крестоносцы, голод и болезни сделают своё дело лучше мечей и стрел. В довершение к этому, египетский флот блокировал Нил и армия Людовика IX оказалась в полной блокаде.

Отступление и разгром крестоносной армии

Силы крестоносцев таяли с каждым днем, и руководители армии не помышляли больше ни о чем, как только о мире. Негемэддин к тому времени умер, а султаном Египта стал его сын – Альмодам.

Альмодам соглашался разменять Дамиетту на Иерусалим, как предложили вожди крестоносцев, но с одним условием – в качестве заложника в Египте должен остаться сам Людовик IX. Король Франции к этому времени был готов согласиться на всё, но его приближенные отказались от этой авантюры и переговоры были прерваны.

Отступив с мансурской равнины в старый лагерь, в надежде на исправление ситуации, крестоносцы 5 апреля 1248 года вынуждены были начать отход к Дамиетте, так как голод и болезни приобрели уже угрожающий характер. Женщины и дети, а также раненые были посажены на корабли, а те кто мог держать в руках оружие, пошли по суше.

Уходить пришлось ночью, и отступление это в своей беспорядочности и дезорганизации больше напоминало бегство. К чести Людовика, который и сам едва держался в седле, стоит заметит, что на предложение отправится в путь на судне, он ответил “лучше умереть, чем покинуть свой народ”.

Отступление крестоносцев не осталось незамеченным. Едва войско Людовика IX снялось с места, египтяне перешли реку вброд и устремились следом. Ночная погоня разбилась на череду небольших стычек и сражений и всюду крестоносцы натыкались на стрелы и копья египтян, которым эти места были отлично знакомы даже во тьме ночи.

На рассвете, остатки крестоносной армии были окружены мусульманами, и у них не осталось другого выбора, кроме как сдаться на милость победителя. Продолжал сражаться только небольшой отряд храбрецов, прикрывающий Людовика IX, который был в таком изнеможении от усталости и болезни, что казалось, будто он умирает. Однако как не храбры были рыцари Франции, силы были не равны, поэтому через какое-то время и они сделались добычей египетского войска.

Интересно, что в некоторых источниках есть такой рассказ, больше правда напоминающий анекдот – после пленения короля и армии, мусульмане появились у ворот Дамиетты с оружием и с знаменами франков, полагая, что защитники купившись на обман, сами откроют ворота. Однако фокус не прошел – стража заметив смуглые и бородатые лица мнимых “французов”, встретила их стрельбой.

Источник: по книге Жозефа Мишо “История крестовых походов” с использованием материалов находящихся в свободном доступе
Автор компиляции: Мэлфис К.


Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
 
 
Также вас может заинтересовать:

Интересное

Япония в средние века. Женщина-самурай
Женский костюм Древней Греции

Наверх