Сайт рекомендован для аудитории 16+

Вооружение скифов эпохи «Великой Скифии» (V — III вв. до н.э.)



Вооружение скифов эпохи "Великой Скифии"В наступательном вооружении скифского всадника, даже в период расцвета Скифии, существенных изменений не произошло. Из его арсенала практически исчезает такое редкое оружие, как чекан, топоры встречаются эпизодически, преимущественно в лесостепных районах.

Основным оружием, как и в древности, остается лук. Единственный более-менее сохранившийся экземпляр составного, обмотанного корой лука, обнаруженный в Трехбратнем кургане, относится именно к рассматриваемому времени.

Для периода расцвета Великой Скифии у нас имеются значительно более полные данные для реконструкции горитов. Серебряные и золотые обкладки горитов царских луков найдены в кургане Чертомлык, Солоха, Карагодеуашх и других. В курганах V в. до н. э. также найдены «ворварки» — большие золотые предметы в форме усеченного конуса. Весьма возможно, что они также украшали внешнюю поверхность горита. Как уже говорилось, горит представлял собой деревянный футляр, обтянутый снаружи кожей. В одном случае зафиксирован горит, покрытый снаружи мехом. Найден также горит из бересты, армированный железными прутьями.

На внешней поверхности горита могли помещаться бронзовые или золотые украшения, большие золотые пластины, украшавшие внешнюю сторону горита, обнаружены только в самых богатых захоронениях. Та сторона горита, к которой прилегал лук, имела выгнутую форму, противоположная ей сторона, где располагалась тетива, была прямой. В верхней части горита с этой стороны мог быть небольшой выступ, дополнительно прикрывающий тетиву от повреждений. Дно горита, как об этом свидетельствуют находки обкладок дна из драгоценных металлов, могло быть продолговатой «грушевидной» или круглой формы. На дне ясно видна рельефная линия, демонстрирующая разделение горита на две части — внутреннюю для хранения лука и внешнюю для стрел. Чтобы обеспечить быстрое вынимание стрел из горита, на его внешней поверхности делался специальный вырез. Судя по сохранившимся изображениям и деталям погребений, горит носился на поясе слева, что, в свою очередь, вынуждало прикреплять меч с правой стороны.

Не совсем ясен вопрос об использовании колчанов скифскими лучниками. При раскопках ряда захоронений отмечено присутствие кожаных мешочков с наконечниками стрел, которые вполне могли быть остатками колчанов. Однако они интерпретируются и как запасной комплект наконечников. Не исключено, что колчаны применялись знатными скифскими всадниками только для хранения запасного комплекта стрел и периодического пополнения ими горита. Впрочем, находки остатков колчанов, украшенных золотыми бляшками или вышитых бисером, свидетельствуют о том, что многие знатные скифы также отдавали предпочтение колчанам, а не горитам.

Существенным образом изменяется форма наконечников стрел. Большинство из них становится трехгранной формы с утопленной внутрь наконечника втулкой. Концы граней иногда заканчиваются острыми шипами. Также сохраняются трехлопастные наконечники. Иногда при литье на внешней поверхности наконечников делались специальные метки, вероятно, для определения хозяина стрелы. Железные наконечники получают более-менее широкое распространение только с IV в. до н. э., преимущественно на Нижнем Дону. До самого конца скифской эпохи лук остается самым распространенным оружием скифов.

Изменение затрагивают и основное оружие ближнего боя — копье. На смену лавро-листным наконечникам приходят более вытянутые к острию остролистные, видимо, эффективнее поражавшие покрытых доспехом воинов. Длина таких наконечников колеблется в пределах 30-55 см, хотя некоторые экземпляры достигают 70 см! Иногда они имеют посредине ярко выраженное ребро жесткости. Зафиксировано также одно копье четырехгранной формы, напоминающее пику, появление которого, возможно, связано с греческим влиянием на скифское вооружение. Длина копий, похоже, не меняется. Ее можно зафиксировать по находкам подтоков, находившихся на нижнем конце древка. Обычно они изготавливались из свернутого листа железа, на Среднем Дону были распространены поджатые в нижней части «рюмкообразные» подтоки. На наконечники скифских копий и дротиков надевались специальные чехлы, которые, по всей видимости, изготавливались, как и ножны, из дерева и кожи. Найден бронзовый литой наконечник такого футляра, кроме того, есть фрагменты свернутых железных пластин, расположенных на наконечниках копий, которые, по всей видимости, также являлись деталью этих своеобразных «ножен».

оружие скифов

Довольно редко в скифских погребениях встречаются дротики. Это скорее всего связано с тем, что для метания могли использоваться и сами копья, которые часто находятся в погребениях в нескольких экземплярах. По размерам древка дротики совершенно не отличаются от копий и могут оснащаться железными подтоками. Скифские дротики обладали наконечником с небольшим пером «жаловидной» (с вытянутыми по сторонам заостренными шипами, наподобие жала змеи) формы и длинной втулкой, отчасти напоминая знаменитые римские пилумы. Длина такого наконечника составляла 20-50 см. Дротики были особенно распространены в IV-III вв. до н. э., что связывается с поиском оружия, эффективного против прикрытой щитами пехоты. Количество дротиков в погребении одного воина почти никогда не превышает количества копий, что, вероятно, соответствует их боевому использованию. Скифы, как и большинство воинов древности, наносили удар копьем, рассчитывая только на силу рук, а не как рыцарь, использующий при этом массу и скорость лошади. Кроме того, копья небольших размеров в любой момент могли быть использованы для метания, так как подобное копье может быть брошено с коня на расстояние до 30 м.

Некоторые изменения затрагивают и форму скифского меча. В V-III в. до н. э используются мечи с формой лезвия в виде вытянутого равнобедренного треугольника. Известны лезвия с прорезными отверстиями посредине верхней части. Они очень редки, хотя в Зауралье найден меч, у которого между прорезей были помещены золоченые фигурки в зверином стиле, что можно считать вершиной скифского оружейного мастерства. Подавляющее большинство мечей имело перекрестие в форме треугольника с вогнутым основанием, а навершие парадного оружия приобретает овальную или, в редких случаях, круглую форму. Для рядовых мечей характерным становится вариант небольшого антенного навершия, с загнутыми внутрь концами, наподобие когтей. Сходную форму навершия имеет меч на реконструкции.



В IV — III вв. до н. э. появляются также однолезвийные мечи, напоминающие по форме палаш. Исследователи связывают их появление со знакомством через греков и фракийцев с однолезвийными мечами типа «махайры», хотя форма последних существенно отличается от скифских образцов. У таких мечей исчезает часть перекрестья с обратной стороны от лезвия. Длина мечей колебалась в пределах 40-70 см. Несмотря на некоторое увеличение длины меча по сравнению с предыдущим периодом, можно согласиться с мнением тех исследователей, которые считают, что он мало подходил для конного боя.

Форма ножен не претерпевает существенных изменений. На реконструкции представлены обложенные золотыми пластинами, украшенными в скифском зверином стиле, ножны из царского кургана Солоха. Их отличает небольшой дополнительный выступ в середине ножен, назначение которого не совсем ясно. Возможно, изначально он предназначался для крепления к ноге воина, однако, как уже говорилось ранее, такое крепление было не характерно для скифских всадников. Из того же кургана происходит и железный шестопер, от которого сохранились железные навершие и подток. Уникальность этого оружия свидетельствует, что оно, видимо, было не столько вооружением, сколько символом власти его хозяина.

Источник — компиляция из различных материалов (гл.обр.замечательной книги «Всадники войны» автор которой мне не известен)