Сайт рекомендован для аудитории 16+

Некоторые заблуждения касательно оружия



МЕЧ

Сам факт наличия

Мечи имеют неприлично большое значение для нашего сознания. Это значение, фактически, высосано из пальца, ибо меч есть всего лишь оружие самообороны, окруженное суевериями и традициями.

Меч ни у одного народа, кроме кельтов (а они просто-таки сделали из своих мечей культ) не был самодостаточным оружием; таковым всегда были копье и лук. Только для резни на ближней дистанции, когда бой затягивается, обнажаются клинки.
Европейский культ рыцарского меча складывался под влиянием про-кельтской Провансальской культуры, передавшей Средневековью многие куртуазные закидоны древних кельтов, от культа Прекрасной Дамы до легенды о Граале и культа длинного меча.

В фэнтези мечу уделяется много внимания отчасти поэтому, а отчасти потому, что автор вечно посылает героев в такие буераки, что с нормальным оружием там либо нельзя (город), либо не развернуться (леса, болота, подземелья и т.п.), либо нарушается скрытность передвижения.
Это то же самое, что культ пистолета в полицейских боевиках, в то время как даже английские пацифичные «бобби» давно вооружены полуавтоматическими карабинами «Хеклер и Кох». Удобно в тесноте — еще не значит лучше всего где угодно.

Материал

Говоря о мечах и их пробивной способности, стоит учесть, что до X в. мечи делались из железа и стали, то есть с железным сердечником и стальной режущей кромкой.
Форма эфеса тоже радует нас. Многие правила жестоко расписывают отличие мечей от боевых ножей через наличие гарды. Но, однако же, может, кто-то найдет гарду хоть на одном известном гуннском мече?
Также интересен вопрос нахождения гарды на спате, шашке (а англоязычное оружиеведение однозначно относит ее к классу мечей) или большом ятагане.

Ширина клинка

Поскольку нормативов в этом деле нет, большинство мастеров не преодолевает искушение делать клинки поуже. В первые годы это обуславливалось обилием на помойках сломанных хоккейных клюшек (около 3 см ширины), а также подлило масла в огонь разрешение делать клинки из алюминиевых лыжных палок, около сантиметра в диаметре.

Затем появились клинки из стеклопластика, и отчасти из эстетства, отчасти из побуждений обыкновенной жадности ( из одной полосы вместо 2 клинков шириной 4,5 см можно сделать 3 клинка по 3 см) народ стал уже сознательно тяготеть к шпажным временам (длина клинка около 1 м, ширина 2,5-3,5 см).
Однако, это уже ломает вид многих исторических игр, не говоря уже о травматичности колющих ударов такими артефактами. Стоит заметить, что узкие клинки присущи колющему оружию, и обеспечивают максимум пробивной способности при равном весе. Кроме того, узкий клинок и менее прочен (не на изгиб вбок, а на изгиб вперед!), и чаще служит поводом для споров «плашмя или лезвием»?.

Это не считая того, что узкий клинок присущ строго ограниченным временам, как правило сопрягаясь с металлическим доспехом (Крит, кельтские земли конца II тыс. до н.э., Китай железного века, Европа XIV-XVIII и Центральная Азия XIV-XV вв.), так что все прочие сюжеты игр требуют прямо противоположного — более широких колюще-рубящих клинков, 4-5 см ширины.
Тем, кто считает, что если в кино снято, то почему бы не скопировать, вроде бы тот же экшн, могу ответить: кино — это не только просвещение. Это еще и создание новых мифов. Узкие мечи в большинстве фильмов использованы лишь потому, что фехтовальная база для сценического боя основана все же на спортивном оружии, более легком и длинном. Как утверждал режиссер сериала «Робин из Шервуда», им пришлось применить оружие XIV-XV вв. вместо аутентичного исключительно потому, что актеры буквально вывихивали себе запястья, пытаясь фехтовать (американский журнал кинофантастики «Starlog», номер не помню).

Судя по статьям в журналах о кино, в «Конане варваре» Шварценеггер заранее готовился к тяжелому испытанию, месяц до съемок валя лес большим топором на ранчо у приятеля. Но все равно он вспоминает о съемках с содроганием (!).
А каскадер, снимавшийся в фильме «И на камнях растут деревья», вспоминал, что актеру было безумно трудно размахивать полновесным мечом VIII в. столько же, сколько оппонировавшим ему каскадерам-«норманнам», так что он его даже несколько раз ронял. Хотя бы поэтому режиссеру проще взять более легкий (то бишь узкий) меч, ничего по этому поводу не сказать и заставить зрителей поверить, что так и надо.



Баланс

Баланс по гарде, так любимый мастерами, означает, говоря языком механики, следующее: при вращательном движении (рубящем ударе), поскольку центр тяжести находится предельно близко к точке вращения рычага, в движение отскока реализуется максимум кинетической энергии удара.
Другими словами, меч легче отскакивает и не так больно бьет. Однако, при этом поступательное движение клинка (колющий удар) за счет скопления массы далеко позади острия, останавливается с большим трудом — скопившаяся сзади масса продолжает давить на переднюю часть, продавливая острие дальше.

По этому же принципу древки у бронебойных стрел обычно довольно толстые, а колющие мечи расширяются к гарде. Таким образом, колющий удар более управляем (разгружен конец клинка), но более травмоопасен. Кроме того, защиты таким клинком менее надежны из-за легкости ее продавливания — согласно правилу рычага.
То и дело кто-то решает эту проблему общим утяжелением оружия — но это еще больше усугубляет эффект колющего удара. Так что, господа, предусмотрительные люди ружья кирпичом не чистют. Баланс по гарде существует только для двух видов оружия — метательного ножа и, разве что, вакидзаси.

ТОПОР

Двуручный топор как абсолютное оружие

Двуручные секиры и топоры всегда волновали умы мастеров. Первоначально бонусы давались топорам вообще, а затем монополия перешла к двуручным секирам, хотя никто не может показать на картинке, что это.
Основных претендентов три — критский двулезвийный топор лабрис (а кое-кто искренне считает и франциску обоюдоострой), бердыш и алебарда. Однако, при этом известность лабриса имеет тот же религиозный источник, что и меч у кельтов, что подтверждается тем фактом, что после падения Крита (чьим символом он был) двулезвийный топор в Средиземноморье не встречается — слишком тяжел и неуклюж.

Бердыш — оно конечно, типичная секира, но секира-то нужна не для пролома крутого доспеха, а для полосования плохо бронированного противника, что подтверждается опытом применения секир с конца бронзового века. На хорошем доспехе секира обычно тупится.

Теперь об алебарде. Алебарда была востребована для противостояния пехоты коннице, что отразилось в милом немецком названии алебарды с вогнутым лезвием (итальянская алебарда, она же билль) «конский живодер».
К тому же, алебарда, при длине в человеческий рост, гораздо лучше копья входит в тело всадника, когда он подходит почти вплотную, а поражает и как топор, и как копье. Абстрактного же прево плотницкого топора с треугольным лезвием, разве что был на пару сантиметров длиннее и уже.

Длина топорища

Как показывает практика, длина топорище зависит от способа применения. Топорик-чекан всадника, управляемый одной рукой, не превышает длины руки. Топор-франциска для метания был еще короче.
Франциска для рубки и произошедший от нее датский боевой топор с треугольным лезвием насаживались на метровой длины топорище, поскольку предусматривали рубку как одной, так и двумя руками.
Бердыш, будучи в первую очередь подпоркой для пищали, не превышал 1,2 м от втока до обуха. Алебарда обычно имела общую длину в человеческий рост, так что на древко приходилось около 1,5 м. Однако, согласно известным данным, на пробивную способность длина топорища напрямую не влияет — только форма и размер боевой части.

Топор или секира?

Обычно граница между ними проходит по длине лезвия, точнее — по отношению длины лезвия к общей длине топора. Но это соотношение для разных времен разное. Так, в бронзовом веке классическим образцом секиры был широкий нож, за отверстия в спинке притянутый к длинному древку.
В эпоху викингов топоры с широким лезвием не ковались в силу неразвитости металлургии, так что секирами этого времени считались т.н. бородовидные секиры, отличающиеся от топоров большей массой и удлиненным вниз на 2-3 пальца лезвием.
В эпоху крестовых походов, когда освоение производства стали позволило вытягивать лезвие из треугольника в по

Любимое занятие маньяков от топоризма — придумывать хитрые приемы, рассчитанные на поражение неким «крюком на обухе», либо не менее неким «острием на конце древка».

Итак, — обратный конец топора действительно еще с бронзового века привлекает оружейников. Но отнюдь не из-за хитрых приемов и ударов обухом — просто топор, продолженный назад относительно линии топорища, рубит точнее. Уходящая назад часть топора служит стабилизатором.
Именно поэтому сабля обычно рубит точнее меча, поэтому же плотницкий топор имеет скошенное топорище (линия топорища, если вести ее от кулака, проходит вплотную к лезвию, оставляя для стабилизации большую часть топорища и топора), и поэтому же небольшие топорики для одной руки, насаживаемые на прямое топорище, обязательно имели вытянутый обух.
Но чаще всего это был просто выступ-молоточек (отсюда и русское название этого вида топора — «чекан»), в лучшем случае короткий клевец. Этот поражающий элемент вступал в дело даже не крайне, а очень крайне редко, хотя бы из-за меньшего, чем основное лезвие, размера.

XIV век, родивший алебарду, дал второму поражающему элементу новый смысл — теперь он был крюком для стаскивания всадника с седла. Многие алебарды имеют настолько откровенно кривой крюк сзади, что ударить им просто невозможно.

Конец топорища действительно часто имеет железную оковку. Но — только при длине древка, сравнимой с ростом человека. Причина этому — та же, что и железные подтоки на копьях и прочем древковом оружии: если оружие не держат на весу, а ставят на землю, то древесина может от сырости начать гнить с торца.

Как показывают синхронные изображения, древки стрелецких бердышей имели конической формы втоки именно ради того, чтобы их можно было втыкать в землю (см. один из суриковских эскизов, со стрельцами, ожидающими государя).
Боевым наконечником можно считать лишь одну разновидность втока — обратный наконечник македонской сариссы на древке 3-4 м, служивший для замены основного наконечника, если его отрубят.
Восточный пример, с многочисленными тао с «шаолиньской алебардой», опять же не показателен, ибо там стараются использовать для поражения противника все возможности, притом необязательно, что каждый удар смертелен.

Во всяком случае, техника «шаолиньской алебарды» предусматривает не колющие, а тычковые удары концом древка. Непонятно, почему тогда мы должны делать реверансы перед ударами древком топора, и при этом не оговаривать использование древка копья для тычков и оглушающих ударов.

КИСТЕНЬ

Общее понятие

Существует в трех основных формах: грузик на веревке/ремне, плеть с гирькой на конце и, наконец, разновидность цепа с более компактным ударным элементом, обычно металлическим.
Первая разновидность не является боевым оружием. Последнюю разновидность часто неправильно именуют моргенштерном, но на самом деле моргенштерн — это длинная дубина, усаженная длинными гвоздями и с длинным шипом на торце.
Очень правильный моргенштерн показан в гладиаторском поединке в фильме «Побег из Нью-Йорка». Уже впоследствии, когда кто-то перенасадил боевой цеп с ремня на цепь, и снабдил боевую часть шипами, в чью-то умную голову пришла мысль о сходстве, и это оружие назвали цепным моргенштерном, по-немецки Kettelnmorgenstern.

Габариты

Поскольку нас интересуют в первую очередь боевые модели, то мы рассмотрим самые массовые разновидности кистеней. Восточный, степной, кистень — это рукоять длиной не более предплечья, и примерно такой же (или более короткий) длины хлыст.
На конце хлыста закреплена овальная или грушевидная гирька весом не более 100-200 грамм, из металла или оленьего (лосиного) рога. Собственно, каждый видел такой кистень у нео-казаков под названием «нагайка».
Пропорции кистеня позволяют нанести быстрый и резкий удар такой силы, что даже гирька из рога способна пробить голову (а роговые кистени были в ходу по окраинам вплоть до XIX в.). Поэтому никто и никогда не пробовал рубить кинжалом доспехи. Кинжал всегда имел форму, удобную для укола.

Исходя из этой функции, он и применялся везде в Евразии. Стоит внимательно посмотреть на форму острия у кавказских, индийских и европейских кинжалов — чаще всего, острие утолщено и имеет граненую форму, специально для усиления бронебойных свойств.
Этого обычно достаточно для кольчужного или пластинчатого (из пластин на основе) доспеха, и даже полны жалы, не встречавшие ничего мощнее кольчуги, имеют почти символическое навершие и гарду.

Но уже индийские S-образные бронебойные кинжалы имеют навершие и гарду в форме сильно вытянутого в стороны перекрестия, намертво фиксирующего руку. Аналогично устроен европейский прямой кинжал базилард (по месту первоначального изготовления — городе Базеле), а кинжал, именуемый оружиеведами прошлого века то рондель, то кинжал с шайбой ( буквально переведенное нем. Scheibendolch ) зажимает кулак между двумя широкими дисками по обе стороны рукояти.
Почти стопроцентно, кинжал может пробивать доспехи в случае, если он имеет массивные и широкие навершие и гарду. Конечно, есть и исключения, но они рассчитаны на пробивание кольчуг — те же кавказские кинжалы, персидский нож кард без навершия и гарды, или многие ятаганы.

АРБАЛЕТ

Арбалет как супероружие

Арбалет до сих пор служит поводом для выливания исторического бреда на легковерного читателя. Даже спецвыпуск журнала «Оружейный двор», посвященный арбалету, ухитрился кое-где сам себе противоречить в этом вопросе. Главное же, что стоит проверять десять раз — это идея, что не было круче оружия в Средние века, чем арбалет.

На самом деле, арбалет известен столько же, сколько и лук — в исторической перспективе. Первые арбалеты применяли еще древние греки — на охоте.
Боевые арбалеты изображены на франкских миниатюрах. Основные сведения об арбалетах начинаются с XII в., когда он действительно попал в поле зрения церкви как слишком убойное оружие, и был запрещен под страхом отлучения от церкви, правда, ненадолго. Однако, был ли он таким уж крутым?

Мощность стрелковому оружию типа арбалета или лука дает гибкий элемент — лук. Главное отличие арбалета от лука в том, что арбалетчику не надо надрываться, удерживая тетиву в натянутом положении, ловя при этом цель. Но — возникает другая проблема.
Тетиву еще надо натянуть, дотащив щедоступен одновременно. А другого кошмара рыцаря — большого лука — тогда еще не существовало в природе, не то и он бы попал под запрет. Не забудем, что господствующим доспехом тогда была кольчуга, крайне уязвимая для любого стрелкового оружия.

Серьезным же оружием арбалет стал когда его лук стал стальным, а особенно после изобретения механических средств натяжения — рычага «козья нога» (XII-XIII вв.), блочного ворота, известного как английский ворот (XIV-XV вв.) и реечно-редукторного ворота, аналогичного реечному домкрату (XVI в.).

Как видно из датировки, последнее устройство, действительно одновременно компактное и мощное, до 200 кг усилия натяжения, было изобретено тогда, когда оставались считанные десятилетия применения арбалета на поле боя (и для него требовалась такая же культура металлургического производства, как и для самого высокопрочного стального доспеха).
Блочный ворот, обеспечивая нагрузку примерно 100-150 кг, был настолько громоздок, что применялся только при стрельбе со стационарной позиции. А козья нога давала усилие менее 100 кг, что мало чем отличается от возможностей большого лука, именно в XIV веке изобретенного.
Таким образом, только осадные арбалеты превышали возможности современного им лука, но их никогда не применяли в полевых условиях.

Что мощнее — лук или арбалет?

Спор лука и арбалета шел все Средние века, и окончился только потому, что вмешалось огнестрельное оружие, и убрало с поля боя обоих. В то время, когда луки были малыми, арбалет тоже был не особо мощен.
Когда же появился большой лук, способный пробить рыцаря в кольчуге насквозь и пришпилить его к лошади сквозь седло (исторический факт!), то и арбалет стал мощнее.

В общем и целом, арбалет брал доступностью (хороший стрелок-лучник готовился с детства, а арбалетчика готовили несколько лет) и мощностью прицельного выстрела, а лук брал скорострельностью (2-3 выстрела в минуту у арбалетчика против 6-12 прицельных выстрелов у лучника).

В остальном проблемы у лука и арбалета были те же — плохая пробивная способность при попадании не под прямым углом к поверхности, плохая пробивная способность свободно висящей ткани (на этом была основана конская броня из плотно простеганной попоны почти до земли), плохая мощность при стрельбе под дождем, из-за размокания тетивы и древесины лука.
Вообще, краткая картина на любой момент времени была такова: ничто не дает оснований считать, что арбалет является намного более мощным и убойным оружием, чем лук.

Стрелковое оружие — мощнее или слабее ручного?

Старое искушение мастеров — создавать бонусы какому-то одному оружию в ущерб другим. В 1991-93 гг. это был топор, затем двуручный топор. С 1994 г. спец. бонусы стал получать арбалет. Иногда бонусы даются луку.
Но вот — стоит ли? Стрелковое оружие — не огнестрельное — не имело ни малейшего останавливающего действия, убивая противника за счет протыкания жизненно важных органов, потери крови либо заражения раны.

Именно поэтому первые пороховые стрелялки и стали пользоваться бешеным успехом, что валили с ног даже при несмертельном ранении. А лук и арбалет, протыкая противника стрелой, не мешали ему вести бой, пока вся кровушка не вытечет, а в глазницу или сердце еще нужно попасть в горячке боя.
Поэтому представление о том, что удар мечом или копьем, причиняющий гораздо большую кровопотерю, а вдобавок и больший болевой шок, слабее попадания стрелы, не соответствует реальному положению дел и приведет к еще одному перекосу в ассортименте игрового оружия.

Источник — Нет сведений