Сайт рекомендован для аудитории 16+

Маленький Джон на службе у шерифа



Английская средневековая баллада “Маленький Джон на службе у шерифа” в переводе В. Рождественского

Почтеннейшие господа,
Я расскажу сейчас,
Как был Джон Маленький слугой.
И весел мой рассказ.Сошлась однажды молодежь
С оружием на луг.
На состязание принес
Джон Маленький свой лук.

Три раза он спускал стрелу
И резал тонкий прут,
И, удивлен, смотрел шериф,
Как метко стрелы бьют.

“Клянусь Христом, – сказал шериф, –
Что на кресте страдал,
Вот это – лучший из стрелков,
Какого я встречал.

Скажи мне, ловкий человек,
Как здесь тебя зовут,
В какой стране ты был рожден
И где живешь ты тут?”

“Хольдернес – родина моя,
Сказала мне родня,
Мои товарищи зовут
Рейнольд Гринлиф меня”.

“Не хочешь ли, Рейнольд Гринлиф,
Остаться здесь, со мной
И стать за двадцать марок в год
Мне преданным слугой?”

“Не знаю, как мой господин, –
Ему ответил Джон.
Я рад служить тебе, когда
Меня отпустит он”.

На целый год отпущен Джон
Служить с того же дня.
И сразу дал ему шериф
Хорошего коня.



Джон Маленький задумал сам
Слугой шерифа быть,
Хотя жестоко замышлял
Шерифу отомстить.

Но он сказал: “Самим Христом
Поклясться я могу,
Шериф во мне всегда найдет
Хорошего слугу!”

В четверг случилось, что шериф
Охотиться идет,
А Джон в постели был забыт,
Проспав его уход.

Без хлеба пропостился он
До половины дня.
“Когда ж, – сказал он, – эконом,
Накормишь ты меня?

Сидеть все утро натощак
Охоты больше нет,
И я прошу тебя, позволь
Сейчас мне съесть обед”.

“Пока не будет господин,
Тебе ни есть, ни пить”.
“А я Спасителем клянусь
Твою башку разбить!”

Но эконом не пожелал
Дослушивать речей,
На кладовую посмотрел
И запер дверь плотней.

И дал Джон Маленький ему
Такого тумака,
Что сразу вдвое перегнул
Седого старика.

Потом он вышиб дверь ногой,
Склонясь, вошел в чулан,
И сразу зля и вина
Он нацедил стакан.

“He выпьете ль и вы со мной? –
Он старику сказал. –
Меня, живи он хоть сто лет,
Никто не забывал”.

Джон Маленький за пятерых
В чулане пил и ел.
На кухне толстый повар жил,
Он крепок был и смел.

“Хорош слуга, который спит
До половины дня,
А после смеет говорить
Другим: “корми меня”.

Три раза после этих слов
Ударил Джона он.
“Клянусь, удары по душе, –
Сказал веселый Джон. –

Ты настоящий человек
И в этом схож со мной.
Я не уйду, покуда сил
Не смерим мы с тобой”.

Джон Маленький взял острый меч,
Такой же повар взял,
Они схватились, и никто
Врагу не уступал.

В бою миль пять они прошли,
Не отклоняя глаз,
Не оцарапан ни один,
А бьются целый час.

“Клянусь, – Джон Маленький сказал, –
Отныне ты мне друг,
Я не встречал еще в борьбе
Таких умелых рук.

Хороший был бы ты стрелок.
Мы славно заживем,
Когда в зеленые леса
Отправимся вдвоем.

Две сотни марок Робин Гуд
Тебе положит в год!”
“Довольно, – повар отвечал, –
С тобой твой друг идет!”

Была оленина тотчас
На пир принесена,
И много выпили они
Хорошего вина.

И собрались они потом
В леса, где Робин Гуд.
Казалось им, что в тот же день
До вечера дойдут.

Решили взять из кладовой
Приборов дорогих.
Как ни были прочны замки,
Они сломали их.

Забрали миски и блюда,
Все, что могли достать,
Монеты, чаши, серебро
Не позабыли взять.

В посуде, взятой ими, три
И триста фунтов вес,
И к Робину они снесли
Ее в зеленый лес.

“Привет вам, добрый господин,
Господь помилуй вас”.
“Джон Маленький, привет тебе,
Пришел ты в добрый час!

Привет с товарищем стрелком,
Привет обоим вам!
Какие вести принесли,
Покинув Ноттингам?”

“Тебе слугу прислал шериф
Со своего двора,
Прислал привет и триста три
С ним фунтов серебра”.

“Клянусь, – воскликнул Робин Гуд, –
Я троицей святой;
Не стал бы никогда шериф
Делить добра со мной”.

Тогда Джон Маленький решил
Шерифа обмануть,
Пять миль он по лесу бежал,
Пока не кончил путь.

Шерифа в зарослях нашел
По рогу и борзым,
С учтивым словом преклонил
Колено перед ним:

“Пускай, мой добрый господин,
Господь тебя хранит”.
“Рейнольд Гринлиф, -сказал шериф,
Откуда путь лежит?”

“Сегодня по лесу блуждал
Я в этой стороне.
Такие видел чудеса,
Что и не снилось мне:

Зеленый пробежал олень
По зарослям густым,
И семь оленей молодых
Бежали вместе с ним.

Такие у него рога,
Что страшно и взглянуть,
Я тетиву ему вослед
Боялся натянуть”.

“Такую дичь, – сказал шериф, –
Я был бы рад найти!”
“Не поленитесь, господин,
Вослед за мной идти!”

Шериф верхом, но Джон готов
Пешком идти весь день.
Завидев Гуда, молвил Джон:
“Вот, господин, олень!”

Шериф надменный был мрачней
Бессолнечного дня:
“Будь проклят ты, Рейнольд Гринлиф,
Ты обманул меня”.

“Клянусь, – Джон Маленький сказал, –
На вас лежит вина:
Я, вам служа, не получал
Ни хлеба, ни вина”.

Был подан ужин. На столе
Блестело серебро,
Но отказался есть шериф,
Узнав свое добро.

“Попробуй, – молвил Робин Гуд, –
Оленину мою.
За то, что Джона ты любил,
Я жизнь тебе даю”.

Когда насытились они
И день стал потухать,
С шерифа Робин Гуд велел
Насильно обувь снять.

И плащ короткий, и камзол
С каймою меховой,
И дал ему зеленый плащ
Укрыться в час ночной.

А после ловким молодцам
Под деревом густым
Стать вкруг шерифа приказал
И бодрствовать над ним.

Шериф надменный ночь провел
В рубашке и штанах,
Узнал и он, как спать в лесу
На камнях и корнях.

“Шериф, – промолвил Робин Гуд, –
Будь рад словам моим:
Ведь это я хотел, чтоб ты
Под дубом спал густым”.

Сказал шериф: “Я не монах,
И пусть мне принесут
Веселой Англии добро –
Я не останусь тут”.

А Робин Гуд в ответ: “Ты год
Со мною будешь жить,
Тебя, заносчивый шериф,
Решил я проучить!”

Шериф воскликнул: “Если мне
Здесь спать и эту ночь,
Пусть лучше голову мою
Мне снимут с тела прочь.

Когда же пустишь ты меня
Дорогою своей,
То самым верным буду я
Из всех твоих друзей”.

“Ты клятву дашь, – промолвил Гуд, –
Здесь, над моим мечом,
И на земле мне не вредить,
И на пути морском.

А если бы моих людей
Тебе пришлось встречать
И днем и ночью, поклянись
Во всем им помогать”.

И снова поклялся шериф.
Идя к семье своей,
Он долго позабыть не мог,
Как спал среди камней.