Сайт рекомендован для аудитории 16+

Взятие Птолемаиды



Узнав о прибытии с Запада двух могущественных королей, Саладин разослал во все стороны послов к мусульманским князьям. Во всех мечетях возносились молитвы о даровании победы его армии и имамы призывали народ к восстанию против врагов Мухаммеда.

“Походы ваши против неверных, опасности, раны и даже просто переход через поток – все будет записано в книге у Бога”. Воодушевляемые речами проповедников, мусульмане со всех концов Азии стекались в лагерь Саладина.

Избрание Иерусалимского короля

Со времени ссоры в Мессине отношения между Филиппом и Ричардом приняли характер раздражительной зависти. Хотя частые разногласия между ними и кончались заверениями в дружбе, но эти заверения скоро забывались.

Филиппу-Августу досадно было выслушивать восхваления Ричарду за покорение им острова Кипр, армия английского короля была многочисленнее армии короля Французского. Ричард, истощивший все средства своего государства перед отправлением в поход, был теперь, по прибытии вПтолемаиду, богаче Филиппа. Союз между этими людьми ни в каком случае не мог быть вполне искренним, в особенности же если принять в соображение пылкий нрав Ричарда.

Филипп-Август, обязанный принять решение по поводу споров о короне иерусалимской, объявил себя на стороне Конрада. Этого было достаточно, чтобы Ричард принял сторону Ги Люсиньяна. Христианская армия распалась на две части – в одной были французы, германцы, храмовники, генуэзцы, другая состояла из англичан, пизанцев и иоаннитов.

Филипп-Август и Ричард, захворав по прибытии в Палестину, вынуждены были оставаться в бездействии в своих палатках. Во время болезни оба короля поддерживали с Саладином отношения, отличавшиеся такой вежливостью и великодушием, что это не могло пройти незамеченным в истории.

Выздоровев, оба монарха занялись соединением всех христианских сил против общего врага и прежде всего покончили с гибельными спорами, порешив, что Ги Люсиньян пожизненно сохранит титул короля, а Конрад и его потомство будут по смерти Ги Люсиньяна наследникамиИерусалимского королевства.

В довершение мирного согласия решено было, что в то время, когда Ричард или Филипп-Август поведет атаку против города, один из них останется оберегать лагерь и противодействовать армии Саладина. Явившись снова под стенами города, осаждающие встретили сопротивление, какого не ожидали.



Последние дни Птолемаиды

Мусульмане успели укрепиться в то время, когда христиане были заняты бесплодными спорами. Тут начались страшные битвы, так как приходилось то вести осаду города, то отражать армию Саладина. Теперь, как под знаменем Креста, так и под знаменем ислама, деятельность, мужество, презрение к смерти заявили себя поистине чудными подвигами.

Христиане ежедневно пускали в ход новые средства, чтобы сокрушить стены и проникнуть в крепость. Когда их деревянные башни и тараны были сожжены, они делали подкопы и пробирались подземным ходом до самой основы укреплений.

Комендант крепости решился просить о капитуляции, он явился к Филиппу-Августу и предложил отдать ему город на тех же условиях, на которых христиане отдали его мусульманам четыре года тому назад, то есть с предоставлением осаждаемым жизни и свободы искать убежища, где они пожелают.

Французский король, посоветовавшись с главными начальниками войска, отвечал, что крестоносцы не согласятся даровать пощаду жителям и гарнизону Птолемаиды, если мусульмане не возвратят Иерусалима и всех христианских городов, перешедших к их власти со времени Тивериадской битвы. Комендант удалился, поклявшись Мухаммедом погрести себя заживо под развалинами города.

Плодом этого мужественного решения было последнее и сильное сопротивление. Но после этого мимолетного порыва отчаяния вид разрушенных башен, бегство нескольких вождей, бедственное положение жителей побудили эмиров к новым переговорам с христианами. Вернувшись в палатку Филиппа-Августа, вожди обещали заставить возвратить франкам древо Животворящего Креста и 1600 пленных.

Сверх того они обязались уплатить государям христианским 200.000 червонцев. Заложники со стороны мусульман и весь народ, заключенный в Птолемаиде, должны были остаться во власти христиан в ожидании полного осуществления договора. Такую капитуляцию крестоносцы приняли. Саладин получил известие об этом в ту минуту, когда был готов употребить последние усилия, чтобы спасти крепость. Подобный исход дела после стольких битв поразил его душу глубокой скорбью.

Таким образом, окончилась осада Птолемаиды. Жители города и гарнизон защищались в продолжение двух лет с непоколебимой стойкостью, с неутомимым рвением. Крестоносцы под стенами Птолемаиды пролили более крови и проявили более храбрости, чем было бы нужно для завоевания целой Азии. Во все это время более 100.000 христиан пали жертвами меча и болезней.

Взятие Птолемаиды

Осада Птолемаиды, предпринятая королем-беглецом, соединила мало-помалу все разрозненные христианские силы. Целые государства восстали и стремились к освобождению Иерусалима, и вся эта гроза разразилась и замерла в одном из прибрежных городов Палестины.

В дни перемирия рыцарские празднества прерывали печальное однообразие битв. На акрской равнине происходили турниры, на которые бывали приглашаемы и сарацинские воины. Крестоносцы танцевали под звуки арабских инструментов, а мусульмане плясали под аккомпанемент песен менестреля.

Пороки, всегда присущие многочисленным сборищам, и сцены разврата примешивались к зрелищу бедствий. Были, однако же, и назидательные проявления и блистательные примеры милосердия. Образовались учреждения для напутствия умирающих и погребения умерших.

Во время осады Птолемаиды великодушная заботливость о северных воинах положила основание ордену Тевтонских рыцарей. В это же время возникло учреждение во имя Святой Троицы, целью которого был выкуп христиан, взятых в плен мусульманами. Филипп-Август и Ричард разделили между собой продовольствие, военные запасы и богатства города, к великому неудовольствию множества крестоносцев, пострадавших и участвовавших в битвах под стенами Птолемаиды в продолжение двух лет.

Но если король французский выказал в своих действиях мягкость и умеренность, английский же король воспользовался победой без всякого стеснения не только в отношении к неверным, но и в отношении к крестоносцам.

Трения между Ричардом Львиное сердце и германскими князьями

Леопольд Австрийский оказал чудеса доблести, и знамя его развевалось на одной из городских башен, Ричард приказал его снять и бросить в ров. Леопольд удержал германских воинов, которые взялись за оружие, чтобы отомстить за такое оскорбление – сама судьба позаботилась впоследствии об удовлетворении его справедливого негодования.

Конрад, имевший причины быть недовольным английским королем, внезапно удалился в Тир. Вскоре, отправился на родину и Филипп-Август, оставив в Палестине 10.000 французов под начальством герцога Бургундского. Он понял, что Крестовый поход не представлял дальнейшего поприща для его славы


Источник – Компиляция на основе книги Жозефа Мишо, “История крестовых походов”, и других материалов находящихся в свободном доступе 
Выложил – Мэлфис К.