Сайт рекомендован для аудитории 16+

От Антиохии до Иерусалима



Чума и распри среди крестоносцев

Победоносное христианское воинство пожелало немедленно выступить в Иерусалим; предводители же решили переждать, чтобы прошла летняя жара и наступила осень. Подобными причинами для промедления не имели, однако же, обыкновения руководствоваться князья и бароны.

Действительным их побуждением были честолюбивые планы, заставлявшие их забывать благочестивую цель Крестового похода. Первым несчастным последствием отсрочки отбытия армии из Антиохии была смерть огромного числа пилигримов, среди которых распространилась ужасная эпидемическая болезнь, похитившая в продолжение одного месяца до 50.000 жертв. Печальнее всего была смерть епископа Адемара, останки которого предали погребению в храме св. Петра.

Вид общего горя, зрелище стольких погребений не рассеяли честолюбивых замыслов лиц, стоящих во главе похода. Счастье, благоприятствовавшее Балдуину, графу Эдесскому и Боэмунду, князю Антиохийскому, было как будто соблазном для прочих вождей армии; оно возбуждало в них кипучую зависть. В день поражения Кербоги Раймунд Тулузский водрузил свое знамя на стенах цитадели и отказывался передать ее Боэмунду.

Разрушение Маары

Для того, чтобы вывести войска из зараженной эпидемией местности и, отчасти, увлекаясь военными приключениями, предводители рассеялись по разным соседним странам. Раймунд Тулузский начал осаду Маарры, крепости, расположенной между Хамой и Алеппо. Жители защищались с ожесточением. Раймунд, при содействии графов Фландрского и Нормандского, вел в продолжение нескольких недель кровопролитные битвы. Взятие Маарры сопровождалось избиением всего мусульманского населения.
Между тем, среди христиан-победителей снова возник голод; Обладание Мааррой сделалось предметом новых распрей. Раймунд требовал в свою пользу это завоевание.

Наконец толпы пилигримов, доведенные до отчаяния, принялись сами разрушать крепость! В скором времени пожар довершил истребление, начатое народом. Раймунд, в сопровождении двух Робертов, с грустью покинул Маарру, перешел через землю Эмесскую, через Ливанские горы и расположился лагерем близ Архаса, крепости в Финикии.
Разные завоевательные предприятия вождей в соседних странах только раздражали нетерпение христианского ополчения, стремившегося идти исполнить свой обет. Когда же наступила осень, то поход был снова отложен под предлогом позднего времени и зимних дождей. Наконец, отбытие из Антиохии было назначено на март 1099 г.

иерусалим в эпоху крестовых походов

“Иерусалим!”

В определенное время Готфрид и граф Фландрский выступили в Лаодикею; Боэмунд провожал их до этого города, но поспешил возвратиться в Антиохию, опасаясь потерять тут свое главенство. Продолжая путь, Готфрид и Роберт Фландрский взяли Тортоссу, начали осаду Джебеля, но вскоре покинули этот город, и затем вся армия соединилась под стенами Архаса, осада которого уже была начата Раймундом.
В то время как крестоносцы осаждали Архас, к ним прибыли два посольства: одно – от императора Алексея, которое они приняли не очень лестно, другое – от халифа Каирского.

Этот халиф только что сделался властителем Иерусалима и давал знать христианам, что ворота священного города будут отперты не иначе, как перед обезоруженными пилигримами. Воины Креста с презрением отнеслись и к предложениям, и к угрозам египетского халифа. Армии был подан сигнал поспешного выступления в Иерусалим.
В христианской армии, состоявшей из 300.000 воинов под стенами Антиохии, теперь насчитывалось не более 50.000, но войско это, за которым уже не следовала толпа бесполезного сброда, составляло грозную силу. Эмир Трипольский, побежденный после кровопролитной битвы, откупился данью, чтобы спасти свою столицу. Пилигримы перешли через владения бейрутские, тирские и сидонские, не встречая на своем пути неприятеля. Правители прибрежных городов посылали им продовольствие и заявляли о своем миролюбии и покорности.

Богатая Финикийская страна, раскрыв свои сокровища перед крестоносцами, произвела на них радостное впечатление: земля обетованная предстала перед ними во всей прелести; ливанские христиане явились приветствовать своих братьев и избавителей. Армия ликовала и, оживленная святой надеждой, сделалась образцом дисциплины и благочестивого единения.
Проходя через Птолемаиду, крестоносцы получили обещание от эмира этого города подчиниться их власти, если они покорят Иерусалим. Горы Кармил, Кесария, Лид да и Рамла представились глазам крестоносцев одна за другой, и все эти местности, полные священных воспоминаний, признали владычество латинян.



Но вот что представляется почти невероятным: в Рамле предводители вдруг возбудили вопрос, идти ли им осаждать Дамаск или предпринять осаду Каира. Воины Креста были уже только в десяти милях от Иерусалима, и мужество их как будто поколебалось в ту минуту, когда они приближались к городу, где должна была осуществиться цель их тягостного и славного похода. Однако же страх скоро заглушили воспоминания о стольких подвигах и также о близости Святых мест. Единогласно было решено приступить к осаде Иерусалима.

Ночь накануне прибытия христианской армии в Иерусалим крестоносцы провели без сна. Сколько стран было пройдено ими, скольким бедствиям подверглись они, чтобы достигнуть этой святой цели Крестового похода! В их благочестивом нетерпении им казалось, что эта ночь тянется слишком долго.
Когда показалась утренняя заря, не один из крестоносцев опередил знамена. Иерусалим не открывается издали; его можно увидеть, только когда уже совсем приближаешься к нему; в продолжение нескольких часов глаза 60.000 пилигримов, пробирающихся по горам Иудейским, неотступно устремлялись туда, откуда должна была открыться перед ними Масличная гора. Велик был их восторг, радостны слезы, когда, наконец, показались стены и башни того города, который вмещал в себе Голгофу!

Всадники сошли со своих коней и пошли босые; стоны, вопли, преклонения, молитвы и тысячекратно переливающийся возглас “Иерусалим!” служили выражением трогательного и восторженного благоговения воинства Святого креста


Источник – Компиляция на основе книги Жозефа Мишо. “История крестовых походов.” 
Выложил – Мэлфис К.