Начало и конец Германского Крестового похода

Генрих VI покоряет Сицилию

Между тем как крестоносцы занялись войной в Сирии, Генрих VI пользовался всеми средствами и всеми силами, предоставленными ему по случаю Крестового похода, чтобы закончить покорениекоролевства Неаполитанского и Сицилийского.

Он женился на Констанции, дочери Рожера, и на этом основании заявил свои права, с оружием в руках, на престол и на наследство государей Нормандских. Сначала ему пришлось бороться сТанкредом, сыном Рожера, которого высшее сословие Сицилии избрало своим королем, но по смерти последнего королевство, оставшееся без короля, раздираемое множеством партий, было со всех сторон открыто для вторжений германцев. При этом завоевании Генрих VI действовал более посредством палачей, чем солдат, и ужас казней довершил то, что было начато победами.

Генрих VI направляется в Святую Землю

Так как ему больше нечего было делать в Сицилии, то он занялся войной с сарацинами. Генрих VI послал во все провинции своей империи письменный приказ ускорить выступление в поход тех, кто принял крест, но оставался еще дома.

В послании своем Генрих обещал содержать армию в течение года и выдать по 30 унций золота всем крестоносцам, которые дослужат до конца священной войны. Конрад, епископ Хидельсхаймский, канцлер империи, сопровождавший Генриха VI и помогавший ему советами во время войны в Сицилии, должен был вести в Сирию эту третью армию пилигримов.

Прибытие в Палестину такого сильного подкрепления удвоило силы и рвение христианских воинов – теперь можно было начать осаду Иерусалима, но наступала зима, и решили дождаться весны, чтобы начать осаду, которая могла затянуться и сделаться опасной.

С другой стороны, все другие палестинские города снова подчинились власти христиан. Решено было употребить все силы крестоносцев на осаду укрепления Торона, грозного замка, выстроенного на горах Ливанских, в нескольких милях от Тира. Здешний мусульманский гарнизон постоянно угрожал Галилее и приморским равнинам.

Осада Торона

Когда армия собралась под стенами Торона, то тут только замечены были все трудности осады – стрелы и камни, метаемые машинами, едва могли достигать укреплений и башен, между тем как бревна и обломки скал катились с высоты укрепления, производя опустошение в рядах христиан. Непомерных трудов стоило крестоносцам раскопать землю и пробить себе путь через скалистую гору, на которой был выстроен замок Торонский.

На эту трудную работу употреблены были рабочие из гоцларских рудников, последовавшие за пилигримами в Сирию. Осаждающим удалось, наконец, укрепиться у самых стен. С помощью своих машин они могли поколебать стены и провести подкопы под основание башен. Осаждаемые, не надеясь на возможность дальнейшего сопротивления, предложили капитуляцию. В это самое время возникли между христианами такие раздоры, каких еще не бывало с самого начала Крестовых походов. Депутаты, посланные в лагерь крестоносцев, не знали сначала, к кому из вождей они должны были обратиться.



Генриха, палатина Рейнского, герцога Саксонского и Брабантского, слушались только одни их солдаты. Канцлер Конрад занимался исключительно введением роскоши, неизвестной в лагере, военные же труды были не по его ленивому характеру. Христиане палестинские с самой смертиГенриха Шампаньского не имели вождей, которые руководили бы ими. Мусульманские депутаты были приняты в собрании, волнуемом самыми различными страстями.

Сарацины предлагали покинуть крепость и просили только пощадить их жизнь и оставить им свободу. Когда начались рассуждения по поводу этого предложения, то одни приняли его с радостью, а другие хотели взять город приступом.

Но так как мнение последних не являлось преобладающим, то они дошли до того, что посоветовали осажденным защищаться. Вместе с тем, члены этой же группы обращались к христианским воинам и говорили им, что предстоит заключение постыдного договора с неверными.

Когда депутаты возвратились в крепость, они повторяли, что слышали, и рассказали также о несогласиях, возникших между христианами. С этой минуты осаждаемые забыли, что стенам их угрожает падение – они поклялись скорее умереть, чем сдаться. Отчаяние придало им силы, и они даже сделали несколько удачных вылазок.

Между крестоносцами была одна партия, которая защищалась, другая же, как будто и забыла об осаде. Скоро пришла весть, что Аль-Адил приближается с армией. Эта весть распространила ужас и была как бы сигналом к отступлению, произошедшим в величайшем беспорядке. Христианская армия, которую ожидала полная победа, возвратилась, таким образом, в Тир, обращенная в бегство побежденным врагом.

Дух раздора все усиливался между крестоносцами, упрекавших друг друга в позоре своего бегства. Дело дошло до того, что христиане сирийские и крестоносцы германские не могли оставаться под одними знаменами.

Битва у Яффы

Однако же приближение мусульманской армии возбудило мужество в воинах Креста. В битве близ Яффы победа осталась за тевтонскими крестоносцами. В то же время Амальрик, преемник Ги Люсиньяна в королевстве Кипрском, был призван царствовать над тем, что оставалось от королевства Иерусалимского, и прибыл туда, чтобы разделить с Изабеллой, вдовой Генриха Шампаньского, малозначащие почести королевского достоинства.

Смерть Генриха VI

Явилась надежда, что согласие восстановится и что Крестовый поход кончится лучше, чем начался. Но, между тем как праздновали коронование Амальрика, пришла весть о смерти императора Генриха VI, эта неожиданная новость изменила все дело и внезапно положила конец священному походу.

Князья и владетели германские только и думали о возвращении в Европу. Из всех князей, прибывших с Запада для защиты дела Господня, одна только королева Венгерская оказалась верной своим обетам и осталась со своими рыцарями в Палестине.

Итоги Крестового похода

Этот Четвертый поход, в котором все силы Германской империи разбились о стены одной крепости на Ливане и который представляет нам странное зрелище священной войны, веденной отлученным от церкви монархом, не ознаменован в истории столькими чрезвычайными событиями и великим бедствиями, как предыдущие экспедиции.

У крестоносцев не было недостатка ни в рвении, ни в мужестве во время опасности, но имя Иерусалима уже не воспламеняло более энтузиазма пилигримов. В прежних священных войнах было более религиозного чувства, чем политики; в этой же, можно сказать, главную роль играла политика, а не религия.

В то время как христиане возносили к Богу молитвы об успехе похода, двигателем и главой которого был император Генрих VI, этот государь вел безбожную войну и опустошал христианскую страну, чтобы подчинить ее своей власти. Мы увидим впоследствии, какие смуты среди христианских народов произвело это покорение Сицилии и какую ужасную вражду вызвало оно между сыновьями Генриха VI и преемниками Целестина.


Источник – Компиляция на основе книги Жозефа Мишо, “История крестовых походов”, и других материалов находящихся в свободном доступе 
Выложил – Мэлфис К.


Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
 
 
Также вас может заинтересовать:

Интересное

Простой способ сделать простой плащ
Что представляет из себя паранжа

Наверх