Иннокентий III проповедует новый поход в Святую землю

Напрасные хлопоты Иннокентия III

Итак, Четвертый Крестовый поход с треском провалился и казалось бы, рвение «воинов Креста» должно было уже сойти на нет. Возможно, так бы и случилось, не взойди на святой престол папа Римский Иннокентий III.

Иннокентий III видел в завоевании (т.е. «освобождении») Святой Земли свою миссию и едва приняв сан, стал активно продвигать идею нового Крестового похода. В послании к епископам, духовенству, высшему сословию и простому народу во Франции, Англии, Венгрии и Сицилии папа возвещал волю, угрозы и обетования Бога христианского.

“Если Бог принял смерть ради человека, – то неужели человек побоится умереть для Бога? Неужели он откажется пожертвовать своей мимолетною жизнью и тленными благами этого мира Тому, Кто предлагает нам сокровища вечной жизни?” – говорил Иннокентий III в письмах.

Легаты, посланные римским двором, обещали отпущение грехов и особенное покровительство церкви всем тем, кто примет крест и вооружится или кто будет доставлять одежду и содержание воинству Христову. В церквах были расставлены кружки для приема приношений от верующих, священникам вменили в обязанность влиять на свою паству во время исповеди и возбуждать раскаяние грешников и сочувствие их в пользу крестоносцев и христиан на Востоке.

Однако, не смотря на кипучую деятельность, проповеди успеха не имели, и не в последнюю очередь благодаря стараниям самой церкви. Отгон Саксонский и Филипп Швабский оспаривали друг у друга германскую корону. Папа объявил себя на стороне Отгона и угрожал громами церкви приверженцам Филиппа. Вся Германия горела в огне войны – святая земля, была последним, что интересовало противников. Филипп II Август состоял под проклятием Рима за свой незаконный союз с Агнессою Меранийской, и Франция, при всем желании не могла принять участие в Крестовом походе.

Ричард, которому предлагали роль предводителя крестоносцев, хотя и не отказывался напрямую от участия (и даже устроил в Лондоне турнир по этому поводу), никаких намерений вновь отправляться на Восток не имел.

Проповедник Фульк

Между тем, появился на горизонте священник Фульк из Нельи-на-Марне. Этот человек своим красноречием оказывал огромное влияние на простой люди, да даже сами проповедники становились в ряды его учеников и говорили, что “Святой Дух глаголет его устами”.

Иннокентий III быстро обратил внимание на Фулька и возложил на него миссию, которую исполнил за 50 лет перед тем Бернар Клервосский. Для дела Иисуса Христа нужны были в особенности пример и мужество государей и баронов. В Шампани объявили турнир, на котором должны были присутствовать самые доблестные воины Франции, Германии и Фландрии. Фульк немедленно приехал в замок Экри-сюр-Эн, где рыцарям назначили сбор и вдруг среди мирского веселия рыцарства послышались жалобные стоны Святой земли.



Когда оратор Креста заговорил об Иерусалиме, плененном сарацинами, то рыцари и бароны забыли бой на копьях, и ломание копий, и блистательные состязания, и подвиги, “и даже присутствие дам и девиц, раздававших награды отличившимся”.

В общем, при всем честном народе, светлейшие и знатнейшие, стали массово раздавать обеты и клясться на евангелии, о том что не успокоятся, пока не завоюют Иерусалим и не освободят Гроб Господень.

Главные вожди Крестового похода, собравшись сначала в Суассоне, а потом в Компьене, избрали предводителем священной экспедиции Тибо, графа Шампаньского. На том же собрании было принято решение отправить армию крестоносцев на Восток морским путем и с этой целью послать шесть депутатов в Венецию, чтобы выпросить у республики суда, необходимые для переправы войска и лошадей.

Энрике Дандоло заключает соглашение с крестоносцами

Депутаты были приняты с восторгом приняты девяностолетним дожем Венеции Энрико Дандоло, который будучи известным хитрецом, мигом сообразил, какие неслыханные перспективы открывает ему грядущее мероприятие.

Дандоло обещал доставить крестоносцам суда для 4500 рыцарей, 20.000 человек пехоты и продовольствие для всей христианской армии в продолжение девяти месяцев. Он предлагал, сверх того, от имени Венеции вооружить 50 галер с условием, чтобы венецианцам была предоставлена половина будущих завоеваний крестоносцев.

Рыцари и бароны со своей стороны обещали уплатить республике 85.000 серебряных марок. Этот договор, обсужденный и одобренный на советах дожа и патрициев, был представлен на утверждение народа, собравшегося в соборе св. Марка и принят единогласно.

К всеобщей скорби, когда депутаты возвратились в Шампань, они нашли Тибо опасно больным. В скором времени он скончался, и бароны избрали нового предводителя – Бонифация, маркиза Монферратского, “князя доблестного, одного из самых искусных во владении оружием и в военном деле”. Бонифаций приехал в Суассон, где и принял крест из рук священника Нельиского и был провозглашен вождем Крестового похода в церкви Божьей Матери в присутствии духовенства и народа.

Крестоносцы в Венеции

Весной 1202 г. все принявшие крест отправились в путь. Граф Фландрский, графы Блуаский и де Сен-Поль, маршал Шампаньский и множество рыцарей фламандских и шампаньских перешли через Альпы и прибыли в Венецию.

Вскоре после их прибытия сюда нужно было уплатить республике условленные 85.000 марок, но как обычно в таких ситуациях, в последний момент выяснилось, что таких денег у крестоносцев нет и быть не может. Более того, даже если бы все эти отважные бароны отдали все, что имели, они смогли бы собрать не более третьей части всей суммы.

Хитрость Дандоло

Но дож венецианский, не зря был правителем республики купцов. Конечно, он не мог взять денег с крестоносцев совершающих богоугодное дело. Как можно? Но и перевозить всю эту массу железа и людей за бесплатно, он тоже не мог – соотечественники не поймут.

И хитрец предложил крестоносцам выход – корабли перевезут их почти за так, но крестоносцы сделают маленькое одолжение Венеции – вернут республике город Задар, восставший против Венеции (а на деле принадлежащий Венгрии).

Рыцарей даже уговаривать не пришлось – прокатиться бесплатно, да ещё надавать кому-то по шее, что может быть интереснее и увлекательнее? Само собой бароны согласились, а голоса тех, кто пытался робко возразить – негоже, мол, начинать крестовый поход с убийства своих же единоверцев, потонули в общем веселье.

Но дож был слишком умен, чтоб не заметить этого маленького «конфуза». В порыве «святого рвения» он и сам принял крест и соотечественников попросил принять в походе самое горячее участие. Кто же захочет расставаться с таким союзником? Поневоле ему можно простить небольшие «вольности»… В общем, конфликт тихо замяли и корабли везущие крестоносцев направились к стенам Задара.


Источник – Компиляция на основе книги Жозефа Мишо, “История крестовых походов”, и других материалов находящихся в свободном доступе 
Выложил – Мэлфис К.


Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
 
 
Также вас может заинтересовать:

Интересное

Женский костюм 12 века
Япония в средние века. Женщина-самурай

Наверх