Сайт рекомендован для аудитории 16+

На пути к Иерусалиму



Военный совет Ричарда

После целого месяца напрасного ожидания в Вифинополе воины уже не верили, что пойдут наИерусалим. Ричард Львиное Сердце делал вид, что не слышит этого ропота, но и сам негодовал на свою собственную судьбу.

Вынужденный принять какое-нибудь решение, он созвал совет из пяти рыцарей-иоаннитов, пяти французских баронов и пяти баронов палестинских.

Этот совет обсуждал дело в продолжение нескольких дней. Те, кто стояли за немедленную осаду Иерусалима, говорили о восстании в Месопотамии против власти Саладина и об угрозах султану со стороны халифа Багдадского. Они прибавляли, что мамелюки отказываются запереться в Иерусалиме, если Саладин не придет туда, чтобы разделить с ними все опасности, и что, следовательно, время для осады теперь самое благоприятное.

Другие, державшиеся противоположного мнения, видели во всех этих известиях только ловушку со стороны Саладина. Они выставляли на вид недостаток воды в летнюю пору в бесплодных окрестностях Иерусалима, длинные, узкие проходы по этой гористой местности, где несколько мусульманских солдат могли легко уничтожить целые отряды христиан и притом, в случае неудачи под стенами священного города, каким образом обеспечить отступление христианской армии, окруженной со всех сторон войсками Саладина?

Бездействие крестоносцев

Впрочем, колебания эти и споры не препятствовали Ричарду производить постоянные нападения на сарацин. Несколько сирийцев явились предупредить его, что из Египта в Иерусалим идет богатый караван. Ричард немедленно собирает лучших воинов, к которым присоединяются и французы.

Вечером отряд этот выступает из лагеря, идет всю ночь при лунном свете и на заре подходит к местечку Хари, в Хевронской области. Тут стоял караван с конвоем, состоявшим из 2000 сарацин. Караван был забран, Ричард со своими спутниками возвратился в лагерь, ведя за собой 4700 верблюдов, множество лошадей, ослов и мулов, навьюченных самыми ценными азиатскими товарами. Добыча эта была разделена поровну между теми, кто сопровождал английского короля, и теми, кто оставался в лагере. Взятие каравана произвело смятение в священном городе, в мусульманской армии поднялся ропот против Саладина.

Однако же христиане не воспользовались смятением сарацин и беспорядками, возникшими в войсках Саладина. На совете рыцарей и баронов было решено удаление армии от гор Иудейских и возвращение ее к морскому берегу, что вызвало новое недовольство в среде крестоносцев. Вражда между французами и англичанами усилилась. Герцог Бургундский и Ричард язвили друг друга сатирическими песнями, армия крестоносцев постепенно разваливалась.

Саладин берет Яффу, а Ричард вновь отвоевывает её

Во время колебаний Ричарда армия Саладина, подкрепленная эмирами Алеппским, Месопотамским и Египетским, напала на Яффу и после нескольких приступов овладела городом. Цитадель, куда укрылся гарнизон, готова была тайно капитулировать, как вдруг Ричард прибыл из Птолемаиды с несколькими кораблями, доставившими войска.



В гавани Яффы было множество сарацин, английский король, сопровождаемый храбрейшими из своих воинов, бросился в воду по пояс, достиг берега, разогнал всех перед собой, выгнал из города только что одержавших победу мусульман, преследуя их по равнине, и раскинул свой лагерь на том самом месте, где за несколько часов перед тем стояли палатки Саладина.

Но Ричард еще не восторжествовал над всеми опасностями. Присоединив к своему отряду гарнизон цитадели, он насчитывал у себя не более 2000 солдат. Через три дня по освобождении Яффы один генуэзец, выйдя рано утром из города, увидел в поле мусульманские отряды и возвратился в город с криком: «К оружию, к оружию!».

Ричард вскочил со сна и едва успел надеть панцирь, как нахлынули толпы сарацин. Король и большинство его приближенных бросились в битву с босыми ногами, иные в одной рубашке. В отряде христиан оказалось не более десяти лошадей. Одну из них подали Ричарду.

Мусульмане принуждены были отступить, английский король спешил воспользоваться этой первой удачей, чтобы поставить своих воинов в боевой порядок на равнине и воодушевить к новым битвам.

Вскоре 7000 сарацин, вернувшись назад, снова устремляются на христиан. Христиане выдерживают яростный натиск неприятеля, удивление и ужас распространяются в рядах мусульман. Ричард бросается вперед и нападает на них со своими воинами.

В это время ему объявляют, что неприятель вступил в Яффу и избивает христиан, оставшихся для защиты ворот города, король спешит к ним на помощь в сопровождении только двух всадников и нескольких метальщиков.

При виде его враги разбегаются, а он убивает всех, кто оказывает сопротивление. Выгнав неприятеля из города, он возвращается на равнину, где идет схватка его воинов с мусульманской конницей. Ричард, расточая чудеса храбрости, приводит в смятение толпу сарацин. Наконец он так порывисто устремляется в ряды неприятеля, что никто не поспевает следовать за ним и он исчезает из вида своих воинов.

Когда он возвратился к крестоносцам, которые считали его уже погибшим, лошадь его была вся в крови и в пыли, а сам он, по наивному выражению очевидца-свидетеля, «весь пронизанный стрелами, был похож на подушечку, со всех сторон унизанную иголками». Эту необычайную победу, одержанную доблестью одного только человека, можно считать одним из самых чудесных событий в летописях человеческого героизма.


Источник — Компиляция на основе книги Жозефа Мишо, «История крестовых походов», и других материалов находящихся в свободном доступе 
Выложил — Мэлфис К.