Сайт рекомендован для аудитории 16+

Сутта о стреле (из Сутта-Нипаты)



Воистину жизнь смертных
Беспричинна и непонятна,
Краткосрочна и беспокойна,
Исполнена мук тяжких.

Невозможно ведь так сделать,
Чтобы не умереть, родившись.
За старостью следует смерть,
Таков закон непреложный.

Как у плодов созревших
Страх поутру сорваться,
Так и у тех, кто родился,
Вечный страх перед смертью.

Ведь, как кувшины, и чаши,
Что сделал из глины, горшечник,
Все когда-нибудь разобьются,
Так прервется и жизнь смертных.

Глупец и мудрец ученый,
Старик и юноша нежный —
Все они кончают смертью,
Над всеми — власть смерти.

И когда она их настигнет,
И они отсюда уходят,
Не удержать тогда отцу сына,
Родичу не защитить родного.

Подряд, как коров на бойню,
Смерть уводит с собой смертных.
А родные глядят им вслед,
Тоскуя и горько плача.

Как видишь, мир поражен
Старостью и смертью.
Но мудрецы не скорбят,
Непреложность закона зная.

Ведь тебе неизвестен путь,
Каким он пришел и ушел.
Не зная конца пути,
О чем ты рыдаешь?



И если бы тот, кто скорбит,
Как безумный, себя терзая.
Выигрывал этим хоть что-то,
То же делал бы мудрый.

Но скорбью и горьким плачем
Не обретают покоя.
Лишь сильнее становятся муки,
Слабеет и сохнет тело.

Тот, кто себя терзает,
Становится худ и бледен.
Но ему не вернуть умерших.
Тщетны рыданья и вопли.

Не убивающий скорбь
Страдает еще сильнее;
Рыдающий над покойным
Попадает во власть скорби.

Взгляни на этих людей,
Спешащих к перерожденью*, —
Они, в лапы смерти попав,
Как рыбы в сетях, бьются,

Все ведь бывает не так,
Как о том помышляешь.
Знай же — разлука эта
С родными неизбежна.

И пусть даже сотню лет
Ты проживешь или больше,
Все равно от близких уйдешь,
Расставшись с жизнью здешней.

Так перестань же рыдать!
Послушай совет архата*,
О покойном скажи себе:

“Мне его не найти больше”.
Когда загорелся дом,
Пламя тушат, залив водою.

Так и тот, кто мудр и учен,
Тверд и исполнен достоинств,
Разгоняет возникшую скорбь
Тут же, как ветер — солому.

И если счастья желаешь,
То причитанья и вопли,
Желания и недовольства, —
Эту стрелу — из себя вырви!

Отравленную стрелу вырвав,
Покой обретешь душевный.
Уничтожив в себе все печали,
Беспечальным станешь, потухшим.

Перевод Т. Елизаренковой


Спешащих к перерожденью… — то есть умирающих.

Архат — человек, преодолевший привязанность к жизни и достигший полной внутренней свободы.