Сайт рекомендован для аудитории 16+

Древняя Финикия



Древняя Финикия занимала область нынешних государств Ливана, Израиля и Сирии.

Древняя Финикия занимала область нынешних государств Ливана, Израиля и Сирии.

Где находилась Древняя Финикия

Тот конгломерат городов-государств, что ныне известен нам как Древняя Финикия, занимал в далеком прошлом всю приморскую полосу вдоль северной части восточного побережья Средиземного моря, окаймленную с востока Ливанскими горами, которые местами подступали почти вплотную к берегу.

Своеобразность природных условий Финикии нашла отражение даже в названиях важнейших населенных мест. Так, например, название города Библ (Гебал) означает “гора”, города Тира (Цур) — “скала”. Возможность заниматься пахотным земледелием из-за недостатка хороших земель была ограничена, но и те, что имелись, могли все же использоваться достаточно интенсивно, так как морские ветры приносили обильные дожди. Здесь преобладало садоводство, культивировались оливки, финики, виноград.

Занимались древние финикийцы и рыболовством, что естественно для морского народа. Неслучайно название одного из финикийских городов — Сидон, что означает “место рыбной ловли”. Большое богатство для страны представляли леса горного Ливана, которые изобиловали кедром и другими ценными породами.

Как предполагают некоторые исследователи, первые жители Финикии говорили на несемитском языке. Однако уже в III тысячелетии до н.э., согласно показаниям египетских источников, здесь проживали семитические племена, относящиеся к группе западно-семитских племен, населявших примерно в то же время палестинские земли, так как их языки почти тождественны. Все эти племена назывались ханаанеями. Пришельцы в скором времени не только смешались с коренным населением, но и ассимилировали его.

Название “финикиец” встречается уже в египетских иероглифических надписях середины III тысячелетии до н.э. в форме “фенех”. Позднее древние греки применяли слово “фойникес”, что означало “красноватые”, “смуглые”. Отсюда и пошло название страны. В семитских источниках особого наименования для Финикии и финикийцев не встречается. Название Кинаххи, или соответственно греческому тексту Библии, Ханаан, которое отдельные ученые объясняют как “страна пурпурной краски”, имеет гораздо более широкое значение, поскольку подразумевает также Палестину и частично Сирию. Аналогичные же общие обозначения для этих стран употребляли и египтяне.

Города-государства на территории Финикии

Одним из наиболее древних городов-государств на территории Финикии, был основанный в конце III тысячелетия до н.э. Угарит, расположенный южнее устья реки Оронта, напротив северо-восточного мыса острова Кипр и на перекрестке морских путей из Эгейского моря и Малой Азии в Египет и Переднюю Азию. Был раскопан укрепленный приморский город, в котором вместе с ценными вещественными памятниками были обнаружены во множестве таблички середины II тысячелетия до н.э. с текстами, исполненными клинописью из 29 букв. Эти письменные памятники содержат мифы, которые проливают свет на древнейшую культуру Финикии.

На острове южнее Угарита находился город Арвад, островное положение которого способствовало сохранению им независимости в военных столкновениях того времени. Почти в центре финикийского побережья располагался город Библ, поддерживавший с древнейших времен связь с Египтом. Через Библ еще в III тысячелетии до н.э. производился вывоз финикийских товаров в Египет. Культура последнего пустила глубокие корни именно в этом финикийском городе-государстве. В середине II тысячелетия до н.э. Библ подчинил себе соседние небольшие города и поселения. Египетские цари XVIII династии сделали этот город своим главным опорным пунктом на побережье. Здесь широко пользовались египетским иероглифическим письмом, а также особенным слоговым письмом и позже — линейным алфавитом.



Сидон и Тир, самые южные города Финикии, постоянно враждовали между собой. Не потому ли, что были защищены скалами от нападения внешних врагов? Самым недоступным был Тир, который состоял из двух поселений: островного и материкового. Когда невозможно было спасти материковую часть, все жители перебирались на остров, который с помощью кораблей мог снабжаться водой и был недоступен для вражеской армии, не имевшей флота.

Вообще, стоит отметить, что морскому делу финикийцы уделяли очень большое значение. В деле кораблестроения и кораблевождения в то время им не было равных в мире. В течение многих веков жители крупных городов восточного побережья Средиземноморья сохраняли славу искусных кораблестроителей. Финикийское слово “галера” вошло во все существующие европейские языки и продолжает существовать поныне. Впрочем, как и «галерный раб» — применять рабов в качестве гребцов также первыми придумали финикийцы. До них, гребцами в основном были только свободные люди.

Финикийцы были торговым народом, к тому же живущего в самом «проходном месте» тогдашнего мира. Не удивительно, что в их руках была сосредоточена торговля в регионе

Финикийцы были торговым народом, к тому же живущего в самом «проходном месте» тогдашнего мира. Не удивительно, что в их руках была сосредоточена торговля в регионе

Экономика и хозяйство Финикии

Восточное побережье Средиземноморья издревле славилось естественными богатствами и не смотря на сравнительно небольшую по ширине полосу суши, которую занимала Древняя Финикия, эта область была благодатным во всех отношениях краем. Одним из основных продуктов, которым торговали финикийцы, была сушеная рыба. Особую ценность представляли дубовые и кедровые леса Ливана — лучшего материала для изготовления кораблей в то время нельзя было и найти. Впрочем, ливанский кедр шел не только на корабли, но и на другие изделия — из него, например, изготовляли в том числе и саркофаги для мумий египетских вельмож. Центром торговли лесом был Библ — к тому времени давно и прочно находившийся в руках египтян. Именно папирусы последних, донесли до нас сведения о целебных растениях и необходимых для бальзамирования смолах, которые также поставлялись из Финикии.

Впрочем, финикийцы были также искусными мастерами — не мало «египетских» золотых и серебряных ваз украшенных головами разных животных, на самом деле — финикийские.  А ведь финикийцы владели ещё и замечательной технологией изготовления стеклянных сосудов и тканей насыщенно пурпурного цвета. Именно финикийцы первые начали производство пурпурной краски из особого вида моллюсков, окрашивая ею шерстяные и льняные ткани. Пригодная для земледелия территория Финикии была небольшой, но почва отличалась плодородием, к тому же очень тщательно обрабатывалась. Большую роль в торговле играло высококачественное вино.

Возможно, что само слово “вино”, соответствующее латинскому “винум”, греческому “ойнос” и хеттскому “вийана”, восходит к финикийскому “йайн”. Важным продуктом садоводства было также оливковое масло. Однако в первую очередь финикийцы были известны как работорговцы. Хотя значительная часть приобретаемых ими рабов предназначалась на перепродажу, очевидно, и в самих финикийских городах имелись в большом количестве рабы, которые использовались на судах, в мастерских и т.п.

Кроме товаров местного производства, финикийцы торговали и тем, что вывозили из Малой Азии, с Кипра, Крита, из областей микенской культуры Греции, с западных земель Средиземноморья. Города Финикии по существу были средоточием транзитной торговли. Из Малой Азии финикийцы получали серебро и свинец, позднее — железо. Финикийские города довольно рано вступили в тесные отношения с островом Кипр, в то время главным поставщиком меди. По всей вероятности, латинское слово “сиргит” (медь) происходит от названия этого острова.

С Крита финикийцы получали предметы эгейского художественного ремесла, продукцию других стран Средиземноморского бассейна. Ученые предполагают, что в Угарите, главном центре торговых связей с Эгейским миром, могла существовать постоянная микенская колония.

Интересный факт: вероятно, в морской торговле активное участие принимали и рядовые свободные граждане городов-государств, которых царь и знать ссужали серебром и товарами. В сухопутной караванной торговле, которая стала развиваться особенно с начала I тысячелетия до н.э., когда верблюд был уже одомашнен и вследствие этого облегчилось преодоление обширных пустынных и степных пространств Сирии, наряду с царями и знатью также уже могли обогащаться некоторые представители рядовых свободных.

Государство и власть в древней Финикии

Удивительно, но не смотря на крайне удачное географическое положение страны, смелый характер и предприимчивость её жителей, финикийцам не только не удалось отстоять свою независимость, они даже толком не смогли построить собственное единое государство. При всем своем богатстве и могуществе, каждый из финикийских городов был сам по себе, и очень ревностно относился к сохранению своей политической независимости.

Благодаря этому, ни о каком военном союзе финикийских городов-государств речь никогда не шла. Что там государство, если даже говорящие на одном языке люди Финикии никогда не имели никакого единого самоназвания и обозначали себя следующим образом: “люди такого-то города”. Парадоксально, но факт — для самих «древних Финикийцев», никакой «Финикии» не существовало!

Выборы должностных лиц в городах ханаанеев (позднее и в их колониях, например в Карфагене) производились на основании имущественного ценза. При этом финикийские «олигархи», держали под контролем не только неимущих граждан, но и царя, который в торговых городах-государствах Финикии не обладал деспотической властью, подобно царям Египта и Вавилонии. Не исключено даже, что в ряде городов даже не было царей, а сами такие государственные образования представляли собой своеобразные  олигархические республики в миниатюре.

С одной стороны всё это способствовало росту богатства, но с другой, именно в результате такой политики не один из их городов не имел достаточно сил для того, чтобы объединить всю Финикию в единое государство.

Результаты такой политики сказались чуть позже, когда «централизованные» соседи наконец закончили «собирание земель» у себя дома и стали оглядываться по сторонам, в поисках богатой, но слабой жертвы.

Первым пал Угарит — когда-то один из сильнейших городов финикийцев. Из-за гражданской войны город был ослаблен и потому легко пал жертвой державы хеттов, оказавшись завоеванным царем Суппилулиумой и войдя в состав его державы. Лишь на считанные годы пережил Угарит другой крупный город Финикии — Библ. Город оказался разорен соседями, поскольку покровительствовавший городу египетский фараон Эхнатон помощи не прислал, а своих сил для отражения угрозы не хватило. Следующей «жертвой» стал Сидон — на тот момент остававшийся крупнейшим городом ханаанеев-финикийцев. Около 1200 г. до н.э. он был разрушен “народами моря”, которые после разгрома хеттов опустошили Финикию и побережье Палестины.

Казалось, Древняя Финикия вот-вот совершенно прекратит существование, однако политические кризисы у некогда могущественных соседей (и вторжение «народов моря», конечно) привели к тому, что угроза неминуемого уничтожения от Финикии временно отступила.

После разрушения Сидона “народами моря” гегемония перешла к Тиру, который достиг в это время наибольшего расцвета, особенно при царе Хираме I, современнике Соломона, царя Израиля (около 950 г. до н.э.).

Хирам расширил остров, на котором была расположена основная часть Тира, при помощи искусственной насыпи, и, открыв здесь источник с водой, сделал Тир почти неприступной крепостью для внешнего врага.

В это время Тир, пользуясь своим географическим положением, вступил в тесные торговые сношения со всеми окружающими государствами. При Хираме, вероятно, началась колонизация современной области Туниса на африканском берегу Средиземного моря, а позже при его наследниках и преемниках там был основан город Карфаген (по преданию в 814 г. до н.э.). Благоприятное географическое положение страны позволило финикиянам принимать активное участие в сухопутной торговле с Месопотамией и долиной Нила, а также постепенно овладеть морскими путями в Средиземное море.

Морская торговля Финикии значительная уже во время египетского владычества стала еще больше расширяться после распада Египетской державы. Вся торговля Египта перешла теперь в руки финикийцев, их многочисленные торговые корабли постоянно прибывали к пристаням городов, расположенных по берегам Нила.

Исторические источники свидетельствуют об острой классовой борьбе в Финикии. О восстании рабов в Тире, к которому, возможно, примкнули и неимущие свободные, сообщает греческая традиция. Руководил этим восстанием Абдастрат (Старатон). Это восстание, происшедшее, возможно, в IX в. до н.э. закончилось, по преданию, полным уничтожением мужских представителей господствующего класса, а женщины и дети были распределены между восставшими.

Греческие историки сообщают нам о каких-то “финикийских несчастиях”, которые также можно предположительно считать восстаниями угнетенных масс финикийских городов-государств. Но эти восстания, однако, как и другие многочисленные восстания рабов, не приводили к изменениям сложившихся отношений. Рабовладельческое общество и государство по-прежнему продолжали существовать в Финикии.

В результате внутренней борьбы в Тире могущество его ослабело и с конца IX в. до н.э. наряду с Тиром, временами превосходя его значением, вновь возвышается город Сидон (современный Сайда в Ливане) — финикийский город-государство на восточном побережье Средиземного моря. Возник, по-видимому, в IV тысячелетии до н.э. Во II тысячелетии до н.э. был крупным центром международной торговли; вел упорную борьбу с Тиром за гегемонию в Финикии.

В конце II — начале I тысячелетия до н.э. Сидон участвовал в финикийской колонизации Западного Средиземноморья. В начале I тысячелетия до н.э. находился под властью Тира. В 677 г. до н.э. разрушен ассирийцами; затем отстраивался заново. Во второй половине VI в. до н.э. Сидон вошел в состав Персидской державы Ахеменидов.

Однако вскоре период полной независимости финикийских городов приходит к концу. Со второй половины VIII в. до н.э. ассирийские войска стали все чаще доходить до берегов Средиземного моря, и, хотя экономическое значение финикийских городов сохраняется, в конце концов все финикийские города-государства, кроме Тира, были вынуждены покориться Ассирии.

С конца VII в. до н.э. начали снова усиливаться Египет и Вавилония, и финикийские города-государства попали в зависимость от них. Во второй половине VI в. до н.э. Финикия была включена в состав Персидской державы. При этом финикийские города по-прежнему сохраняли свое самоуправление и свое значение богатых центров торговли. Финикийский флот составлял опору персидского могущества на море.

Финикийцы были смелыми путешественниками и основали множество колоний далеко за пределами своей родины

Финикийцы были смелыми путешественниками и основали множество колоний далеко за пределами своей родины

Культура древней Финикии

Финикийские художники в основном использовали мотивы и сюжеты египетского, хетто-хурритского и вавилонского искусств, однако и собственно финикийские мотивы также имелись, а предметы финикийского прикладного искусства, как уже говорилось, высоко ценились даже за рубежом.

Вполне возможно, что два известных угаритских эпических произведения — эпос о Керете и эпос о Данеде — являются памятниками не столько религиозной, сколько светской литературы. Лишь с вполне понятной долей условности относим мы к литературе несколько более поздних надгробных начертаний, которые в большинстве своем были короткими.

Одним из наиболее значительных достижений финикийцев было изобретение алфавитного письма. Финикийские писцы фактически довели открытие египтян до логического завершения. Как известно, египтяне создали 24 согласных знака, однако сохранили и сотни слоговых знаков и знаков, обозначающих целые понятия. Следующий шаг на пути создания алфавитного письма был сделан, по мнению ученых, писцами гиксосских завоевателей. Возможно, это они на основе египетского иероглифического письма создали первое алфавитное письмо из 26 знаков для согласных — так называемое “синайское письмо”, именуемое по месту нахождения надписей.

Предполагается, что это письмо восходит к египетской иероглифике. Алфавит гиксосских писцов не успел окончательно оформиться из-за кратковременности существования гиксосского государства, но вместе с тем оказал воздействие на создание алфавитного письма Южной Финикии. На севере же, в Угарите, на той же основе создалось алфавитное письмо из 29 букв, приспособленное для писания клинописью на глиняных табличках.

Некоторые ученые полагают, что финикийское письмо могло развиваться совсем не на основе египетского, а на основе крито-микенского или финикийского слогового письма, памятники которого дошли до нас из города Библа. В любом случае очевидно одно: впервые именно финикийцы стали употреблять чисто алфавитную систему письма. Несомненно, также и то, что в этом должно было сыграть весомую роль наличие алфавитных знаков для согласных в египетском письме, с которым финикийцы были давно знакомы.

Очевидно, что необходимость создания алфавитного письма возникла в самых разных полисах Финикии. С развитием мореплавания и торговых отношений, в которых была занята значительная часть населения, потребовалось письмо гораздо более простое, более доступное, чем то, которое могли изучать только немногие писцы.

Недостатки у финикийского алфавита были следующие: он передавал одни согласные звуки, не передавались различные дополнительные значки, при помощи которых египтяне, например, облегчали чтение текстов, написанных так же, только согласными. Поэтому чтение было все же делом нелегким, понимание более сложных текстов было достаточно затруднительным.

Пришло время, когда северный алфавит был вытеснен южным, который состоял из 22 знаков и впоследствии распространился по всей стране. От него берет свое начало и греческий алфавит, что видно из древнейших форм греческих букв, а также из того факта, что названия ряда греческих букв — семитического происхождения. Так, слово “алфавит” содержит в себе названия первых двух греческих букв альфа и бета (в византийском произношении — вита), которые соответствуют названиям первых двух финикийских букв — “алеф” и “бет”, что в западно-семитских языках означает “бык” и “дом”.

В основе этих алфавитных знаков лежали более древние знаки-рисунки. Большинство названий букв греческого алфавита соответствуют названиям финикийских букв. Греческий и арамейский алфавиты являются предками большинства современных алфавитных систем.

К сожалению, собственно финикийские литературные и исторические произведения до нас не дошли, однако в сочинениях поздних писателей имеются ссылки, например, на труды финикийца Санхотиатона (до сих пор не установлено, существовал ли он в действительности).

В период эллинизма и римского господства в Финикии была развита литература на греческом языке: по космогонии, по теогонии, исторические повествования Менандра, Дия (II — I вв. до н.э.), Феодота (I в. н.э.), Филона Библского (I — II вв. н.э.) и др. Эти авторы ссылаются на “Тирские хроники” и другие собственно финикийские произведения.

Из финикийской литературы, развивавшейся в Северной Африке, известны (помимо пунийской исторической традиции, дошедшей до нас в изложении античных авторов Диодора, Юстина, Саллюстия) сочинения флотоводцев Ганнона и Гамилькона об их плаваниях в Атлантическом океане и труды Магона, посвященные рациональному ведению сельского хозяйства.

Значительную роль играла и финикийская наука, в особенности астрономия и географические исследования.

Финикийцы внесли значительный вклад в развитие античной философии. Финикийский философ Мох считался одним из основоположников атомистического учения. Карфагенянин Гасдрубал, принявший в Греции имя Клитомаха, сына Диогнета, в последней четверти II в. до н.э. стал руководителем Академии в Афинах.

Существовала у финикийцев и подробно разработанная, видимо, в период эллинизма грамматическая теория.

Финикийские города с древнейших времен были центрами высокоразвитого ремесленного производства.

Под непосредственным влиянием финикийцев развивались литература и другие отрасли культуры народов Сирии, Палестины и Малой Азии.

Культурное влияние Финикии сказывалось и в том, что в этот период финикийский алфавит распространяется в странах Средиземноморья.

При всех положительных качествах финикийцев, эти ребята вовсе не были примером для подражания - вездесущие работорговцы приносящие в жертву рогатому богу (Молоху) грудных детей

При всех положительных качествах финикийцев, эти ребята вовсе не были примером для подражания — вездесущие работорговцы приносящие в жертву рогатому богу (Молоху) грудных детей, как вы понимаете, — это тот ещё имидж

Религия Финикии

Политическая раздробленность Финикии, так никогда и не преодоленная, содействовала тому, что финикийская религия не знала системы мифов, которая имела место у вавилонян. Жречество городов не имело возможности выдвинуть своего бога в качестве “царя богов”, подобно тому, как фиванский бог Амон был объявлен “царствующим богом” Египта во времена владычества Фив. Бог неба был главным богом в городах Финикии и носил имя нарицательное, а не собственное. Он назывался просто “владыка” (Ваал), “царь города” (Мелькарт), просто “власть” (Молох) или же “бог” (Эль).

Рядом с богом неба Ваалом стояла его жена — богиня Астарта (вариант имени — Аштарт, Ашерат). Наряду с богами неба и земли почитался также бог умирающей и воскресающей растительности. Чаще всего он назывался Адони — “господин мой” или, согласно греческому варианту, — Адонис. Некоторые черты умирающего и воскресающего бога встречаются в мифе о Ваале и его сестре Анат (по другой версии — жена Астарта).

Впрочем, имена финикийских богов вообще были табуированы, их нельзя было произносить (сами ханаанеи говорили просто «бог», «богиня»), и поэтому наши знания о пантеоне финикийцев могут быть не точны.

Основная тема обширного мифологического эпоса — это повествование о смерти и воскресении Ваала, о верности его жены Анат как в жизни, так и в смерти. Некоторые эпизоды из этого мифа близки сюжетам египетского мифа об Осирисе и его сестре Исиде.

В культе Финикии, как и в культах Палестины и Сирии, достаточно долго сохранялись человеческие жертвоприношения. Часто в качестве жертв использовались дети и особенно грудные первенцы. Преимущественно — в моменты грозной опасности для государства. Стоит назвать и такой факт: еще в IV в. до н.э. во время осады Тира греко-македонскими войсками на городской стене в качестве жертв были зарезаны иноплеменники — македонские военнопленные.

Стоит отметить также, что боги-покровители также имелись у финикийских городов: у Тира — Мелькарт (“царь города”), у Сидона — Эшмун (очевидно, бог врачевания), у Берита — Великая хозяйка Берита, у Библа — богиня любви и плодородия Аштарта (Астарта), являвшаяся также одним из важнейших общефиникийских божеств.

Колонии и морское искусство Древней Финикии

Как уже отмечалось, финикийцы строили прекрасные корабли, были людьми предприимчивыми, смелыми, к тому же отличными мореходами. Естественно, нет ничего удивительного, что именно они в скором времени опутали почти всё Средиземноморье сетью своих колоний. Но не только жажда приключений гнала вперед отважных мореходов.

Дело в том, что господствующий класс финикийских государств, опасаясь восстания рабов и бедноты, стремился к тому, чтобы в подчиненных им городах не скоплялось сразу большого количества «беспокойных элементов». Воевать финикийцы не любили, поэтому этот проверенный способ «слива» беспокойных горячих голов им не подходил. Но, опираясь на свою ментальность, они изобрели свой способ.

Из сочинений греческого ученого и философа Аристотеля (IV в. до н.э.) нам известно о тех мерах, которые применяла знать с этой целью в Карфагене: “Хотя строй Карфагенского государства и отмечен характером господства имущих, однако карфагеняне удачно спасаются от возмущения со стороны народа тем, что дают ему возможность разбогатеть. А именно, они постоянно высылают определенные части народа в подвластные Карфагену города и области. Этим карфагеняне врачуют свой государственный строй и придают ему стойкость”.

Таким образом, карфагеняне научились искусству врачевать свой государственный строй у метрополии — Тира, которая время от времени (может быть еще с конца II тысячелетия до н.э. и, во всяком случае, с начала I тысячелетия) неоднократно высылала, как, впрочем, и другие финикийские города-государства, по несколько тысяч граждан, чтобы они создавали свои колонии на побережьях Средиземного моря.

Такие финикийские колонии, целью которых было обеспечение части Средиземного моря, в первую очередь на острове Кипр, где финикийцы прочно закрепились еще во II тысячелетии до н.э. Не было существенных успехов только на в северной части Восточного Средиземноморья, где были свои народы-мореходы — греки, ликийцы, карийцы.

А вот на побережье Африки, на Сицилии, Мальте, в Испании, а также и на побережье Атлантического океана (нынешний Кадис) финикийцы обосновались прочно. Впрочем, дело не ограничивалось только лишь Средиземноморьем.

Финикийцы первыми из народов Средиземноморья достигли берегов нынешней Англии и здесь получали очень ценное в то время олово. Путем обмена они также получали на побережье Атлантического океана доставляемый сюда сухим путем из Прибалтики столь ценившийся тогда янтарь.

Карфагенские мореходы, выходя в океан через Гибралтарский пролив, который называли они “столпами Мелькарта” (верховного бога Тира), неоднократно плавали также вдоль западного берега Африки.

Описание одной из таких морских экспедиций отважных карфагенских мореплавателей известно и нам в греческом переводе. Это путешествие, которое называется путешествием Ганнона, датируемое примерно VI или V в. до н.э. Хотя экспедиция карфагенского морехода описана как занимательный приключенческий роман, тем не менее все его сведения, по суждению авторитетных исследователей-историков, соответствуют действительности. Можно шаг за шагом проследить путь экспедиции по карте, сопоставляя данные об этом путешествии с тем, что мы знаем о географии западного побережья Африки.

Пользуясь помощью египтян, а иногда Израиля и Иудеи, финикийские города отправляли морские экспедиции не только на северо-запад и юго-запад, но и менее доступный тогда юг. В данном случае финикийские корабли через Красное море достигли, вероятно, даже Индийского океана.

Об одном из таких морских походов хорошо написано в Библии, где рассказывается об экспедиции в богатую золотом страну Офир, организованной Хирамом, царем Тира, и Соломоном, царем Израиля.

Но самым грандиозным предприятием необходимо считать ту морскую экспедицию финикийцев, которую они совершили по поручению египетского царя Нехо в конце VII в. до н.э. В течение трех лет они обогнули Африку и вернулись через “столпы Мелькарта”, совершив этот выдающийся подвиг более чем за две тысячи лет до Васко да Гамы.

Источник: компиляция на основе сведений находящихся в открытом доступе сети интернет, в т.ч. Всемирная история Том 1. под ред. Ю.П. Францева, Государственное издательство политической литературы, 1953.