Сайт рекомендован для аудитории 16+

Конница македонии и союзников



Конница македонии и союзниковМакедония вплоть до IV в. до н. э. представляла периферию греческого мира. Филипп II Македонский (359-336 гг. до н. э.), энергичный и талантливый правитель из царской династии Аргеадов, сумел воспользовавшись благоприятными обстоятельствами утвердиться на македонском престоле и добиться значительного влияния.

В молодости Филипп провел несколько лет заложником в Фивах, где познакомился с новейшими достижения греческого военного дела, и, придя к власти, осуществил ряд преобразований, многократно увеличивших боевой потенциал македонской армии. В 40-30-х гг. IV столетия он уже довольно бесцеремонно вмешивается в дела греческих полисов, проводит активную завоевательную политику на севере Балканского полуострова (во Фракии), планирует операции в Малой Азии — против персидского царя.

Со своей обновленной армией он разгромил греков при Херонее (338 г. до н. э.) и стал гегемоном вновь образованного Панэллинского союза. По инициативе македонского царя начинается подготовка похода на Восток, во владения Ахеменидской державы. Реализовал этот замысел сын Филиппа, Александр Великий, в ходе грандиозного военного предприятия, раздвинувшего пределы ойкумены и сделавшего царя маленькой Македонии владыкой мировой империи.

Войско македонян было организовано на совершенно иных принципах, нежели полисные милиции греческих государств или начинавшие постепенно вытеснять их наемные армии. Сравнительно слабая урбанизация, сохранение патриархальных отношений обусловили специфику македонской военной организации. Царское войско формировали, с одной стороны, представители родовой знати, сохранившие значительную самостоятельность и могущество, а с другой — многочисленный класс свободных мелких собственников, связанных со знатью своеобразной клиентелой. Знатные македоняне и приближенные из числа эллинов, получавшие земельные угодья от царя, сопровождали его на войне со своими отрядами, составляя тяжеловооруженную конницу — гетайров («товарищей», «соратников»).

Исследователи подчеркивают двойственность самого термина «гетайр», употребляющегося в традиции как наименование тяжеловооруженной македонской конницы и одновременно в другом значении: представитель привилегированного круга македонской знати.

В этом втором значении гетайры составляли ближайшее окружение македонского царя. Они были его товарищами в битвах, на охоте, сотрапезниками на пирах. Им поручались ответственные миссии как военного, так и дипломатического или административного характера. В начале Восточного похода из числа гетаиров назначаются начальники гарнизонов важных стратегических пунктов, управители завоеванных областей. Гетайры сопровождают царя не только верхом, в полевых сражениях, но и во всех опасных предприятиях, например, при штурме городов.

Положение «друзей» в войске, как и значение конницы гетаиров в бою, в начале похода было весьма велико. Неслучайно Александр заказал скульптору Лисиппу бронзовые статуи двадцати пяти гетаиров, погибших в сражении при Гранике (334 г. до н. э.), освободил от податей их родственников, а самих павших удостоил посмертных почестей.

В начале правления Александра тяжеловооруженная конница гетаиров насчитывала, как следует из источников, около 3000 всадников. В войско, подготовленное к походу в Малую Азию весной 334 г. до н. э., были включены гетайры Нижней Македонии, около половины тяжеловооруженной македонской конницы, в то время как илы Верхней Македонии остались в Европе под началом Антипатра.

Любопытно, что этот принцип сохраняется и в дальнейшем: в числе подкреплений, посланных Антипатром на Восток, ни разу не упоминаются гетайры Верхней Македонии. Некоторые илы названы в источниках (илы Аполлонии, Анфемунта, так называемая «Белоземельная»). Известно, что при Гавгамелах гетайры были сформированы в 8 ил, включая царскую.



По мнению современных исследователей, средняя численность илы равнялась примерно двухстам всадникам. Царская ила — агема («отборное войско», «гвардия» — отряд, возглавляемый обыкновенно самим царем) — была наиболее многочисленной. В сражении македонская конница использовала клинообразное построение, облегчавшее управление и маневр.

В 331 г. до н. э., разделяя между илами прибывшее из Македонии пополнение, Александр ввел подразделение илы на два лоха во главе с лохагами. Возможно, это было вызвано превращением илы в слишком громоздкую тактическую единицу вследствие увеличения числа воинов. В эллинистическое время боевой порядок конницы мог формироваться или всадниками всей илы, или только одной тетрархией (1/4 илы), что, очевидно, также преследовало цель облегчить управление.

Первоначально весь корпус гетаиров в войске Александра возглавлял Филот, один из приближенных царя, сын полководца Пармениона. После ареста Филота по обвинению в заговоре и его казни в 330 г. до н. э. Александр разделил командование гетайрами между двумя военачальниками, очевидно, по политическим мотивам. В традиции два равносильных по численности подразделения, в которые были сведены илы гетаиров, названы гиппархиями; одну из них возглавил Клит, сын Дропида, командовавший прежде царской илой. После гибели Клита в Мараканде его гиппархия не получила нового командира.

Впоследствии, в описании операций македонской армии в 328-327 гг. до н. э., в традиции термин «гиппархии» используется применительно к кавалерийским отрядам, идентичным, по-видимому, прежним илам. Реорганизация македонской конницы произошла, вероятно, только в 324 г. до н. э.1, в Сузах, и преследовала не только военные, но и политические цели.

Именно тогда в число гетайров в массовом порядке были зачислены «конные бактрийцы, согды, арахоты, заранги, арии, парфяне, а из персов так называемые эваки». Вопрос о структуре конницы гетайров после этих преобразований остается дискуссионным. Несомненно, численность ее заметно возросла, а состав стал смешанным, с растущим значением иранского элемента.

Конница македонии и союзников

Помимо гетайров источники называют в составе македонской конницы «продромов» (греч. «передовые», «следующие впереди»). В походе на Восток участвовали 4 илы этих всадников; иногда в источниках с ними объединяется ила пеонов. Продромы в источниках также называются сариссофорами (т. е. вооруженными сариссой, длинным македонским копьем).

Показательно, что данный термин употребляется исключительно в связи с этими всадниками. Хотя продромы иногда упоминаются, как сопровождающие царя при рекогносцировках, в бою они, судя по всему, действуют вместе с тяжелой конницей. Несмотря на свое название (переводимое так же, как «разведчики»), в сражениях продромы всегда располагаются рядом с гетайрами: при Гранике, Иссе, Гавгамелах они на правом фланге. Позднее 329 г. до н. э. эта конница не упоминается, на основании чего высказывалось предположение, что они были инкорпорированы в число гетайров.

По словам одного из виднейших специалистов по истории эллинизма, сэра Вильяма Тарна, прогресс македонской тактики в сравнении с традиционным греческим военным делом заключался в комбинации родов войск и, главным образом, в массированном применении тяжелой конницы, действующей небольшими тактическими единицами, как ударные группы.

Конница союзников Союзный фессалийский контингент, состоявший в 334 г. до н. э. из примерно полутора тысяч всадников, был наряду с гетайрами важной составляющей македонской конницы. В боевом построении армии Александра фессалийцам отводился левый фланг.

Греческий писатель II в. до н. э. Полибий отмечал несокрушимость фессалийской конницы в строю (Polyb. IV 8, 10); фессалийские всадники пользовались заслуженной славой и задолго до этого. Самое раннее упоминание о выдающихся боевых качествах фессалийской конницы относится к концу VIII в. до н. э. и связано с событиями Лелантской войны. Можно вспомнить и битву при Фалере (511 г. до н. э.), когда Киней из Кония с 1000 фессал ийских всадников разгромил спартанцев Анхимолия. Ко времени возвышения Македонии фессалийская конница была сильнейшей в Греции; Ясон Ферский, например, располагал, если верить Ксенофонту (Hell., VI 1, 19), свыше 8000 (!) всадников.

По мнению одного из исследователей, именно Ясоном Фер-ским было введено в середине 70-х гг. IV в. до н. э. ромбовидное построение, описанное античными авторами (Элианом и Аррианом) как специфичное для фессалийской конницы. После падения ферской тирании Фессалия оказывается в сфере македонской политики; в сражении при Херонее (338 г. до н. э.) фессалийская конница участвует на стороне македонян.

Фессалия была тесно связана с Македонией еще со второй пол. 40-х гг. до н. э., т. е. до Коринфского конгресса и создания панэллинской лиги. Фессалийская конница, по-видимому, уже тогда была включена в македонскую армию. Фессалийцы были связаны с Филиппом (а затем и с Александром) личной унией; за утверждением македонского царя в Фессалии последовало его избрание фессалийским тагом, главой федерации фессалийских общин. К началу 30-х гг. фессалийцы — верные союзники Филиппа (а позднее — его сына).

Не случайно, когда Александр добивался от греческих государств признания его гегемоном Коринфской лиги, именно фессалийцы первыми признали его. Как писал известный австрийский историк Ф. Шахермайр, фессалийцы (в отличие от греков-союзников) «воспринимали Александра не как навязанного им гегемона Коринфского союза, а как фессалийского воеводу». Фессалийская конница проявила выдающиеся боевые качества во всех крупных сражениях Александра, вплоть до 330 г. до н. э., когда в Экбатанах царь распустил союзные контингенты.

Облаченные в шлемы и панцири, вооруженные копьями-ксистонами фессалийские всадники были лучшей тяжелой конницей Эллады. Фессалийская конница, как и гетайры, подразделялась на илы, численность которых, вероятно, была сопоставима с македонскими; лучшей и наиболее многочисленной источники называют илу Фарсала.

Помимо тяжелой конницы (македонских гетайров и фессалийцев) в войске Александра уже на начало восточного похода упоминаются отряды легкой и средней конницы из числа союзных или подвластных македонскому царю племен и государств, в том числе некоторое число греческих всадников. С самого начала часть греческой конницы состояла из наемников; во время похода армия Александра несколько раз пополнялась отрядами наемных всадников-греков. Основу легкой конницы Александра в 334 г. до н. э. составляли фракийцы.

Отряды всадников и пельтастов, предоставленные вассальными фракийскими князьями, или рекрутируемые в областях, присоединенных к Македонии, занимали в войске положение, очевидно, отличное от наемников и союзников. Александр получал подкрепления из Фракии в 331 и 326 гг. до н.э. Фракийская конница, вероятно, не была отправлена на родину с другими, союзными, контингентами в 330 г., но осталась под началом Агафона.

Как и пеоны, всадники фракийцы в армии Александра выполняли функцию конных застрельщиков, отряжались для разведки. Фракийская (одрисская) конница при Гранике и Гавгамелах сражалась на левом фланге. При Иссе эти фракийцы не упомянуты, однако фракийская пехота Ситалка, совместно с которой они выступают при Гавгамелах, также сражались слева.

Статус фракийцев был отличен от союзников: они выступали скорее, как вассалы или подданные македонского царя. Вооружение фракийских всадников, по-видимому, было традиционным для балканской легкой конницы и состояло из метательных копий или дротиков. Вероятно, фракийские всадники в массе не носили панцирей и другого защитного снаряжения. Однако во главе фракийских отрядов наряду с македонскими командирами упоминаются и представители фракийской знати, несомненно, экипированные значительно лучше простых воинов.

Во Фракии существовали самобытные и давние традиции изготовления оружия и доспехов. Хотя эллинская цивилизация оказывала заметное влияние на фракийские племена, особенно Южной Фракии, в некоторых аспектах военного дела и вооружения фракийцы превосходили греков. Раскопки на территории современной Болгарии дали немало замечательных памятников, обнаруживающий высокий уровень развития ремесла и мастерство фракийских оружейников.

Поножи, панцири, шлемы, обнаруженные в захоронениях знати, часто греческого производства или выполнены под греческим влиянием (например, поножи местной работы из Аджигёла и Врацы, воспроизводящие характерную для греческих кнемид орнаментику), но некоторые формы, воспринятые греками, в свою очередь, напротив, имели фракийское происхождение. К таковым относится, например, так называемый «фракийский» шлем, получивший распространение около второй четверти V в. до н.э. Давние и прочные контакты фракийцев со скифами также отразились на вооружении. Не вызывает сомнений, что фракийские князья и представители знати, стоявшие во главе одрисской и другой фракийской конницы, имели первоклассное вооружение, не уступающее греко-македонскому.

Впоследствии количество легкой конницы, главным образом варварской, значительно возрастает. Актуальность включения в войско конных соединений из числа бывших подданных персидского царя диктовалась изменением характера боевых действий по мере проникновения македонян в глубины Азии.

Конница македонии и союзников

В составе легкой конницы появляются гиппаконтисты (конные дротикометатели), гиппотоксоты (конные стрелки), комплектуемые из местных контингентов. Практика привлечения восточных всадников, наряду с военно-техническим, имела и важный политический аспект. Александр, создавая мировую империю, стремился к синкретизму восточной и эллино-македонской составляющих во всех сферах: политике, культуре, религии.

Организация войска, задуманная великим завоевателем в конце жизни, создание «антитагмы» (войска, укомплектованного воинами из народов покоренной Персидской державы, главным образом — иранцами) в противовес македонской национальной армии, свидетельствуют о продуманной политике, предполагавшей постепенную амальгаму, сращение греко-македонского и иранского элементов в единое целое. В какой-то степени идея создания объединенной, полиэтнической конницы в масштабе отдельных царств была воплощена некоторыми из наследников Александра.

Источник — компиляция из различных материалов (гл.обр.замечательной книги «Всадники войны» автор которой мне не известен)