Сайт рекомендован для аудитории 16+

Смерть Александра Македонского и «большая политика» его приемников



Александр Македонский умер в расцвете лет, на пике могущества, причем так внезапно, что никаких внятных инструкций на подобный случай, а также каких-либо приемников, у властителя Востока и Запада просто не оказалось.

Смерть его в Вавилоне летом 323 г. до н. э. поставило государство в сложное положение не только в силу ее неожиданности и отсутствия распоряжений о будущем. Слишком многое было зыбко и неопределенно в созданном им государственном организме: был далеко не закончен процесс «смешения народов», не завершены реформы в армии и изменения в политике царя по отношению к эллинам. Самое же главное — не был завершен процесс трансформации власти Александра и государственной системы управления новой державой, в которой многое держалось лишь на авторитете и личной энергии царя.

Смерть настигла царя в момент подготовки к новому походу, в период разлада с частью его окружения, с чем он попытался бороться жесткими мерами, при сложном положении царского дома Аргеадов, в котором не осталось в живых ни одного серьезного претендента мужского пола на царскую власть.

Смерть царя привела к смутам по всей территории империи, среди которых особенно важен кризис в Вавилоне. Анализ этого события и поможет уяснить расстановку политических сил и — главное — систему и принципы управления государством в это время.

Короткое замечание Диодора «о смуте и восстании в армии» (XVIII, I, 2) разворачивается в подробный рассказ у Юстина (XIII, 1—4) и Курция (X, 6—10) об интересующих нас событиях. Разнузданное поведение солдатни во дворце заставило ближайших соратников Александра из числа его телохранителей приступить к обсуждению будущего управления империей.

Было сделано три предложения: ждать рождения сына у Роксаны, передать царскую власть Гераклу, незаконному сыну Барсины и Александра Македонского, управлять государством коллективно при помощи «Тронного Совета». В конечном счете, победила первая точка зрения, предложенная Пердиккой: избрав четырех его защитников — Леонната, Пердикку, Кратера, Антипатра, — стали ждать исхода родов у Роксаны.

При анализе этого так и не претворенного в жизнь решения бросается в глаза стремление примирить непримиримое: предложение о коллегиальности власти, попытку выдержать прежнее восточное направление политики Александра, желание не отступать от традиций дома Аргеадов. Но ситуация до родов Роксаны оставалась неопределенной.

Смерть Александра Македонского и большая политика его приемников

В дело, однако, вмешались рядовые воины, начался солдатский бунт, который неправомерно оценивается некоторыми зарубежными учеными как свидетельство демократических тенденций в армии. Противостояние рядовых солдат (фаланги) и знати (кавалерии) закончилось примирением, согласно которому провозглашенный солдатами царем сводный брат Александра Арридей сохранил за собой царское звание, но одновременно признавалось право на царство и будущего сына Роксаны.



Наиболее сложен вопрос о реальном управлении государством, о полномочиях Антипатра, Кратера и Пердикки. Анализ исторических источников показывает, что и в этом случае можно говорить о компромиссе. На первый взгляд, было сохранено единство империи и управление было оставлено за домом Аргеадов. Но, в действительности, распределение высших должностей в государстве — шаг к разрыву между Западом и Востоком.

При этом в Македонии все должно было оставаться по-старому, с царем Аргеадом, военным руководителем стратегом Антипатром и его помощником по цивильным делам простатом Кратером. Для Востока же была избрана форма власти — хилиархия, — опирающаяся, скорее, на персидский опыт. В распределении же сатрапий можно видеть сохранение идеи коллективного управления. Итог — вновь политическая неопределенность и нестабильность, что создавало условия для безудержного роста личного честолюбия у соратников покойного царя.

Результатом этого стала первая война диадохов с Пердиккой и новый передел власти. Совещание 320 г. до н. э. в Трипарадисе подвело черту в политическом развитии империи Александром. При видимом сохранении единства империи — в лице двух македонских царей и их эпимелета Антипатра — была учреждена сугубо военная власть на Востоке: стратегия Антигона в Азии, чем и был дан толчок к распаду империи сначала на две независимые друг от друга территории, а затем и на отдельные независимые государства. Впрочем, к этому империя Александра шла с первого дня после смерти царя.

Источник: Античное общество: проблемы истории и культуры. Доклады научной конференции 9 —11 марта 1995 г., Политические перемены в Империи после смерти Александра Македонского, С. Самохина