Сайт рекомендован для аудитории 16+

Положение крупнейших Персидских сатрапий эпохи династии Ахеменидов



Вся громадная территория Персидской империи при Дарии было разделено на 20 областей — сатрапий (провинций), во главе каждой из которых стоял сатрап. Сатрапии пользовались известной автономией — сатрап здесь был не назначенным чиновником, а скорее полноправным царем… вернее «царьком», подчинявшимся подлинному царю всей персидской державы.

Не смотря на подчиненное положение, многие сатрапии (в прошлом бывших самостоятельными государствами) сохраняли множество «национальных» особенностей даже после вхождения в состав персидской империи династии Ахеменидов.

Здесь мы рассмотрим положение некоторых персидских сатрапий после их подчинения персам.

Персидская мозаика изображающая персидских воинов

Персидская мозаика изображающая персидских воинов

Сатрапия Вавилония

В сатрапии Вавилонии общественные отношения фактически не отличались от тех, которые существовали в Нововавилонском царстве. Вавилон, Урук, Ниппур и другие самоуправляющиеся города этой страны продолжали и при Ахеменидах оставаться важными центрами ремесла и торговли. Благосостояние этих городов было основано на эксплуатации труда рабов-ремесленников, которые хотя и работали не под надзором хозяина, а самостоятельно, тем не менее вынуждены были отдавать большую часть произведенного ими продукта своему владельцу. Эти города вели обширную посредническую торговлю, а также торговлю предметами вавилонского ремесла — тканями, ковровыми изделиями.

Однако в своих надеждах занять привилегированное положение в державе Ахеменидов крупные рабовладельцы Вавилонии, торговцы и ростовщики оказались обмануты. Разветвленный персидский административный аппарат извлекал из Вавилонии особенно большие доходы. Многие видные представители персидской администрации сделались в Вавилонии крупнейшими землевладельцами. И хотя вавилонские торговые роды Эгиби и Мурашу получили на откуп сбор налогов, в целом рабовладельцы Вавилонии были стеснены существованием Персидской монархии.

Посредническая торговля перестала быть монополией вавилонян. В этот период Вавилон наводнили иноземцы, важную роль среди которых играли, в частности, финикийские и малоазийские купцы. Земли в Вавилонии находились либо в собственности частных лиц — так называемое “владение руки” — либо в собственности государства.

На царской земле выделялись наделы, держатели которых были обязаны выставлять воинов — “земля лука”. В частной собственности находилась земля граждан привилегированных городов и представителей царской администрации. Рядовые землевладельцы за пределами города, как и во времена ассирийского господства, жили общинами, платили налоги, отбывали повинности и часто зависели от крупных собственников.



Введенное Ахеменидами налоговое обложение было крайне тяжелым. Вавилонская сатрапия, население которой приблизительно составляло 3 миллиона человек, была обязана уплачивать в казну ежегодно около 1 тысячи талантов серебра (приблизительно 30 тонн). Но граждане привилегированных городов общегосударственных налогов не платили. Это еще более увеличивало налоговое бремя сельского населения. К тому же, если налоги собирались откупщиками, то фактически размер обложения был еще больше, так как часть сборов оседала у откупщиков.

Вавилоняне были крайне недовольны бременем персидской власти. Если при первых Ахеменидах сохранялась фикция существования Вавилонского царства и персидские цари принимали наряду с прочими титулами также титул вавилонских царей, то в дальнейшем и эта видимость самостоятельности Вавилона стала казаться им опасной. Власть персов в Вавилонии была не слишком прочной. Им постоянно приходилось подавлять вспыхивавшие здесь восстания.

Сатрапии Малой Азии

Одной из важнейших в экономическом отношении частей государства Ахеменидов была Малая Азия делившаяся на несколько сатрапий. Она ежегодно выплачивала казне 1760 талантов серебра и играла первостепенную роль в торговле. Через Малую Азию проходила “царская дорога” из Эфеса в Сузы, через Сарды — Сангарий — Галис — Евфрат. Греческие полисы западного побережья держали в своих руках значительную часть транзитной торговли между Востоком и Западом.

При Ахеменидах территория Малой Азии делилась на несколько сатрапий. Сатрапы, которые назначались Ахеменидами из числа приближенных персов, сохраняли свою власть в ряде поколений. Так, например, во главе Даскилейской сатрапии стоял род Артабаза — одного из тех персов, которые участвовали в убийстве Гауматы.

В качестве своих сатрапов персидские цари использовали также местных династов. Полунезависимое положение сатрапов усиливало их центробежные стремления. Опираясь на союзников из числа малоазийской знати и особенно из городов, которые стремились к освобождению от обременительных для них податей, сатрапы нередко выступали против центральной власти.

Персидские цари ввели в Малой Азии свою податную систему и связанные с ней учреждения и в то же время сохранили местную, давно сложившуюся административную организацию. Греческие полисы, равно как и местные малоазийские города, в значительной своей части возникшие на базе храмовых объединений, использовались в монархии Ахеменидов как самоуправляющиеся единицы с подчинением персидскому бюрократическому аппарату.

Города находились в меньшей зависимости от произвола сатрапов, чем территории, которые не имели городской организации. Города имели право непосредственно обращаться к персидскому царю через своих представителей. В своей политике сохранения местных самоуправляющихся организаций в Малой Азии персидские правители иногда даровали городам полное освобождение от налогов. Это распространялось, главным образом, на крупные храмовые общины, жрецы-правители которых становились вследствие этого приверженцами Ахеменидов.

На территории Малой Азии были и многочисленные царские хозяйства, которые находились в ведении специальных царских управляющих, а также земельные владения, выделенные царями представителям иранской знати. Малая Азия и после падения державы Ахеменидов сохраняла некоторые следы персидского владычества как в виде отдельных учреждений, так и в виде иранского этнического элемента, религиозных обрядов и культурных традиций, особенно в своих восточных областях.

Положение в сатрапии, которая в источниках называется Заречьем, было во многом сходно с положением в Вавилонии. Богатые торговые города Финикии — Тир, Сидон, Арвад — были экономически связаны со странами Средиземноморья и с Передней Азией, являясь посредниками между этими областями.

Существование государства Ахеменидов обеспечивало этим городам бесперебойное поступление перед неазиатскими товарами для торговли, а также политическую поддержку против греческих торговцев и мореплавателей. Финикийские города пользовались широкой автономией. Как и до персидского завоевания, они продолжали управляться собственными династиями и местными органами власти, чеканили свою серебряную монету.

Иерусалим

Помимо финикийских городов в сатрапии Заречье возник еще один самоуправляющийся город — Иерусалим, который был расположен на торговом и военном пути в непокорный Египет. Еще Кир разрешил заново отстроить этот город, разрушенный в начале VI в. до н.э. вавилонским царем Навуходоносором. Кир освободил Иерусалим от общегосударственных податей и повинностей.

В Иерусалиме возникла привилегированная община избранных иудейских родов по типу вавилонских храмовых городов. Как и в вавилонских городах, особый культ, в данном случае культ единого божества — Яхве, отделял членов иерусалимской общины от окружающего населения. Эта изоляция еще больше усилилась в результате оформления в V — IV вв. догматов религии иудаизма.

Иерусалимская община жестоко эксплуатировала местное население — самаритян, так как часть территории Палестины была непосредственно подчинена Иерусалиму. Поэтому местное население ожесточенно сопротивлялось строительству Иерусалима. Но и сама иерусалимская община была охвачена процессом имущественного расслоения. Жрецы, отправлявшие культ и правившие Иерусалимом, эксплуатировали своих обедневших единоверцев, фактически лишенных политических прав.

Сатрапия Египет

Развитие египетского общества, несмотря на долгое иноземное владычество, представляло собой с конца VI в. по конец IV в. до н.э. прямое продолжение истории Египта времени Позднего царства. Деловые папирусы V в. до н.э. на позднеегипетском и арамейском языках свидетельствуют о том, что в Египте продолжало развиваться частное рабовладение. Рабы упоминаются как нечто обычное в составе имущества частного лица. Рабов наследовали, дарили, продавали и покупали, а также брали в заклад. Геродот не видел никакой разницы между греческим и египетским рабовладением.

Основным слоем египетского населения были те, кого греческие источники в V — IV вв. до н.э. называли “земледельцами”. Согласно Геродоту, еще царь Сесострис — собирательное обозначение, в котором слились смутные воспоминания о разных древних фараонах, — распределил между египтянами небольшие, “четырехугольные”, наделы земли с условием уплаты ежегодного поземельного налога. Каждый египетский воин владел свободным от налога земельным наделом в 1200 египетских локтей. Воины составляли многочисленное военно-земледельческое сословие, которое служило персам за свои наделы. Внутри поселения землею владели и иудейские воины, которые несли пограничную службу у персидского царя на южной окраине Египта, хотя они получали также и зерновое довольствие.

Геродот называет в качестве владельцев льготных наделов, кроме воинов, еще жрецов, которые пользовались также и продовольственными храмовыми доходами — говядиной, гусями, хлебом и вином. Многие представители египетской гражданской и военной знати старались заручиться несколькими жреческими должностями — настолько они были доходны.

Античные писатели высоко ценили мастерство египетских ремесленников. По сравнению с египтянами ремесленники других народов казались грекам малообученными. Такое превосходство греки объясняли наследственностью ремесел у египтян и закреплением каждого ремесленника за одной определенной отраслью ремесла.

Важным центром ремесла, который вывозил свою продукцию, был греко-египетский город Навкратис. Через него проходил также ввоз различных товаров из Средиземноморья. По сообщению Геродота, египетские ремесленники в общественной иерархии стояли много ниже воинов, которым даже возбранялось заниматься ремеслом.

Египетских торговцев Геродот выделяет в особый разряд населения, наряду со жрецами и воинами. В стране были и иноземные торговцы, прежде всего — греческие, которые жили не в одном Навкратисе. Впрочем, дальше Нижнего Египта греческие купцы обыкновенно не заглядывали. Клады греческих монет V — IV вв. до н.э. часты только на севере страны.

Торговля между Египтом и Грецией уже в V в. распространялась на предметы широкого потребления. Так, Геродот сообщал о ввозе в Грецию египетского полотна и о вывозе в Египет из Греции и Финикии вина. В IV в. до н.э. египетскими властями взималась десятина “с золота, с серебра, с дерева, с деревянных изделий, с вещи всякой, поступавших из моря греческого”. Торговые пути проходили в этот период как по суше, так и по морю.

Сильно развито было египетское мореплавание. В V в. до н.э. египетские морские корабли составляли важную часть персидских вооруженных сил. Длина канала, который при Дарий I соединял Средиземное море через Нил с Красным морем, измерялась четырьмя днями плавания. Канал был настолько широк, что по нему могли плыть рядом на веслах два больших корабля.

Подорожные надписи персидских начальников, помеченные разными годами правления первых фараонов-персов, свидетельствуют об оживленном движении по дороге, которая вела из верхнеегипетского города Коптоса через пустыню к пристаням Красного моря. Согласно Геродоту, в V в. до н.э. было вновь предпринято плавание вокруг Африки, на этот раз — с помощью не финикийских, как при фараоне Нехо, а египетских корабельщиков. Однако это предприятие не было доведено до конца.

Денежное обращение внутри Египта заметно возросло в период персидского господства. В счет общегосударственного налога Египет платил в персидскую казну сотни талантов. В качестве натурального налога для персидских войск в мемфисской крепости поставлялся хлеб. Наиболее распространенными деньгами были серебряные, особенно серебряная монета персидского сатрапа Египта. Хождение имели также и греческие серебряные монеты, главным образом, в Нижнем Египте. Около 360 г. до н.э., в период восстановления независимости Египта, фараон Tax, которому приходилось оплачивать многочисленных иноземных наемников, выпускал деньги по афинскому образцу с добавлением своего имени по-гречески.

Тем не менее, Египет оставался областью с менее развитым денежным хозяйством по сравнению с рядом стран Передней Азии. В V в. до н.э. персидские деньги в Египте при расчетах перевешивали на весах. В позднеегипетских кладах цельные греческие монеты находились вперемешку со слитками серебра. Очевидно, для египтян не существовало большой разницы между серебром — металлом и серебряной монетой.

Ахемениды не уничтожили господствовавшие прежде в стране общественные силы, а наоборот, вступили с ними в своеобразное соглашение. Персидские цари объявили себя фараонами. Некоторые из них даже принимали особые фараоновские престольные имена. Была создана легенда, будто с Камбисом к власти вернулся законный царский род, свергнутый Амасисом.

Некоторые представители египетской знати были в большом почете у персидских властей. В городах сохранились своя знать и старейшины. Оставленные в пустыне персидскими начальниками из верхнеегипетского города Коптоса надписи свидетельствуют о том, что в начале и в середине V в. персы пользовались египетским языком и письменами, чтили местных богов, принимали египетские титулы и звания или даже добавочные египетские имена, уподобляясь этим окружающей египетской знати.

Находившиеся в Египте персидские войска занимали важнейшие стратегические пункты. Они стояли в столичной мемфисской крепости, а также в пограничных крепостях на северо-востоке и на юге страны — Дафнах и Элефантине. Численность египетского войска не была сокращена, однако персидским гарнизонам принадлежало господствующее положение.

Египетское войско было одной из движущих сил сопротивления иноземным оккупантам. Сочувствие ему в этой борьбе со стороны земледельцев и ремесленников, которые изнывали под двойным гнетом, — местным и персидским — было всегда обеспечено.

Борьба сатрапий за независимость

Большое влияние на положение внутри Персидской монархии оказали неудачи Ахеменидов в войне с греческими полисами на Балканском полуострове. Стремление крупнейших сатрапий, Египта и Вавилона, сбросить с себя ахеменидское владычество проявилось с новой силой.

После победы греков над персами при Марафоне в Египте сразу же вспыхнуло крупное восстание. Оно было подавлено лишь через несколько лет преемником Дария I Ксерксом. При Дарий же произошло восстание и в Вавилоне. В 484 г. до н.э., уже в период правления Ксеркса, в Вавилоне вспыхнуло новое восстание, которое было подавлено Багабухшей (Мегабизом) — представителем одного из семи господствовавших в Персии знатных родов, тесно связанных с домом Ахеменидов.

После поражения персов при Саламине произошло еще одно восстание вавилонян. Это имело тем большее значение, что Вавилон, помимо своего экономического и политического значения, играл большую роль как религиозный и культурный центр. Вавилонские святилища, в частности храм бога Мардука, чтились далеко за пределами Вавилонии и создавали ему особое положение среди покоренных областей и городов.

Ксеркс решил раз и навсегда уничтожить значение Вавилона и отважился на решительный поступок. Он приказал вывезти статую Мардука из города. Это повлекло за собой прекращение основной культовой деятельности в этом храме, вокруг которого могли группироваться недовольные персидской политикой элементы. С 479 г. до н.э. Ксеркс перестал титуловаться царем Вавилона. Таким образом, Вавилония оказалась низведенной до положения рядовой сатрапии державы Ахеменидов.

Религиозно-политический характер носили и другие меры персидских царей, которые были направлены против культов местных божеств. Этим местным божествам противопоставлялся официальной пропагандой культ общеиранского божества Ахура-Мазды. В Персеполе была найдена надпись, в которой после списка стран, которые принадлежали Персидской империи, от имени Ксеркса говорится:

“Когда я стал царем, среди тех стран, что перечислены выше, была такая, которая восстала. Затем Ахура-Мазда помог мне. По воле Ахура-Мазды такую страну я победил… И среди этих стран была такая, где прежде поклонялись дэвам (злым духам), по воле Ахура-Мазды я разрушил основания храма дэвов и приказал: “Дэвам да не поклонятся”. Там, где поклонялись дэвам, я поклонился Ахура-Мазде и небесной Арте. И было и другое, что делалось неправедно, это я исправил”.

В этой надписи нашла отражение борьба Ксеркса за сохранение единства государства против сепаратизма родовой и жреческой аристократии отдельных племен. Уничтожение культа родовых божеств имело поэтому не столько религиозно-реформаторский, сколько политический характер.

Ксеркс правил до 465 г. до н.э., когда он и его старший сын были убиты заговорщиками-царедворцами. Началась династическая борьба между другими сыновьями Ксеркса, которая продолжалась около трех лет. Один из претендентов на персидский престол, Виштаспа, опирался на Среднюю Азию и Восточный Иран. В 462 г. до н.э. Виштаспа погиб в Бактрии.

Всей Персидской державой, за исключением отпавшего от нее Египта, стал править Артаксеркс I (по-ирански Артахшашша), прозванный греками Длинноруким (Макрохейр). Благодаря деятельной поддержке со стороны Афин, восстание в Египте оказалось затяжным и было настолько сильным, что привело к разгрому персов в битве при Папремисе.

Повстанцы, окрыленные успехом, попытались осадить персов в мемфисской крепости, но потерпели неудачу и были оттеснены в западную часть Дельты, где продолжали упорно держаться. Сначала восстанием руководил Инар, которого затем сменил Амиртей. В конце концов, в середине V в., когда во главе повстанцев стояли уже сыновья Инара и Амиртея, персам пришлось признать их права на полусамостоятельные владения в Нижнем Египте. Именно в Нижнем Египте была расселена основная часть египетских воинов. Верхний Египет, где их было сравнительно мало, оставался покорным персам.

К середине V в. до н.э. Ахемениды вынуждены были признать свое поражение в войне с греками. По заключенному в 449 г. до н.э. Каллиеву миру персы фактически потеряли побережье Эгейского моря. Поражение в войне с греками усложнило внутреннее положение в государстве.

Персидская пехота - легкий пехотинец с топором-клевцом, «линейная пехота», тяжелый пехотинец и знаменосец

Персидская пехота — легкий пехотинец с топором-клевцом, «линейная пехота», фалангист и знаменосец

Почти одновременно с прекращением боевых действий в зоне Эгейского моря в Египте предпринял попытку отделиться Багабухша. Это обстоятельство явилось серьезным симптомом упадка монархии Ахеменидов. Со времени Дария междоусобицы обыкновенно происходили только после смерти царя, а вооруженные столкновения между отдельными сатрапами были просто невозможны.

Теперь же против царя восстал представитель одного из знатнейших персидских родов, потомок ближайшего сподвижника Дария. Спустя некоторое время восстание было подавлено. Багабухша погиб, а его сын, имя которого дошло до нас только в греческой форме — Зопир, — бежал к грекам. Рассказы этого Зопира были главным источником сведений Геродота о Персидском царстве.

Но особенно серьезные волнения и внутренние неурядицы начались после смерти Артаксеркса I в 424 г. до н.э. Два правивших после него царя оказались неугодны знати и были устранены ею в течение одного года. Затем персидская знать посадила на престол Вахуку (по-гречески Ох), который принял имя Дария II.

Дальнейшие внешние и внутренние события царствования Дария II свидетельствуют о далеко зашедшем процессе разложения державы. При дворе плелись бесконечные интриги, в которых центральную роль играла царица Парисатида. В сатрапиях началась целая цепь мятежей, которые нередко возглавляли родственники царя. От империи Ахеменидов отделился сатрап Лидии. В последние годы правления Дария II вновь отпал Египет, где на несколько десятилетий было восстановлено правление фараонов.

Египтяне признавали господство Дария II до 406 — 405 гг. до н.э. Спустя год-два после указанного временного рубежа страною уже правил египетский фараон Амиртей. Освобождение Египта от персидского владычества не сопровождалось ломкой внутренних порядков.

Первым фараоном, который процарствовал сколько-нибудь длительное время после изгнания из пределов Египта персидских оккупантов, был Ахорис, правивший в 392 — 379 гг. Демотическая хроника — написанная “демотикой”, особой формой египетского письма, возникшего около 700 г. до н.э., — содержащая прорицания с их толкованиями, которая относится уже ко времени после завоевания Египта Александром Македонским, называет Ахориса благодетелем храмов.

Предшествующих недолговечных фараонов “после мидян” эта хроника, как правило, обвиняет в дурных деяниях, за что они были наказаны лишением престола. Таким образом, господствующая жреческая знать, составлявшая одно целое с гражданской знатью, свергала и ставила фараонов по своему усмотрению.

В период правления Ахориса с помощью афинского полководца Хабрия были осуществлены большие работы по укреплению северо-восточной границы. Ахорис состоял в союзе с греческой колонией Киреной, с Варкой в Северной Африке, писидийцами в Малой Азии и островом Кипр. Кипр фараон деятельно поддерживал в его борьбе с персами. Активно влиял также Ахорис на Финикию и на города палестинского побережья. Войну 385 — 382 гг. — первое крупное столкновение с персами — Египет выдержал успешно.

С фараона Нектанеба I (по-египетски Нехтнебеф), правившего в 379 — 361 гг., началась новая, тридцатая по счету египетского историка Манефона, правящая династия Египта. Время царствования Нектанеба знаменует и последний подъем могущества Позднего царства.

Новое персидское нашествие в 374 г. до н.э. потерпело сокрушительное поражение. Причиной тому были не только нерешительность персидского военачальника и происшедший в это время разлив Нила, но также и упорная оборона пограничной крепости Пелусия.

Нектанеб I всемерно угождал могущественному египетскому жречеству. На первом же году своего царствования он отдал храму Нейт в Саисе десятину с золота, серебра и всего прочего, ввозимого из стран “греческого моря” и производимого в Навкратисе. В посвященной этому дарению надписи фараон изображался не только заботящимся о строительстве и снабжении храмов, но и спрашивающим у жрецов совета во всяком храмовом деле и поступающим по их слову.

О строительной деятельности Нектанеба свидетельствуют и поныне развалины храмовых сооружений, которые обнаружены археологами от южных окраин страны до северных. Однако Нектанеб не поддерживал интересов жречества в той мере, в какой это было для них желательно. Демотическая хроника намекает, что фараон пользовался своей властью над Египтом и храмами исключительно с целью получения серебра.

Особенно злободневным вопрос о получении серебра для военных целей стал при сыне и преемнике Нектанеба I Тахе, правившем в 361 — 360 гг. Новый фараон намеревался вмешаться во внутренние распри Персидского царства на стороне малоазийских сатрапов и вторгнуться в Сирию. Для этой цели он собрал огромное войско — 11 тыс. греческих наемников, 80 тыс. местных воинов и множество военных судов.

Для оплаты иноземных воинов Таху нужны были деньги, а их не хватало. Не довольствуясь разными налогами и выкупом с людей, набранных в избытке для службы на кораблях. Tax потребовал от населения сдачи золота и серебра в счет будущих натуральных податей. Затем Tax объявил, что ввиду военного времени может продолжить царские поставки храмам только при условии оплаты этих поставок золотом и серебром.

Но когда жречество внесло требуемую сумму, фараон заявил, что лишен возможности дать более одной десятой части поставок, поэтому девять десятых жреческих взносов считает ссудою государству, подлежащей возмещению после победы. Таким образом, фараон Tax получил большое количество драгоценного металла и мог заняться чеканкою денег для оплаты наемников.

Повеление фараона Таха о сдаче золота и серебра вызвало недовольство египетского населения. Еще более резкую реакцию оно встретило у жречества и знати. Поэтому, когда фараон со своим войском покинул Египет и успешно продвигался по территории Финикии и Сирии, в тылу у него, в Египте, вспыхнул мятеж. Родственник царя, оставленный в Египте правителем, провозгласил фараоном своего сына Нехтгорхеба, который начальствовал над египтянами в походе. Таху пришлось бежать к персидскому царю.

Воцарение Нектанеба II, который правил в 359 — 341 гг., знаменовало отказ от начинаний Таха и возврат к угодным жречеству порядкам. Сирийский поход был прерван. Новый фараон стремился задарить жречество. Только на погребение мемфисского священного быка Аписа Нектанеб II на втором году своего царствования отпустил более 40 килограммов золота, не считая других несметных даров, в том числе свыше 400 голов рогатого скота и свыше тысячи голов птицы. Остатки храмовых сооружений Нектанеба II были обнаружены в различных частях страны.

Нектанеб II отказался от активной борьбы против персов, которую вел Tax, и пассивно выжидал персидского наступления. В 350 г. до н.э. персидское нашествие на Египет не удалось в значительной мере из-за природных препятствий. Персы элементарно заблудились в пустыне и вынуждены были долго плутать по ней, к тому же близился разлив Нила.

В 345 г. до н.э. фараон поддержал восставших финикийцев, но дело кончилось переходом его греческих наемников на сторону персов. В 343 г. до н.э., ко времени решительной схватки с противником, Нектанеб II располагал большим войском — 40 тысяч греческих и ливийских наемников, 60 тысяч египетских воинов — и огромным количеством речных судов. Поэтому победой над Египтом персидский царь Артаксеркс III был обязан не столько численному превосходству своих сил, сколько розни между египтянами и их греческими наемниками, а также сдаче греками важнейших пограничных крепостей.

Считая положение безнадежным и не дав, в сущности, ни одной большой битвы персам, Нектанеб покинул Мемфис. Египет вновь стал персидской сатрапией. Однако и после вторичного подчинения Ахеменидам египтяне не прекратили вооруженную борьбу против оккупантов. В период между 341 и 332 гг. до н.э. в Египте снова появился свой фараон. Правда, он носил не египетское имя Хабабаш. Но более подробных сведений о движении, которое привело его к власти, к сожалению, не сохранилось.

Источник: Всемирная история Том 1. под ред. Ю.П. Францева, Государственное издательство политической литературы, 1953.