Сайт рекомендован для аудитории 16+

Древний Лагаш



Лагаш на карте древнего Междуречья

Лагаш на карте древнего Междуречья

Древний Шумер и возвышение Лагаша

В четвертом тысячелетии до нашей эры на территории Шумера и Аккада (надо понимать, что мы называем эти образования «странами» весьма условно. Скорее это были просто территории заселенные примерно одним народом) возникают древнейшие города-государства, не отличающиеся ещё большими размерами и богатством, однако уже имеющие своих царей, иерархию власти, «сеньоров» и «вассалов».

Сразу несколько таких городов-государств достигли могущества почти одновременно и потому сосуществуя бок о бок, приходились друг другу соперниками.

Так, в самой южной части Шуммеро-Аккадской области находился город Эриду, расположенный на берегу Персидского залива. Крупное политическое значение имел город Ур, который, судя по результатам недавних раскопок, был центром сильного государства. Религиозным и культурным центром всего Шумера был город Ниппур с его общешумерийским святилищем, храмом бога Энлиля.

Но самое крупное политическое значение среди других городов Шумера, имели город Лагаш (Ширпурла), который вёл постоянную борьбу с соседней Уммой, и город Урук, в котором, по преданиям, некогда правил древнешумерийский герой Гильгамеш.

С середины третьего тысячелетия до н.э. (2540—2370 гг. до н. э.) Лагаш стал всё более возвышаться среди шумерских городов. Во главе города стояли сильные правители, сумевшие объединить под своей властью обширный ряд соседних областей и накрепко «привязать» их к центру.

Древний Лагаш и его первые правители

Основы экономического и политического могущества Лагаша были заложены при царе Ур-нанше, которого можно считать основателем первой исторической династии Лагаша. Внешним выражением расцвета Лагаша была широкая строительная деятельность, начатая Ур-нанше. На одном рельефе, сохранившемся от этого времени, изображён сам царь, который своим участием как бы освящает работы по торжественной закладке храма. Царь сам несёт на голове корзину с кирпичами. В торжественной церемонии за ним следуют его дети, чиновники и слуги. В своих надписях Ур-нанше описывает постройку храма, сооружение каналов и дары святилищам.

Лагаш достиг наивысшего могущества при царе Эаннатуме, который вёл упорные войны с соседними городами и подчинил своей власти обширные территории. Эаннатум не только освобождает Лагаш от господства Киша, но даже присоединяет к нему это аккадское государство.



Затем он покоряет Ур, положив этим конец независимому правлению царей I династии Ура. Наконец, он подчиняет Лагашу Урук, Ларсу и Эриду, покорив, таким образом, всю южную часть Месопотамии. Отныне Лагаш становится сильным и заметным (даже с современной точки зрения) государством на международной арене.

Особенно упорную борьбу вёл Эаннатум с соседним городом Уммой. Уш, правитель Уммы, напал на Лагаш, опираясь на поддержку царей Описа и Киша. Однако война кончилась неудачно для Уммы. Эаннатум разгромил войска Уша и его союзников и вторгся в пределы Уммы. Свою победу над Уммой он запечатлел на памятнике, который в обломках сохранился до наших дней и получил название “Стелы коршунов”.

Таким образом, в эту эпоху шумерийское влияние проникает в области Средней Месопотамии и даже в неприступный горный Элам.

Древний художник изобразил на этом победном памятнике поле битвы, усеянное трупами убитых врагов, над которыми кружатся коршуны. Тут же изображены сцены погребения убитых, жертвоприношения пленных, наконец, сам победитель — Эаннатум, едущий на колеснице во главе отряда тяжеловооружённых воинов. Надпись на памятнике описывает победу лагашского войска и указывает на реальные результаты этой войны.

Жители Уммы, разбитые наголову, дали клятву не вторгаться в пределы Лагаша и платить богам Лагаша дань зерном. Другие надписи этого времени подтверждают значительный размах завоевательной политики Эаннатума, одержавшего победу над царями аккадских городов Киш и Опис, а также над эламскими князьями. С гордостью повествует Эаннатум о том, что он “покорил Элам, горы, вызывающие удивление, насыпал (могильные холмы)… раздробил Эламу голову; Элам был отогнан в свою страну”.

Военную политику Эаннатума продолжал Энтемена, сумевший укрепить господство Лагаша над Уммой, Уром, Эриду и Ниппуром, а также отразить нашествие эламитов. Среди исторических документов этого времени особенный интерес представляет надпись Энтемены, древнейший дипломатический документ, в котором образно описываются предшествующие дипломатические взаимоотношения и войны между Лагашем и Уммой.

Документ фиксирует условия мира и территориальные границы, установленные после победы Энтемены над Уммой. Этемена грозит побеждённым в случае нарушения ими договора жестокими карами.

Воины шумеры в военном походе

Воины шумеры в военном походе

Урукагина — «справедливый царь» Лагаша

Длительные войны, которые воли могущественные правители Лагаша, привели к дальнейшему развитию примитивного рабовладельческого хозяйства. В хозяйственных документах этого времени упоминаются деревянные плуги, которые окончательно вытесняют первобытную мотыгу. Значительно совершенствуется ремесло.

В многочисленных мастерских работали самые разнообразные ремесленники. Металлургия получает широкое распространение. В документах перечисляются куски листовой меди и металлические предметы. Избыток продуктов сельского хозяйства и ремесленного производства продаётся на рынках внутри страны и даже вывозится в соседние страны в обмен на необходимые и цепные товары, как, например, на серебро, которое привозится из Элама. Усилился приток в страну пленных, которых обращали в рабство. Документы на продажу рабов свидетельствуют о росте рабовладельческой эксплуатации.

Однако развитие хозяйственной жизни приводило лишь к обогащению правящего класса рабовладельческой аристократии, в состав которого входили влиятельные чиновники и жрецы, владевшие огромными богатствами. Большие ценности сосредоточивались также и в храмах. Трудовое население, бедняки и рабы подвергались всё более жестокой эксплуатации со стороны богачей. Так усиливалось имущественное расслоение, которое привело к обострению классовых противоречий и к вспышкам классовой борьбы, на что указывают документы времени правителя Урукагины (XXIV в. до н. э.).

Последние представители династии Ур-нанше становятся первосвященниками и захватывают в свои руки храмовое хозяйство с целью укрепления рабовладельческого строя и усиления авторитета царской власти. Однако это мероприятие вызывает недовольство как со стороны трудовых масс, главным образом, общинников, так и со стороны жречества, которое управляло храмовыми хозяйствами и потеряло ряд своих привилегий в результате слияния храмового хозяйства с царским.

Вследствие этого в Лагаше начались крупные народные волнения и резко обострилась классовая борьба. Весьма возможно, что даже произошло народное восстание. Жречество, недовольное тем, что царская власть захватила в свои руки храмовое хозяйство, подняло против царя широкие слои трудового населения. Последний царь из династии Ур-нанше по имени Лугальанда принуждён был уступить своё место Урукагине, который захватывает верховную государственную власть в результате насильственного переворота, очевидно, опираясь на поддержку, с одной стороны, жречества, а с другой стороны, широких народных масс, в частности, свободных общинников.

В своих надписях Урукагина не упоминает о своём царском происхождении. Наоборот, он говорит о том, что “бог Нингирсу, воин Энлиля, даровал Урукагине царство над Лагашем и дал ему власть над 10 сарами людей” (10 сар — 36 тысяч).

Урукагина правил в течение 6 лет. За это короткое время Лагаш достиг большого процветания. С гордостью сообщает реформатор о тех храмах и дворцах, которые он построил, и о каналах, которые он соорудил. Однако Урукагине не удалось закрепить своего дела. Рабовладельческая аристократия соседних городов с тревогой смотрела на усиление общинников и средних свободных слоев Лагаша. Очевидно, в этом была одна из причин разгрома Лагаша.

Придя к власти, по-видимому, в результате народного движения, организованного жречеством, Урукагина провёл целый ряд реформ, которые имели целью восстановить положение, существовавшее в Лагаше ранее, а также восстановить независимость жречества в управлении храмовым хозяйством. Одновременно с этим Урукагина был вынужден и несколько улучшить экономическое положение тех средних свободных слоев населения, членов сельских общин, которые были его главной социальной опорой.

Для того, чтобы резче подчеркнуть социальный характер своих реформ, Урукагина в своих надписях противопоставляет жестокие формы эксплуатации бедняков, царившие в Лагаше до его прихода к власти, тому положению, которое установилось в результате его реформ. Судя по надписям Урукагины, в Лагаше до захвата им власти неограниченно господствовала верхушка рабовладельческой аристократии, возглавлявшаяся правителем — патэси.

Всюду — на кораблях, при стадах и при рыболовных хозяйствах — находились надсмотрщики. Правитель взимал высокие налоги со всех доходов населения и наложил свою тяжёлую руку даже на храмовые владения. В свою очередь жрецы тоже притесняли население, требуя себе высокую плату за совершение религиозных обрядов. Богачи и чиновники могли безнаказанно грабить и притеснять бедняков. Урукагина ставит себе в особую заслугу то, что он прекратил эти злоупотребления и снова восстановил древний “порядок” и древнюю “справедливость”.

Он удалил надсмотрщиков и надзирателей, предоставив людям свободно заниматься их делом. Он восстановил права и привилегии храмов, изъяв храмовое хозяйство из ведения правителя и объявив его собственностью самих богов, иными словами, вернув его жречеству. Но в то же время он сократил ту плату, которую жрецы взимали ранее с населения за совершение религиозных обрядов. Ввиду частых злоупотреблений, когда начальники притесняли простых воинов, насильственно отнимая у них под видом покупки их имущество, Урукагина приказал в таких случаях платить за купленного осла или дом по справедливой цене или, как образно говорится в надписи, “хорошим серебром”.

Чтобы несколько улучшить экономическое положение средних свободных слоев населения, Урукагина издал особые законы, которые должны были освободить “жителей Лагаша от долговой кабалы, потрав, воровства, убийства и грабежа домов. Свободу их он установил. Чтобы сироте и вдове сильный ничего не причинил, он заключил с Нингирсу этот завет”, Таким образом, социальные реформы Урукагины были облечены в форму законов, которые должны были охранять интересы жречества и средних слоев населения, получивших целый ряд прав в результате этих реформ.

Конец могущество Лагаша

На 7-м году царствования Урукагины, Лугаль-загтиси, правитель Уммы, во главе своих войск вторгся в Лагаш, жестоко опустошил город, сжёг его храмы и дворцы, разграбил их богатства и, очевидно, сверг с престола царя-реформатора. В одной сохранившейся надписи подробно описывается жестокое опустошение Лагаша. Писец, сочувственно относящийся к Урукагине, пытается оправдать реформатора:

“Люди Уммы, опустошив Лагаш, совершили грех против бога Нингирсу. Могущество, которое им досталось, будет у них отнято. Не совершил греха Урукагина, царь Лагаша. Но пусть на Лугаль-заггиси, патэси Уммы, возложит бремя этого греха его богиня Нисаба”.

Источник: История Древнего Востока В.И. Авдиев. Издание второе, дополненное и переработанное. Государственное издательство политической литературы, 1953.