Сайт рекомендован для аудитории 16+

Женщины-воины в легендах мира



Введение

Один из самых спорных моментов в жизни средневековой Европы — роль женщины на войне. Общий аргумент противников «женщин-воинов» — женщина физически слабее мужчины, а значит солдат из неё не получится. Часто, единственным возражением на это звучит лишь робкое — «Да… Но». Что поделать, даже сторонники теории «женщин-воинов» признают, что в условиях менее «технологичной» войны чем в наше время, физическая сила имеет решающее значение и женщины тут явно проигрывают мужчинам.

Однако, посмотрев на древние легенды, почитав сказки и былины, рисуется совсем другая картина — женщины не только не уступают мужчинам, но порой и превосходят их в военном деле! Как говорится, «сказка ложь да в ней намек» и лично я очень сомневаюсь в том, что всё о чем мы поговорим сегодня лишь плод фантазии наших далеких предков.

Важная ремарка — моя цель состоит не в том, чтоб ответить на все вопросы, а в том, чтоб заинтересовать вас самих искать ответ. Поэтому воспринимайте этот материал как своего рода краткий обзор. Также обратите внимание, что положение женщины на войне не всегда соответствовало положению женщины в мирной жизни общества.

Европа в «Высоком Средневековье»

Более-менее «современные» взгляды на жизнь и общество сформировались у европейцев в эпоху «высокого средневековья», даже Ренесанса. Пусть вас не удивляет, что такие вещи как галантное отношение рыцараей, их честь и благородство, стали описываться уже после того как настоящих рыцарей на земле просто не осталось, а их эпоха давно сгинула в небытие.

Именно поэтому многое из того, что мы знаем о рыцарях (и средневековье вообще) сейчас это не истина, а лишь «пересказ пересказанного» в котором разумеется упущены некоторые детали, а иные куски (для благозвучия) просто «потерялись по дороге».

Поэтому, например, у Томаса Мэлори в его романах «артуровского» цикла, когда в замок Артура прибывает леди на бедре которой лежит меч в ножнах, король говорит: «..уберите это, ибо не пристало женщине носить благородное оружие…». А «Смерть Артура» и по сей день одна из самых знаменитых работ этого автора благодаря которой и сформировался стереотип о короле Артуре и его рыцарях.

Напротив, в «Кольце Нибелунгов», произведении намного более древнем женщинам-воительницам отводиться значительная роль. Я позволю себе вкратце напомнить сюжет:

Чтобы жениться на своей невесте Зигфрид должен помочь брату невесты жениться на Брунхильд. Брунхильд — королева далеких земель. Она не замужем и выйдет только за того кто победит её в ряде состязаний, а проиграв — расстанется с жизнью. Зигфрид с помощью шлема дарующего невидимость помогает будущему родственнику победить и завоевать Брунхильд.



Но этого недостаточно. После свадьбы Брунхильд не подпускает супруга к себе и только когда Зигфрид снова использует свой шлем и помогает мужу удержать её и взять силой, она наконец теряет свою силу и становиться любящей и преданной женой.

Мораль истории понятна — сильная женщина должна быть побеждена, завоевана, и только после этого становиться кроткой и покорной. Применение силы здесь оправдывается очень просто — женщина как бы не знает, что для неё хорошо, и в конечном итоге убеждается в этом полюбив своего мужа.
В этом рассказе заложено древнее представление европейцев о женщине, в том, что «искусство войны» не женское и «нормальным» женщинам строго противопоказаное.

Хотя Средневековая Европа была жестоко патриархальна сильные женщины время от времени появлялись и могли влиять на судьбы мира. Но история о кольце нибелунгов не только (вернее не столько) «патриархальная пропаганда», вспомните — Брунхильд — не европейский правитель.
Скорее всего в этой легенде кроется что-то более глубокое, чего в самой Европе уже давно не было, а именно — древняя память о самых настоящих и вполне реальных женщинах-воинах Востока.

Доисторическое время

Вот, что говорит в своих работах профессор Белый из Нью-Йоркского музея: «Судя от иллюстрациям и описаниям людей Каменного века в популярных книгах, может сложиться впечатление, что женщин вообще не было. Или, что более правильно, они занимались исключительно тем, что рожали детей да ткали одежду, в то время как мужчины могли быть и художниками, и священниками, и охотниками.
В действительности эти изображения «доисторических» времен больше похожи на современный мир, ведь на них накладывается мнение художника — нашего с вами современника.
Скорее всего в действительности не существовало такого жесткого разграничения и женщины вполне могли, например, делать кремниевые ножи и рисовать на стенах, а мужчины, при случае запросто способны были подлатать обветшалую одежду.

Скифы

В течение долгого времени изображения Амазонок в греческой мифологии считались чисто фантастическими или имевшими мало общего с действительностью. Однако теперь установлено, что среди Скифских и Сарматских племен Малой Азии и Восточной Европы, женщины часто занимали очень крепкие позиции и как воины и как представители духовенства.

Археологами были открыты многочисленные могильные курганы оставленные этими народами. Самые богатые из них включали в себя захороненных вместе с хозяевами, лошадей, оружие и доспехи воинов и не только простые, но и сделаных из золота, украшенные драгоценными камнями. Многие из богатых могил «правителей», как считалось, принадлежащих молодым вождям (из-за меньших размеров тела), с прогрессом технологий были однозначно отнесены к женским.

Ирландцы

В пятом веке церковные документы и декреты высмеивают и запрещают практику использования женщин в Ирландии в качестве воинов, что говорит само за себя. Вторит эдиктам и ирландский героический эпос, истории из «Красной Ветви Ольстера» которого показывают нам очень многих женщин-воинов. Женщины здесь столь же компетентны в искусстве войны как и мужчины, а порой и более того.

Россия

Поляницы русского эпоса это степные наездницы и вместе с тем, после сражения с героем, жены богатырей. Допустить их корневое славянское происхождение едва ли возможно, этому противоречит факт упорной, постоянной борьбы с ними русских героев, хотя нарицательное имя этих наездниц – «поляницы» – славянское.
По-видимому, надо признать женщин-поляниц сарматскими конными воительницами, а наличие славянского названия их означает, что представление о поляницах утвердилось в эпическом творчестве до появления в русском языке тюркского слова «богатырь». Когда же появилось слово «богатырь», название женщин-воительниц не изменилось, ибо из живого бытования они уже исчезли.

В конце, для разнообразия, попробуем «реконструировать» облик нескольких воительниц из сказок разных народов:

Прыжок Лосося

Прыжок Лосося
Наиболее яркое изображение героического боя в легендах Ирландии — это «Прыжок Лосося» (которым можно свалить врага или перемахнуть ущелье). На нашей картинке, «Прыжок Лосося» (честное слово, даже не знаю как он выглядел!) используется уже против него, отважной женщиной-воином.

Мечи и щиты базируются на археологических находках. Волосы женщины заплетены как у всех женщин описанных в рассказах относящихся к тому времени. Волосы героя Кухулина смазаны известью и поставлены торчком, как это было принято у кельтских воинов.

Женщина одета в кольчужную «рубашку» использовавшуюся древними кельтами (жилет с отдельной защитой плеч), «дизайн» которой затем был скопирован римлянами. Рассказы описывают доспех Кухулина «сделаным из бычьей кожи» и как говорят специалисты, имеющий вид чешуйчатого, что я и проиллюстрировал.

 

Сохраб и Гордаферид

Сохраб и Гордаферид
Изображен поединок между Сохраб и Гордаферид из «Сказания о Сохрабе», записанного Абулькасимом Фирдоуси.

И Сохраб и отважная Гордаферид перед поединком одевают длиннополые кольчуги всадников. Гордаферид, как иранская принцесса, носит «романо-сассанидский» шлем, в то время как Сохраб, житель Средней Азии, скорее всего защищает голову «китайским», с чешуйчатой защитой шеи.

Также я добавил Сохрабу «дощатые» наручи и поножи, а Гордаферид — персидские боевые рукавицы.

 

Василиса Микулишна

Василиса Микулишна

На это рисунке представлены несколько героев:
Добрыня Никитич, он носит на голове фригийский колпак (шапка паломника, с помощью которой он однажды одолел змея), Васька Долгополый, герой, слабость которого — его длинный кафтан мешающий в бою, и Алеша Попович, носящий украшенный драгоценными камнями крест, ожерелье, кольца, и шапку с меховой оторочкой.

Василиса на рисунке, переодевшись в мужское платье и обрезав свои длинные косы, побеждает в состязании лучников.
Илья Муромец и его дочь

Илья Муромец и его дочь

В рассказе упоминается о шапке с меховой оторочкой у дочери Ильи.

Однако, хотя и не раз говориться о том, что их броня была крепка (они сражались стальными булавами пока те не сломались), её описания нет.

Я предположил, что девушка носит поверх кольчуги броневой пояс из чешуи распространенный в Центральной Азии, дополнительно укрепленный зерцалом (т.к. в рассказе, часто упоминается её связь с татарами). Руки защищены наручами типа «базурбанд».

На Илье чисто русский доспех «колонтарь» также с зерцалом, шлем типа «колпак» и боевые рукавицы из толстой ткани.


Перевод: Александр Фролов (Мэлфис К.)
Источник текста и изображений: Articles and Illustrations by Norman J. Finkelshteyn. Web Site designed and implemented by Silk Road Designs