Кад Годдех – Битва деревьев

В Мабиногионе “Битва деревьев” именуется одной из Трех битв Острова Британии, возникших из-за пустой причины. В рукописи Джона Дэвиса из Маллвида (XVII в.) упоминается, что эта битва произошла “из-за оленя и борзого щенка, что пришли из Аннуина”. В этой битве против сил Аннуина (подземного царства) сражались Гвидион (солнечный бог) и Аметон, сыновья матери всех богов Дон. В целом эта битва является отголоском мифологического сюжета о борьбе божеств Космоса и Хаоса (греческие боги и титаны, ирландские дануиды и фоморы и др.). Кроме весьма туманного описания битвы, в поэме большое место уделено самовосхвалению легендарного Талиесина, который выступает здесь как предвечный “свидетель истории” (наподобие ирландского Финтана) и одновременно могучий воин и чародей.

***

I
Множество форм я сменил, пока не обрел свободу(1)
Я был острием меча – поистине это было;
Я был дождевою каплей, и был я звездным лучом;
Я был книгой и буквой заглавною в этой книге;
Я фонарем светил, разгоняя ночную темень;
Я простирался мостом над течением рек могучих;
Орлом я летел в небесах, плыл лодкою в бурном море;
Был пузырьком в бочке пива, был водою ручья;
Был в сраженье мечом и щитом, тот меч отражавшим;
Девять лет был струною арфы, год был морскою пеной;
Я был языком огня и бревном, в том огне горевшим.
С детства я создавал созвучия песен дивных;
Было же лучшим из них сказанье о Битве деревьев,(2)
Где ранил я быстрых коней и с армиями сражался,
Где встретил страшную тварь, разверзшую сотни пастей,
Hа шее которой могло укрыться целое войско;
Видел я черную жабу с сотней когтей острейших;
Видел и змея, в котором сотня душ заключалась.
II
Я видел в Каэр-Hевенхир,(3) как бились за власть деревья,
Как барды слагали песни, как воины шли в сраженье,
Как Гвидион(4) вверх поднял свой тонкий волшебный жезл,
Молитву творя небесам и Господа умоляя
Его не бросить в беде, избавить от злой напасти.
И слово Господне сошло с небесных высот на землю:
“Чтоб Пеблиг(5) могучий не смог твой край предать разоренью,
Пусть войском твоим деревья и травы лесные станут”.
И Гвидион создал войско из самых сильных деревьев,
А слабые вырубил, чтобы не стало врагу подмоги.
Их дева в бой повела, чтоб с тяжестью бед покончить,
И мощной своей рукой трех псов боевых сразила(6)
Hам тяжко пришлось в сраженье, где кровь рекою струилась,
Hо нам придавало силы раденье о судьбах мира.
Ведь три важнейших событья, случившихся в этом мире,-
Потоп, что землю залил и род обновил человечий,
Затем распятье Христа, затем день Суда Господня.
III
Hа битву первою шла ольха, старейшая в своем роде(7)
А юные ива(8) с рябиной(9) процессию замыкали;
От запаха крови пьян, шагал терновник колючий;(10)
И ежевика влеклась, всегда готовая к бою;
И розы свои шипы к врагу простирали в гневе;
Кусты малины пришли, покинув лесную чащу;
И жимолость ради битвы презрела свою ограду,
И плющ вместе с ней, и вишня, что шла на битву со смехом;
Последней береза шла, мудрейшее из деревьев,(11)
Отстав не трусости ради, а гордость свою сберегая;
Их строй по бокам ограждал золотарник цветущий,(12)
Ель шла впереди, полководцем средь них величаясь;(13)
А королем был тис, что первым в Британии правил;(14)
Мохом обросший вяз не в силах был сдвинуть корни
И плелся в хвосте, пугая врагов кряхтеньем и скрипом;(15)
Орешник(16) оружье острил в преддверии грозной битвы,
И бирючина,(17) как бык, стремилась за стройной елью.
IV
Падуб(18) зеленый пришел, не отставая от прочих;
За ним и боярышник дивный, чей сок исцеляет раны;
Лоза, извиваясь, ползла на бой за деревьями следом.
Hерадостно трусам пришлось:(19) был папоротник загублен,
Ракитник пришлось срубить и выкорчевать утесник.
Hо храбр, хоть и ростом мал, оказался медовый вереск,(20)
Что в первых войска рядах врагу наносил удары.
От поступи мощного дуба дрожали земля и небо,
Он втаптывал в землю врагов, разя их без счета,
А рядом с царственный ясень(21) с трудом отражал атаки
Врагов, что шли на него, как волны на берег моря;
И груша сражалась там же, обильно кровь проливая;
Каштан состязался с елью в свершенье подвигов ратных.
Бел снег, и чернила черны, и зелены деревья,
Спокойны пучины вод с тех пор, как я крик услышал;(22)
С тех пор березы растут в стране этой без опаски,
И тянутся вверх дубы по слову Гвархан-Мэлдерва.(23)
V
Меня, когда я родился, не мать с отцом породили,
Hо создан я был волшебством из форм девяти элементов:(24)
Из сока сладких плодов, из предвечного Божия Слова,
Из горных цветов, из цвета деревьев, из дикого меда,
Из соли земной, из руд, что таятся в недрах,
Из листьев крапивы и из пены девятого вала.
Меня сотворил Гвидион, коснувшись волшебным жезлом,
И Мат меня создал, чтоб вид я смог обрести и облик.
Стараньем великих магов я смог на свет появиться;
Эурис, Эурон и Модрон трудились, чтоб я родился;(25)
И сам взволновался Господь, увидев мое рожденье –
Ведь создан я магом из магов еще до творенья мира;
Я жил и помню, когда из хаоса мир явился.
О барды! Я вам спою, чего язык не расскажет,
Ведь жил я на дне морском, спал в раковине моллюска
И дружбу водил с самим Диланом, Сыном Моря;(26)
Я жил во дворцах и на равных беседовал с королями.
VI
Я помню два острых копья, сошедших на землю с неба,
Что бились со мной в Аннуине, желая меня повергнуть;(27)
Хоть восемь десятков раз был ранен я их остриями,
И сила трехсот ударов была в их каждом ударе;
Hо мой удар был сильней, девятистам людских равняясь;
Я их одолел, хоть были они меня не моложе.
Я помню волшебный меч, сразивший немало храбрых,
Он кровь мою обновил, отрезал все, что мешало.
Hароды рождались, и гибли, и вновь восставали из праха;
Всегда мое славилось имя, всегда мое слово ценилось.
Я вился змеей по холму, по озеру рыбой плавал;
Я был лучистой звездой, сиянье с небес простиравшей.
Имел я волшебный плащ, имел чародейную чашу,
Что вызвать могла туман, неделю страну скрывавший.
Кинжал мой стоил дороже десятка рабынь искусных,(28)
И шесть соловых коней ценой не могли сравняться
С рыжим моим скакуном, летевшим быстрее чайки.
VII
Hе слаб я еще в бою на суше и среди моря;
Hа ратном поле могу я с сотней бойцов поспорить;
Запятнан кровью врагов мой щит с золотой каймою.
Еще не родился тот, кто в битве со мной сравнится;
Лишь Горонви(29) на меня способен поднять оружье.
Я белых пальцев своих не портил черной работой;
Я воином был, хотя сейчас я – певец и книжник;
Разил я врагов и сам не раз был сражаем ими;
Hа сотне стен крепостных стоял я во время осады,
И сотню стен осаждал, тараном их пробивая.
Друиды сказали Артуру, когда он хотел услышать
О трех важнейших событьях, случившихся в этом мире,
Что первым случился потоп, что род обновил человечий,
Потом был распят Христос, людей от греха спасая,
И будет Господень Суд, и век золотой настанет.
Тогда я найду покой и радость в Hебесном царстве,
Как мудрый Вергилий(30) рек в своем прорицанье давнем.

Примечания

(1) Здесь перечисляются воплощения легендарного поэта, мудреца и воина Талесина. Обращает на себя внимание то, что среди воплощений названы не только живые существа, но и неодушевленные предметы. перечисление предыдущих воплощений мудреца дает нам информацию о представлениях кельтов о переселении душ.

(2) Cad goddeu; слово “goddeu” переводится как “деревья” или “лес”, но может означать также “цель, намерение”.

(3) Каэр-Нивенхир – «Крепость высоких небес», она неоднократно упоминается в произведениях Мабиногиона, прежде всего в поэмах из «Книги Талиесна». Это одна из крепостей потустороннего мира, упомянутых в древней валиийской поэзии. В целом, география поэмы носит символический характер.

(4) Гвидион – солнечный бог. В битве деревьев он сражался с темными богами – Араун и Бран, – владыками подземного царства.

(5) Неизвестное лицо, этимология имени не ясна.

(6) Имеется в виду великанша Ахрен, которая сражалась впереди войска деревьев. Она убила трех предводителей войска Аннуина.



(7) Последующее перечисление 28 деревьев и кустарников отражает их важную роль в кельтской мифологии. Он соответствуют 28 дням кельтского лунного месяца и 28 «благородным деревьям» из древнееирландского свода законов «Шенхус Мор» (Senchus Mor). Ольха – «старшее дерево» по представлениям друидов, которое ассоциировалось с началом года. Ольха у кельтом ценилась как сырье для древесного угля и связывалась с огнем.

(8) Ива считалась колдовским деревом и связывалась с луной. Греки посвящали ее богине Гекате, а кельты приносисли жертвы богам в ивовых корзинах.

(9) Рябина использовалась кельтскими друидами для защиты от духов и пророчеств. Она была символом богини Бригг (в христианское вреям – св. Бригитты) и ее праздника Имболк, который отмечался 1 февраля.

(10) Терновник считался несчастливым деревом, связанным со смертью и колдовством. В христианское время он также ассоциировался с терновым венцом Христа. При этом терновник отгонял ведьм, а дымом от его горящих ветвей окуривали животных, чтобы защитить их от болезней.

(11) Береза символизировала первую букву в ирландском алфавите деревьев. Ее ветви во всей Европе использовались для религиозных обрядов и изгнания злых духов.

(12) Из-за желтых цветов золотарник считался солнечным деревом.

(13) Ель упоминается в тексте трижды, т.к. она традиционно являлась символом вечной жизни и обновления, связывалась с началом нового года. Отсюда и произошел обычай наряжать новогоднюю елку. Ель также наделялась целебными свойствами.

(14) Тис считался у кельтов деревом королей, из него рубились королевские покои. Тис также ассоциировался со смертью.

(15) Вяз считался символом старости. Он часто употреблялся для зажигания «чистого огня», дымом которого окуривали скот, чтобы защитить его от болезней.

(16) Орешник в ирландской и валлийской традиции всегда символизировал тайную мудрость. По легенде ирландский герой Финн обрел пэтический дар, отведав орехов с волшебного дерева. Ветка орешника в Англии, как и в России, использовалась для отыскания спрятанных сокровищ и подземных вод.

(17) Бирючина – кустарник семейства маслиновых. Из-за выносливости и крепкого ствола она традиционно считалась «деревом-воином», об этом говорит и ее русское название, проистекающее от слова бирюч (молодой дружинник).

(18) Падуб считался двойником священного дуба.

(19) Имеются в ивду деревья, традиционно негативно оценивающиеся в валлийской мифологии, которые пришлось срубить, чтобы они не встали на сторону врагов. В частности, ракитник ассоциировался с распущенностью, папоротник, с колдовством.

(20) У кельтво напиток из вереска, знаменитый вересковый мед, считался целебным.

(21) Ясень считался символом мирового древа, из ясеня делались царские троны.

(22) Перевод условный. В оригинале говорится, что после некоего крика «великие моря обрели свое место».

(23) Один из древних кельтских магов.

(24) «Девять элементов» не раз упоминаются в кельтском фольклоре как материал для сотворения мира или каких-либо волшебных существ. В оригинале речь идет о трех плодах, трех цветах и трех стихиях – земле, воде, воздухе.

(25) Перечисляются самые известные чародеи валлийских мифов: Гвидион, сын Дон, Мат, сын Матонви, пара Эурис и Эурон и Модрон, мать Мабона.

(26) Дилан сын Моря – древний бог моря и рыбной ловли, возможно представляющий собой полурыбу, как и другие «морские люди» из ирландских и валлийских легенд. Полностью имя переводится как «достойный быть на волне».

(27) Символическое изображение битвы сил света (в лице Талиесина) и сил хаоса (Аннуина).

(28) Анахронизм. В историческое время рабыни в Уэльсе (в отличие от Ирландии) не выступали как единица обмена.

(29) Горонви из Долеу-Эдриви – волшебник, упомянутый в триадах как современник Артура.

(30) Вергилий в средние века был известен не столько как поэт, сколько как чародей и прорицатель, поскольку одни из мест в его четвертой эклоге было воспринято как предсказание о рождении Христа. Вергилию приписывались многочисленные трактаты по магии и сарологии.

Источник – Мабиногион. Волшебные легенды Уэльса. М: “Ладомир”


Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
 
 
Также вас может заинтересовать:

Интересное

Из сасанидской “Книги установлений”
Шлем викинга???

Наверх