Сайт рекомендован для аудитории 16+

Вагаса — японский зонт, или соломенная шляпа на палочке



Каса — широкополая соломенная шляпа из Японии

Специфический, муссонный климат Японии отличающийся продолжительными дождливыми сезонами, сказался не только на оригинальной японской архитектуре, но и на национальной одежде японцев, прежде всего на форме и материале головных уборов, накидок, и обуви.

Именно благодаря льющим как из ведра дождям, ещё в незапамятные времена, у жителей японских островов появились широкополые шляпы каса, сплетенные из соломы, бамбука, камыша, осоки. Вариантов этих плетеных шляп было превеликое множество, и при внешней похожести, каждый из вариантов имел существенные отличия и собственное название.

Сусэгаса предназначались для работы в поле, кумагаигаса — для воинов, ориамигаса — для повседневной носки представителями низших сословий. Странствующие монахи надевали на голову нечто вроде ведра, сплетенного из соломы и совершенно скрывавшего лицо, — тэнгай, а гонцы пользовались коническими шапками сандогаса.

Чтобы соломенный головной убор не размокал от воды и не приходил в негодность, каса частенько покрывали лаком.

Широкополая соломенная шляпа каса - «визитная карточка» Азии

Широкополая соломенная шляпа каса — «визитная карточка» Азии

Зонт как символ статуса

Надо ли удивляться, что первые зонты, ввезенные из Китая в Японию в середине VI века, тоже стали называть каса, хотя и с другим иероглифическим написанием.

Пусть вас не обманывает слово «зонт». Нынешние зонты весьма отдаленно напоминают древние каса, скорее представляющие собой легкую переносную палатку состоящую из шелкового тента, натянутого на деревянную раму, удерживаемую на длинной палке. Это, совершенно не компактное сооружение, слуги носили над головой важного чиновника, например прибывшего из Китая посла не только в пасмурные, дождливые дни, но и при ясной погоде.

Каса-зонт того периода, был не средством защиты от непогоды, а скорее статусным атрибутом, свидетельствовавшем о высоком государственном ранге человека.



Именно так и был воспринят зонт японцами тех давних лет. Синтоистские жрецы расценили это переносное укрытие от дождя и солнца как временное обиталище божества. Соответственно, китайские зонты (каракаса) вошли в обиход как церемониальная принадлежность высшей религиозной и государственной знати. Формальность предназначения каракаса подчеркивалась его красным цветом, характерным для всех официальных церемоний в стране. Благородные обладатели зонта зачастую украшали его красный купол своим семейным гербом.

Этот нюанс можно проследить до наших дней. Весьма характерно, что зонты, раскрываемые в парках и садах для проведения под ними чайной церемонии, всегда имеют красную расцветку.

В начале XI века писательница и поэтесса, автор знаменитых «Записок у изголовья» Сэй Сёнагон упомянула каракаса в перечне вещей, необходимых для каждого дома. Естественно, это замечание было сделано придворной дамой. Для низших сословий такая «необходимая вещь» чаще всего была недоступна.

Японский зонт — вагаса

Постепенно традиция ношения зонта распространилась и на священников более низкого ранга, в том числе и на монахов. Каракаса заменил для них традиционную широкополую шляпу каса, правда и сам претерпев изменения — «китайский зонт» серьезно уменьшился в размерах и стал более компактным, да и «престижу» владельцу обеспечивал меньше — вместо шелкового тента, монахи стали натягивать на бамбуковую раму промасленную бумагу.

Лишь в начале периода Эдо (1600-1868) зонты вошли в повседневный обиход простых людей. Однако к тому времени, от каракаса, осталась, пожалуй, только идея. Благодаря творческому подходу японских ремесленников, зонты стали более удобными, легкими, даже изящными. Отказавшись от шелкового покрытия, мастера широко применяли промасленную бумагу, в немалом количестве производившуюся в стране. Но главное — зонты стали складываться. Отсюда и их новое название — вагаса (японский зонт).

Методика изготовления вагаса была несложной, но трудоемкой. Приходилось точно выверять длину и крепления бамбуковых ребер, связывая их конским волосом. Сверху ребра оклеивались бумагой кодзо, обработанной соком хурмы. Процесс оклейки был особенно сложным и ответственным, ведь под купол зонта не должна была просочиться ни капля дождевой воды. Далее мастер покрывал бумажный верх красной краской, которую затем дополнительно промазывали льняным или конопляным маслом. И наконец, завершающую обработку изделия производили, нанося лак на деревянные части зонта. Готовые зонты выносили в поле, где они сушились под лучами солнца.

Изготовленный таким образом вагаса мог служить лет десять при условии бережного обращения с ним. От влаги бумага размякала, поэтому зонт приходилось тщательно просушивать после каждого дождя, но не пересушивать, чтобы покрытие не стало слишком жестким и хрупким.

Девушка с японским зонтом вагаса

Девушка с японским зонтом вагаса

Разновидности японских зонтов

Со временем мастера стали модифицировать расцветку зонтов. Появились бангаса и дзяномэгаса. Термин бангаса родился в годы средневековья, когда купцы одалживали своим клиентам в плохую погоду зонты. Внешне они были достаточно простыми, одноцветными и сугубо функциональными. Ими чаще пользовались мужчины. Для того чтобы зонты не потерялись, на них сверху наносили номер (бан), а порой и название лавки. А зонты дзяномэгаса были более изящными — черными, красными, голубыми с белым пятном в центре. Отсюда и название дзяномэ — «змеиный глаз».

Иногда концентрические круги заменяла цветная спираль. Ими особенно любили пользоваться разряженные в праздничные кимоно японки. Затем вошли в обращение эхигаса — зонты, раскрашенные изображениями птиц и цветов. Эти зонты в дождливые сезоны стали неотъемлемой частью туалета столичных модниц.

Надо отметить, что вагаса были (и остаются) весьма дорогим приобретением, поэтому с началом периода Мэйдзи (1868-1912) их столь легко стали вытеснять сравнительно дешевые европейские образцы с металлическими спицами.

К началу второй мировой войны в Японии насчитывалось около 10 тысяч мастеров по производству вагаса. Но в послевоенное время производство вагаса практически прекратилось, а профессионалов, способных изготовить настоящий японский зонт, остались единицы.

Изготовление вагаса превратилось из ремесла в искусство, и штучные поделки престарелых мастеров ныне рассматриваются как шедевры национальной культуры.

Увидеть такую красоту на улице в дождливую погоду — дело практически невозможное, поэтому любоваться японскими зонтами проще всего, рассматривая великолепные гравюры Харунобу с изображениями японских красоток и актеров Кабуки времен Эдо.

Источник: Штормовая башня