Сайт рекомендован для аудитории 16+

Октавиан Август, римский император (63 г. до н.э.-14 г. н.э.)



Детство и юность Октавиана Августа

Август Октавиан, римский император (63 г. до н.э.-14 г. н.э.). От рождения будущий император Рима получил имя Гай Октавий, почетное имя Август было присвоено ему сенатом в 27 г. до н.э., а с 44 г. до н.э. Август Октавиан известен как Гай Юлий Цезарь в соответствии с именем своего приемного отца.

Интересно, что «Октавианом» сам Август себя не называл — это «изобретение» историков, чтобы выделить персону одного из величайших императоров Рима в среде своих последователей, для которых, имя «Август» (по гречески «Севастос») было своего рода «приложением» (если не синонимом) к титулу императора.

Октавиан Август родился в Риме 23 сентября 63 года до н.э. и происходил из состоятельного и уважаемого семейства из города Велитры, область Лаций. Его отец, Гай Октавий, первый член рода, ставший сенатором, в 61 году был претором и успешно управлял Македонией. Мать, Атия, была дочерью Юлии, сестры великого Юлия Цезаря. И это родство определило карьеру Октавия.

Юлий Цезарь выделял юного Октавия из числа своих родственников, возлагая на него особые надежды: он вручил ему знаки военных отличий при своем африканском триумфе, брал его с собой в испанскую кампанию 45 года, сделал патрицием и обеспечил его избрание понтификом.

Наконец, из-за отсутствия законного наследника, Цезарь в своем завещании объявил Октавия своим приемным сыном и наследником трех четвертей имущества.

Октавиан Август - приемный сын Юлия Цезаря и римский император

Октавиан Август — приемный сын Юлия Цезаря и римский император

Октавиан Август и борьба за римский престол

Когда в 44 году произошло убийство Цезаря, Октавий учился в Аполлонии Иллирийской. Он отправился в Италию и, узнав, что стал сыном и наследником Цезаря, решил добиваться получения опасного наследства. Его позиции были очень слабы. Наследник Цезаря был замкнутым восемнадцатилетним юношей, без опыта и влиятельных связей. Антицезарианская партия отнеслась к нему с естественным подозрением, а признанный лидер цезарианцев, Марк Антоний, захватив деньги и архив Цезаря, ответил ему отказом.

Имея в своем активе только факт усыновления Цезарем, Октавий незамедлительно присвоил себе имя Цезаря, раздал полагавшиеся народу, согласно завещанию Цезаря, деньги, причем из собственного кармана, и устроил за свой счет ludi Victoriae Caesaris (игры в честь побед Цезаря).



В то же время Октавиан старался снискать расположение Цицерона, который считал, что имеет возможность воспользоваться юношей как средством в борьбе с Антонием, а затем сбросить его со счетов. Когда назрел разрыв между Антонием и сенатом, Октавиан нелегально собрал войско из трех тысяч ветеранов армии его приемного отца, а также сумел переманить на свою сторону два легиона Антония.

Объявив войну Антонию, сенат по предложению Цицерона определил официальный статус Октавиана, сделав его сенатором и объявив imperium pro praetori; при этом сенат также обязал его помогать в ведении войны двум консулам, избранным в 43 году. Антоний был разбит у Мутины (Модена), однако оба консула погибли, и таким образом Октавиан оказался командующим всей победоносной армией. Он немедленно потребовал себе консульства и, когда сенат стал возражать, двинулся маршем на Рим.

19 августа 43 года Октавиан был избран консулом, вместе со своим дядей Квинтом Педием и исполнил свой первый долг перед приемным отцом тем, что вел закон о проскрипциях в отношении его убийц. Теперь наследник Цезаря мог вести переговоры на равных с Антонием, который объединил силы с Марком Эмилием Лепидом, правившим Галлией. Втроем они встретились в Бононии (Болонья) и приняли соглашение разделить между собой верховную власть. Они были провозглашены триумвирами с высшими полномочиями на срок с 27 ноября 43 года по 31 декабря 38 года.

С целью запугать оппозицию и обеспечить себя средствами, триумвиры подвергли проскрипциям триста сенаторов и две тысячи человек из сословия всадников.

Победоносный Триумвират

Затем Антоний и Октавиан двинулись в Македонию, чтобы сокрушить Марка Юния Брута и Гая Кассия (убийц Цезаря). После победы при Филиппах (42 г.) Антоний принял под свое управление восточные провинции, а Октавиан вернулся в Италию, где, проведя безжалостные конфискации, обеспечил ветеранов земельными наделами.

В 41 году он был вынужден вести войну в Перузии (Перуджа), подавляя мятеж, поднятый братом Антония Луцием Антонием, которого поддерживала Фульвия, супруга Антония. Антоний болезненно воспринял действия Октавиана, однако в 40 году в Брундизии (Бриндизи) между ними было достигнуто примирение, согласно которому Антонию отходили все восточные, а Октавиану — все западные провинции, за исключением Африки, оставшейся за Лепидом.

Для подкрепления союза Антоний женился на Октавии, сестре Октавиана (к тому времени Фульвия умерла). В следующем году в Мизене, у Неаполитанского залива, был подписан пакт с Секстом Помпеем, в котором триумвиры признавали его власть над Сицилией, Сардинией и Корсикой. Затем Антоний вернулся на Восток. Секст вскоре денонсировал Мизенский пакт, а между Октавианом и Антонием снова возникли трения. Однако стараниями, которые приложил Октавиан, в 37 году в Таренте (Таранто) было вновь достигнуто примирение.

Триумвират, легальный срок власти которого истек, был продлен на следующие пять лет, и триумвиры приняли соглашение о совместных действиях против Секста Помпея. В 36 году Октавиан и Лепид организовали высадку на Сицилии; хотя сам Октавиан потерпел жестокое поражение, его верный сподвижник и лучший военачальник Марк Випсаний Агриппа спас положение, и Секст был разбит.

Лепид, повздоривший со своим союзником после победы, был покинут своими войсками и смещен. Октавиан, имея с 38 года титул «imperator», изначально обозначавший судебную должность, в ведении которой находилось военное командование, и называя себя imperator Caesar divi filius (император Цезарь, сын бога), возвратился в Рим, чтобы отпраздновать овацию, и среди прочих почестей получил священное звание плебейского трибуна.

Теперь Октавиан обладал властью над всем Западом, а Антоний — над всем Востоком, и становилось ясно, что столкновение двух верховных властителей неминуемо. Наследник Цезаря приобрел авторитет и популярность благодаря победе над Секстом, которая обеспечила безопасность путей зерновых поставок в Рим. В продолжение последующих нескольких лет он и его сподвижники, особенно Агриппа, плодотворно занимались общественными делами. Кроме того, Октавиан, собрав свои войска, добился еще большей славы при завоевании Иллирии (Далмации) в 35-33 годах.

Тем временем Антоний терял свое влияние из-за безуспешных парфянских кампаний и становился чуждым римскому народу, сойдясь с Клеопатрой. Таким образом, Октавиан получил возможность возвыситься как глава Италии и Рима, выступающий против восточной царицы и ее опустившегося любовника.

Кризис наступил по завершении второго пятилетнего срока триумвирата, когда Октавиан потребовал от Антония сложить свои властные полномочия. Консулы и более трехсот сенаторов выехали из Италии и присоединились к Антонию, однако Октавиан вынудил дев-весталок аннулировать завещание Антония и обнародовать его с подиума сената. То был весьма необдуманный документ, возвышавший Клеопатру и всех ее детей, рожденных от Антония, и возбудивший против того общественное мнение.

Наследник Цезаря получил возможность добиться клятвы в личной верности от всего народа Италии, потребовавшего от него стать вождем в грядущей войне. Все западные провинции приняли его сторону.

Раздел римской империи между Антонием и Октавианом

Раздел римской империи между Антонием и Октавианом

Октавиан Август — законный император Рима

Война была объявлена конкретно Клеопатре, и в 31 году Октавиан, установив свое государственное положение принятием консульства (в течение 32 г. он, по существу, оставался частным гражданским лицом), принял военное командование.

В битве при Акции 2 сентября 31 года он нанес решительное поражение объединенным армиям Антония и Клеопатры, которые бежали в Египет. 1 августа 30 года он вступил в Александрию; Антоний и Клеопатра покончили с собой. Был аннексирован Египет и захвачены огромные сокровища. В следующем году Гай Октавий возвратился в Рим, где он отпраздновал великолепный тройной триумф: завоевание Иллирии, победу при Акции и захват Египта.

Таким образом, власть Октавиана в империи стала неоспоримой, однако законность ее оставалась под вопросом. Начиная с 31 года он стал ежегодно избираться на консульство, но при этом превышал все законные полномочия, требуя себе неограниченной верховной власти в соответствии с народной клятвой 32 года.

Теперь, после окончания войны, дальнейшее укрепление монархической власти могло оттолкнуть от него высшие и средние слои италийского населения, настроенные в республиканском духе. В 28 году Октавиан занялся отменой противозаконных актов триумвирата и вместе со своим другом, консулом Агриппой, провел перепись и жесткую чистку сената, который чересчур разросся и имел в своем составе множество нежелательных лиц. Затем, 13 января 27 года, он торжественно сложил с себя чрезвычайные полномочия и оставил за собой одно из двух ежегодных консульств. В благодарность 16 января 27 года сенат присвоил ему почетное имя Август.

Он призвал наследника Цезаря не оставлять республику, и Октавиан согласился взять на себя дело умиротворения провинций, не поддававшихся управлению. С этой целью он был назначен на десять лет правителем очень больших провинций, включая Испанию (кроме ее южной области, Бетики), Галлию, Сирию и Египет, а также получил полномочия объявлять войны и заключать договоры.

За исключением этих полномочий, имевших прецеденты в эпоху поздней республики, когда такие чрезвычайные полномочия были по голосованию в сенате даны Помпею и Цезарю, государственный строй республики был восстановлен. Были возобновлены свободные выборы; магистраты под руководством сената исполняли свои обычные функции; проконсулы, получавшие власть над провинциями сроком на один год, более не подчинялись Августу. На монетах Октавиан был обозначен как libertatis populi Romani vindex (защитник свободы римского народа). При этом он сохранил контроль над всеми легионами, за исключением немногих — тех, которыми командовали проконсулы Иллирии, Македонии и Африки.

Последующие три года (27-25 гг. до н.э.) Август провел в своих западных провинциях, где ему наконец удалось подчинить беспокойные племена Северо-Западной Испании, Астурии и Кантабрии. Притом каждый год Октавиан выставлял свою кандидатуру на консульство и, естественно избирался на эту должность. Столь продолжительное пребывание в качестве консула не предусматривалось установлениями 27 года и потому стало вызывать нарастающее недовольство.

С одной стороны, знать имела свои претензии из-за того, что шансы получить консульство упали вдвое. С другой стороны, все осознавали, что столь длительное пребывание одной персоны в высшей государственной должности противоречит закону и духу республики. Недовольство достигло высшей точки в 23 году, когда Авл Теренций Вар Мурена, второй консул и до того верный соратник Августа, организовал заговор с целью его убийства.

Октавиан понял, что, если он хочет избежать участи Юлия Цезаря, ему придется идти на более серьезные уступки, и с 1 июля 23 года до н.э. Август отказался от консульства, после чего, за исключением двух лет (5 и 2 г. до н.э.), никогда более не добивался его. Гай Октавий остался проконсулом своих провинций (его правление в них не прекращалось вплоть до 17 г.), однако, желая показать, что его власть продлится не долее, чем это будет необходимо, Август отказался от провинций, в которых уже был установлен мир, — Нарбонской Галлии (Южной Галлии) и Кипра.

В качестве компенсации Октавиан получил некоторые привилегии. Было установлено, что, в отличие от других проконсулов, он не утрачивает imperium, т.е. командной должности в войсках, по возвращении в Рим и получает majus imperium, или высшие полномочия по отношению к другим проконсулам, т.е. в случае необходимости имеет право не считаться с их решениями.

Август также получил полномочия созывать сенат и определять его деятельность. Наконец, он получил пожизненную власть плебейского трибуна. Значение этой власти не совсем ясно. Она давала Октавиану определенные права; вводить законодательные акты и накладывать вето на распоряжения сената и должностных лиц, однако этим правом Август пользовался в редких случаях, хотя оно и могло оказаться полезным при каких-либо опасных ситуациях. Это был скорее пропагандистский прием, посредством которого Октавиан заручился поддержкой простого народа, считавшего трибунов защитниками и поборниками своих прав.

В 22 году Август отбыл в продолжительную поездку по восточным провинциям и не возвращался в Рим вплоть до 19 года. Если республиканская оппозиция была удовлетворена новым положением дел, то народ им был недоволен и предлагал Октавиану установить диктатуру, принять годовое консульство с бессрочным продлением, а также ряд других неординарных должностей. В 22 и 20 годах народ настаивал на его избрании консулом, однако Август отказался принять эту должность. Казалось, что народные массы были действительно напуганы возможностью того, что Октавиан окончательно удалится в провинции и бросит их на произвол сената. Обеспокоенный угрозой мятежей, подавить которые власти не были способны, сенат потребовал от Августа вмешаться в ситуацию и отпраздновать свое возвращение у алтаря Fortuna Redux (алтаря богини Фортуны, покровительствующей тем, кто возвращается на родину).

Теперь республиканцы были готовы пойти на уступки. Согласно историку Диону Кассию, титул «imperium» был присвоен Августу пожизненно. Достоверность этого факта сомнительна, однако несомненно то, что с тех пор Октавиан обладал исполнительными полномочиями на территории Рима и Италии на уровне консула. Законность его положения была теперь утверждена окончательно и никаким изменениям впредь не подвергалась.

Август был единогласно избран как pontifex maximus в 12 году, после смерти Лепида, который занимал эту должность ранее. А во 2 году до н.э. его приветствовали как pater patriae (отца отечества), однако все эти титулы являлись только проявлениями почета. В должности правителя провинций его восстанавливали с промежутками в пять и десять лет вплоть до его кончины в 14 году н.э.

Самое знаменитое скульптурное изображение Октавиана Августа

Самое знаменитое скульптурное изображение Октавиана Августа. По совместительству, портрет «идеального» римского императора

Особенности правления Октавиана Августа

Много споров возникало вокруг того, действительно ли Август имел намерение восстановить республиканский строй или же хотел создать систему двоевластия, диархию, при которой он разделил бы управление империей между собой и сенатом, или же Гай Октавий просто поддерживал видимость республики, потакая настроениям высшего класса. Некоторые его высказывания свидетельствуют о том, что поначалу он, возможно, имел надежду навести порядок в империи, а затем отойти от дел, вручив бразды правления сенату. Однако такие надежды, если он когда-то их и лелеял, вскоре угасли.

Август определенно прилагал усилия к тому, чтобы активизировать деятельность магистратов и сената в управлении страной и продвижении реформ республиканской административной системы. К примеру, некоторые функции, которыми ранее пренебрегали эдилы, он перенес на вновь созданные коллегии лиц, уполномоченных сенатом, таких, как curators aquarium (ответственных за водоснабжение). В отношении эдилов, ответственных за деятельность пожарных команд и снабжение Рима зерном, это было последним из упорядочивших их функции нововведений, которым Август занимался самолично. В то же время он старался как можно меньше вмешиваться в законотворчество.

Октавиан сохранил выборную систему свободной, оставив за собой право рекомендовать народу избрание некоторых кандидатов, которым он благоволил. Однако в конце его жизни эта commendatio превратилась в жесткое право выдвигать ограниченное число кандидатов на избрание вне конкурса. Август прилагал большие усилия, чтобы добиться от сената пересмотра ротационной системы членства, и, хотя в двух случаях (в 18 и 11 гг. до н.э.) ему пришлось действовать волевым порядком, в 4 году н.э. ему наконец удалось достичь своей изначальной цели. Вместе с тем реальную власть он крепко держал в руках и ни при каких обстоятельствах не ослаблял личного контроля над армией.

После 19 года Август обладал законными прерогативами, позволявшими ему диктовать свою волю в случаях практически любых непредвиденных обстоятельств. За пределами своей провинции он предпочитал использовать свою власть в минимальной степени и влиять посредством своего личного морального авторитета (auctoritas).

Так, хотя Октавиан и вводил некоторые законы как плебейский трибун, основное законотворчество в поздний период его правления проводилось консулами, находившимися под его влиянием. Консулы также обеспечивали деятельность сената, хотя она и так определялась в узком кругу лиц с Августом во главе. Нося титул majus imperium, он, однако, обладал гораздо большими возможностями, нежели только руководство действиями консулов. Из всех своих официальных титулов Октавиан игнорировал imperium и предпочитал tribuncia potestas. Он также предпочитал быть известным как princeps (принцепс), старший государственный служащий республики.

Возможно, наиболее важным доказательством того, что Август никогда всерьез не помышлял о восстановлении республики, служит факт его постоянных забот о потенциальном преемнике. Октавиан подвергался критике за желание подыскать такового среди членов своей семьи, однако основанием для этого выбора кроме личных чувств служили и серьезные политические соображения. Легионы были преданы семье Цезарей, что проявилось в начале карьеры Августа, и стабильность режима во многом зависела от их лояльности.

Судьба не дала Октавиану сыновей. Его брак со Скрибонией, в 40 году до н.э., принес только дочь, Юлию, родившуюся в 39-м году до н.э.. В день ее рождения разведясь со Скрибонией, Август в 38 году женился на Ливии Друзилле, к которою страстно влюбился и мужа которой, Тиберия Клавдия Нерона, принудил к разводу с ней. Брак оказался счастливым и долгим (Ливия пережила Августа), однако бездетным, Октавиан имел только одного близкого родственника из мужчин — Марка Клавдия Марцелла, сына своей сестры Октавии. Ливия имела своих детей от первого брака, будущего императора Тиберия и Нерона Клавдия Друза, которые были поселены в доме Августа.

Первый выбор императора пал на Марцелла. Он женил его на Юлии и дал ему соответствующее продвижение. Это, по-видимому, привело к трениям с его верным соратником Агриппой, который, умиротворившись, в 23 году сошел со сцены и стал коллегой Августа в ряду проконсулов, получив в сферу своего управления Восток.

Марцелл умер в следующем году, и Юлия незамедлительно вышла замуж за Агриппу. Этот брак принес двоих сыновей, Гая Цезаря (родился 20 г.), которого Август объявил своим приемным сыном, и Луция Цезаря (родился 17 г.). В 18 году проконсульские полномочия Агриппы вместе с таковыми полномочиями Августа были продлены еще на пять лет, и на такой же период он разделил с Августом его власть трибуна.
План заключался в том, что в случае преждевременной кончины Октавиана (его здоровье всегда было слабым) Агриппа останется у власти и по праву передаст ее своим сыновьям, которые по крови и преемству были из рода Цезарей. В 13 году полномочия Агриппы были опять продлены на пять лет, однако на другой год он скончался.

Расширение империи при Октавиане Августе

Август передал роль Агриппы старшему сыну Ливии Тиберию, на котором он женил Юлию, заставил Тиберия развестись с горячо любимой им супругой. В 6 году до н.э. Тиберий получил полномочия трибуна на пять лет, однако почти немедленно удалился на Родос и отказался от всякого участия в правительстве.

Повод для ссоры стал очевидным на следующий год, когда сын Агриппы, Гай Цезарь, пятнадцати лет от роду, был избран консулом с пятилетней отсрочкой вступления в должность и объявлен членами сословия всадников princeps juventutis (главой молодого поколения); во 2 году до н.э. Луций Цезарь был удостоен тех же почестей.

Тиберий, который нес полноценную службу в Паннонии и Германии в качестве легата Августа, не собирался играть второстепенную роль при двух юнцах. Октавиан был последователен в своей политике, назначив в 1 году до н.э. Гая Цезаря на проконсульскую должность, доверив ему решение проблем Парфии и Армении. Однако ему вновь пришлось разочароваться в своих надеждах. Луций умер во 2 году н.э., а Гай — в 4 году. Августу пришлось вновь обратиться к Тиберию, которого он объявил своим приемным сыном и ввел на десять лет в совместное управление с полномочиями проконсула и трибуна. Эти полномочия были возобновлены и продлены в 14 году н.э. незадолго до кончины Августа.

Хотя сам Октавиан не был выдающимся полководцем, он существенно расширил границы империи в результате длительного ряда войн, часть из которых он вел сам, но большинство велось Агриппой, Тиберием, Друзом и другими компетентными военачальниками. Августа не привлекал соблазн восточных завоеваний, и он противился общественному мнению, которое поддерживало идею возмездия по отношению к Парфии. В 20 году до н.э.

Октавиан, расчетливо продемонстрировав свою военную мощь, вынудил парфянского царя выдать штандарты и пленников, захваченных у Красса в битве при Каррах в 53 году, и признать римского ставленника на армянском троне. Таким образом восстановив авторитет Рима и удовлетворив гордость римлян, Август не стал предпринимать дальнейших акций вплоть до 4 года н.э., когда Гай Цезарь новой демонстрацией силы заставил парфян молчаливо согласиться с тем, что Октавиан вновь определил, кому стать царем Армении.

Август подтвердил права всех зависимых правителей, которых Антоний посадил на Востоке, особенно Полема Понтийского, Аминта Галатского, Архелая Каппадокийского и Ирода Иудейского. Впрочем, Галатия была аннексирована и присоединена к провинциям Августа после убийства Аминта в 25 году. Непродуманная попытка аннексировать Аравию Феликс (Йемен) в 26 году закончилась провалом.

Армия и военные реформы Октавиана Августа

В Европе, помимо умиротворения Испании, усилия Октавиана были направлены на достаточное укрепление северной границы; северные пределы Италии оставались очень уязвимы. Первым этапом были завоевания альпийских областей, Реции и Норика вплоть до Дуная, которые проводились Тиберием и Друзом (16-14 гг. до н.э.).

В последующие пять лет (13-9 гг. до н.э.) Агриппа и затем сменивший его Тиберий подчинили Паннонию, тем временем Друз, двинувшись к востоку от Рейна в Германию, достиг Эльбы. После смерти Друза в 9 году до н.э. его военную задачу взял на себя Тиберий. Сведения о годах отставки Тиберия (4-6 гг. н.э.) очень скудны, однако известно, что германская кампания продолжилась, и как будто в этот период была завоевана Мезия.

По возвращения Тиберия был разработан грандиозный стратегический план завоевания Маркоманнского королевства в Богемии и установления более короткой границы от Эльбы до большой излучины Дуная. Одновременное наступление с двух сторон на Маробода, короля маркоманнов, началось в 6 году н.э., когда восстала Паннония. Мятежники сопротивлялись три года, доведя ресурсы империи до значительного истощения. Оно едва не оказалось полным, когда Арминий, король херусков, заманил Квинтилия Вара, командующего римскими частями в Германии, с тремя легионами и полностью уничтожил их в Тевтобургском лесу (9 г. н.э.).

Сокрушенный чередой поражений, Август отказался от своих амбициозных планов; Маробод остался непобежденным, и легионы отступили за Рейн. Несмотря на эту неудачу, достижения Августа были огромны. Он продвинул северные границы до Дуная и присоединил к империи четыре провинции — Рецию, Норик, Паннонию и Мезию. Поскольку эти провинции вместе с Иллирией были добавлены к областям его правления, то его вес в правительстве империи значительно возрос. Кроме того, воинские части были выведены из Македонии, и, таким образом, только один легион, подчинявшийся проконсулу Африки, остался не под его командованием.

Августу в конце концов удалось создать стабильную армию, в которой империя давно нуждалась. После битвы при Акции он распустил большую часть огромных армий, сформированных им и Антонием. Октавиан, казалось, решил довольствоваться 28 легионами (число которых после поражения Вара сократилось до 25), которые стали постоянными воинскими подразделениями и многие из которых сохранялись на протяжении веков.

С 30 года до н.э. Август установил рекрутский набор с шестнадцатилетнего возраста, а в 6 году н.э. — с двадцати лет. Главной финансовой проблемой, с которой сенат никогда не сталкивался во времена республики, стало наделение демобилизованных ветеранов земельными участками и наградными пособиями. С 30 года до н.э. вплоть до 6 года н.э. Август сам покупал требуемые земли или оплачивал пособия за свой счет. Затем он создал особую военную казну и вопреки сенатской оппозиции установил новый налог с граждан Рима для ее пополнения.

Вспомогательные части в провинциях, ранее набиравшиеся нерегулярно, также были реорганизованы и переведены на постоянную основу. Были созданы также два постоянных флота, базировавшихся в Равенне и Мизене. Другим нововведением в войсках стала реорганизация традиционных отрядов телохранителей (cohors praetoria — преторианских когорт) проконсулов в многочисленное и постоянное подразделение из девяти когорт (девять тысяч воинов), размещенных вокруг Рима. С ними были тесно связаны еще три городские когорты, расположенные в самом Риме.

Римская монета с изображением императора Октавиана Августа

Внутренняя политика Октавиана Августа

Для выполнения разнообразных задач Август создал в помощь себе административную машину, по своему характеру рудиментарную, предназначенную для конкретных дел и не имевшую четкой внутренней координации.

Октавиан назначал сенаторов из консульской или преторианской среды в качестве своих уполномоченных (legati Augusti — легаты Августа) для управления своими провинциями и командования легионами (за исключением стоявших в Египте).

Он также вводил старшего сенатора в консульский ранг в качестве префекта города для поддержания порядка в Риме силами городских когорт; впервые такое временное назначение последовало во время пребывания Августа в Испании в 26 году до н.э., а затем, будучи возобновлено в период его пребывания в Галлии в 16-13 гг. до н.э., приобрело постоянный статус вплоть до конца его правления.

Для командования вспомогательными частями и управления маленькими провинциями Октавиан обычно использовал префектов всаднического ранга; такая важная провинция, как Египет, которую было опасно доверять сенатору, также, в виде исключения, управлялась префектом из всадников. Август использовал всадников для командования вновь организованными отрядами пожарных, для обеспечения зерновых поставок в Рим и в качестве командиров преторианской гвардии. Своей домашней челяди, рабам и вольноотпущенникам, он придал статус центрального секретариата и финансового органа.

Для контроля своих финансовых интересов в провинциях Октавиан использовал частных агентов (procuratores — прокураторы), которые ведали его частным имуществом, но также собирали доход и производили выплаты воинским частям; принципиальные прокураторы обычно были людьми из всаднического сословия, однако некоторые из них, а также все их подчиненные, вышли из числа вольноотпущенников и рабов Августа.

Под управлением Октавиана провинции приносили большой доход. Во-первых, провинции пожинали плоды мира, воцарившегося после гражданских войн и связанных с ними несчастий.

Во-вторых, Август упразднил существовавшую ранее систему взимания налогов в провинциях и вместе с ней положил конец вымогательствам со стороны publicani (публикан — откупщиков государственных доходов), установив фиксированный уровень налогов, зависящий от ценза населения и собственности и собиравшийся властями городов. В своей части империи он отобрал для управления лучших людей и держал их под неусыпным контролем. Иногда, пользуясь правами majus imperium, Август пресекал злоупотребления в других провинциях и упростил процедуру, согласно которой их жители могли требовать удовлетворения от правителей, занимавшихся вымогательством.

Август пытался реформировать религиозную, нравственную и социальную жизнь римского народа. Он восстанавливал заброшенные храмы, вышедшие из обихода ритуалы, деятельность жречества и в целом предпринимал усилия, чтобы оживить старые религиозные традиции, проникнутые патриотическим духом. В сфере морали Октавиан пытался восстановить священное отношение к супружеству и стимулировать рождаемость, с этими целями проведя около 18 года до н.э. два закона — lex Julia de adulteris, признававший супружескую измену преступлением, и lex Julia de maritandis ordinibus, предусматривающий наказание неженатых и бездетных граждан и поощрение родителей больших семейств.

В 17 году до н.э. празднованием Секулярных игр было объявлено наступление новой, лучшей эры. Позднее, посредством двух законов. Август упорядочил и ограничил освобождение рабов, пытаясь пресечь распространение фальсификации гражданства, практиковавшейся среди вольноотпущенников.

К одной стороне религиозной жизни Октавиан проявлял особую осторожность. Известно, что некоторые нововведения Цезаря в этой области подорвали его популярность сильнее, нежели принятие им культовых почестей от римских граждан. Август настоял на признании «божественности» своего приемного отца и выстроил в его честь великолепный храм, однако сам по мере своих сил запрещал римлянам возносить себе почести как богу.

Он был осторожен даже в отношении провинций. В восточных областях была давняя традиция поклонения проконсулам, Август же позволил там строить храмы не иначе как «Риму и Августу». Вместе с тем он, по-видимому, пришел к признанию значимости своего культа как выражения лояльности к империи и намеренно вводил его в более отсталых, недавно завоеванных провинциях Запада, воздвигнув в 12 году до н.э. алтарь в Лугдуне (Лион), где галльские общины поклонялись Риму и Августу, а позднее соорудив подобный алтарь для германцев в oppidum Ubiorum (Колония).

В эпоху Октавиана Августа римские литература и искусство переживали рассвет, и Август сам предпринимал усилия для их развития. Он был великим строителем и мог справедливо гордиться тем, что принял Рим глиняным, а оставляет его мраморным.

Храмы, форум и общественные здания, возведенные при Августе, послужили образцами для многих архитекторов и скульпторов. Октавиан и Гай Меценат, остававшийся его другом до конца своей жизни, покровительствовали поэтам и вдохновляли их посвятить свои таланты воспеванию идей новой эпохи. Вергилий воспел божественное происхождение Рима (и его нынешнего правителя), Гораций прославлял преобразования в религиозной и нравственной жизни, и даже Овидий восхвалил возрождение религии в своем произведении «Фасты».

Личность Октавиана Августа

В юности император порой был беспринципен и жесток, и стремление к власти представлялось его главной страстью, но обретя власть, Октавиан смягчился и развил в себе качества образцового государственного деятеля.

Он избавился от недостатков, имевшихся в юности, и почил среди всеобщего уважения и любви. Август не был гением, подобным своему приемному отцу Юлию Цезарю, и часто страдал, сравнивая себя с ним, однако он обладал блестящими талантами в области политики и управления.

Его административные реформы, особенно реорганизация армии, были прекрасно продуманы и умело проведены в жизнь, пройдя испытание временем. Кроме того, Октавиан был поразительно чуток к общественному мнению и умел манипулировать им.

Ему удалось примирить с собой все классы, даже остатки высшей знати. Он с успехом потакал республиканским настроениям образованных слоев общества и объединил их в поддержке нового государственного устройства. Главное доказательство значимости его трудов можно видеть в том, что созданная им государственная система просуществовала без особых изменений в течение трех веков.

Октавиан Август умер в городе Нола, область Кампания 19 августа 14 года нашей эры.