Сайт рекомендован для аудитории 16+

Грюнвальдская битва



Грюнвальдская битва

Зимой 1409 года, на общем польско-литовском военном совете, было принято решение идти на Мариенбург, с целью взять его и нанести Тевтонскому ордену решительное поражение.

26 июня 1410 года польское войско под командованием короля Владислава II (Ягайло) выступило из Вольборжа и направилось через Саймицы в Козлов Бискупий. Здесь король получил донесение о том, что литовцы вместе с русскими полками уже стоят на берегах Нарева.

9 июля, уже объединенное войско союзников перешло границу владений Ордена, были назначены командующие: Зындрам командовал поляками, Витовт — литовско-русскими полками.
В тот же день была взята первая немецкая крепость Лаутенбург. 10 июля, приблизившись к р. Древенца, союзники наконец увидели своих противников, стоящих на другом берегу.
По решению военного совета союзники отказались от переправы через реку и последовали фланговым маршем к ее истоку на Лаутенбург, Сольдау. Магистр Ордена Ульрих, узнав об этом, двинулся на Братенау к Танненбергу (Грюнвальд), чтобы преградить им дорогу.

В ночь на 15 июля разразилась буря и шел проливной дождь. К утру буря утихла, но дождь не прекращался. Союзники прошли только 11 км и расположились биваком в лесу, влево от озера Любань, которое прикрывало их правый фланг.
Зындрам выслал несколько разъездов в сторону деревни Танненберг, которая виднелась к северу. Разведка вскоре сообщила о подходе крестоносцев, которые по началу были приняты за далеко вырвавшийся вперед авангард армии, однако с поступление новых сведений, стало ясно что у Танненберга собралось всё войско противника.

Поле боя находилось к югу от деревни Танненберг. Это была довольно ровная местность, которая имела несколько гряд невысоких холмов, пересекаемых незначительными оврагами. Противников разделяла небольшая лощина.

Крестоносцы остановились и построились к бою, однако объединенное войско находилось в лесу и кажется не собиралось его покидать, рассчитывая на то, что тяжелой коннице будет весьма проблематично вести бой в этой местности.
Великий магистр Ульрих, стремясь выйти из ситуации, послал польскому королю два меча со словами «Может быть у поляков нет своего оружия и поэтому они прячутся в лесу и не желают выйти в открытое поле? Чтож, мы дадим им мечи».
И взбешенный таким «подарком», Ягайло немедленно приказал своим войскам строится и выходить из леса….

Ульрих привел на Грюнвальдское поле, 51 «знамя». В составе войска крестоносцев насчитывались воины свыше 20 народностей, но преобладали немцы. Тевтонцы имели до 11 тысяч человек, из них около 4 тысяч рыцарей, до 3 тысяч оруженосцев и около 4 тысяч арбалетчиков. В их войске были бомбарды, стрелявшие каменными и свинцовыми ядрами. «Армию Ордена, — отмечал Гейсман, — составляли:
а) собственно прусские войска (рыцари, двор гроссмейстера и милиция);
б) войска вассальных князей;
в) «гости» или охотники из различных стран Западной Европы
г) наемные войска; всего не менее 14 тысяч — 16 тысяч всадников и 3 тысяч пехоты».

Грюнвальдская битва

Союзники имели 91 хоругвь, из которых поляки насчитывали 51 и литовцы 40 хоругвей. В состав польских войск входило семь хоругвей из уроженцев русских областей, две хоругви наемников и 42 чисто польские хоругви. В литовском войске было 36 русских хоругвей.
Кроме поляков, русских и литовцев в состав союзного войска входили жмудь, армяне, волохи и наемники из чехов, моравов, венгров и татар — всего до 10 народностей.

Таким образом, союзное войско имело меньшую по сравнению с тевтонским разнородность национального состава. При этом поляки насчитывали не менее 15 600 всадников, а литовцы и русские не менее 8 тысяч регулярных всадников, не считая татар (до 3 тысячи человек).



Как можно заметить, союзники превосходили тевтонцев численностью; наиболее надежной частью литовского войска были русские полки. Но литовцы имели слабое вооружение, а татарская конница в составе войска была малонадежной. Преимущества же тевтонцев заключались в дисциплине, боевой подготовке и в снабжении.

Боевой порядок союзников, имея двухкилометровую протяженность фронта, состоял из передней, средней и тыльной линий. На правам фланге стояли русские, литовцы и татары под командованием Витовта, на левом — поляки под командованием Зындрама. Смоленские полки находились в центре.

Крестоносцы сначала построились в три линии, а затем, чтобы удлинить свой фронт до 2,5 км, перестроились в две линии. Впереди тевтонского войска, под прикрытием арбалетчиков, были установлены бомбарды.
На правом фланге находилось 20 «знамен» под командованием Лихтенштейна, на левом — 15 «знамен» под командованием Валенрода; во второй линии и в резерве — 16 «знамен» под командованием магистра Ульриха Юнгингена. Таким образом, с самого начала сражение грозило вылиться в грандиозный кавалерийский бой.

Магистр находился на левом фланге, около деревни Танненберг. Ягайло стоял на холме, позади своего правого фланга.
Битва началась с залпа Тевтонских бомбард, который однако не принес ожидаемого эффекта т.к., ядра прошли слишком высоко, практически не задев союзников. Витовт, прекрасно понимая, что лобовой атакой, он ничего не добьется, т.к. тяжеловооруженные рыцари легко сомнут его по большей части легкую и слабо обученную конницу (из числа литовцев) приказал татарским конным лучникам отвлекать на себя рыцарей правого фланга.
Его план достиг успеха, т.к. столкнувшись с крестоносцами, татары, не горевшие особым желанием сражаться, развернули коней и помчались прочь, уводя за собой и большую часть тяжелой конницы врага.

Теперь в бой включились вторая, и третья линии литовско-русского войска, стремившегося на помощь отступавшим татарам. Однако литовцы, заметно уступающие как по выучке, так и по вооружению (но не по отваге!) своим противникам, были смяты и отброшены назад.

«Когда же ряды сошлись,- писал польский летописец Ян Длугош,- то поднялся такой шум и грохот от ломающихся копий и ударов о доспехи, как будто рушилось какое-то огромное строение, и такой резкий лязг мечей, что его отчетливо слышали люди на расстоянии даже нескольких миль…
Было даже невозможно ни переменить места, ни продвинуться на шаг, пока победитель, сбросив с коня или убив противника, не занимал место побежденного. Наконец, когда копья были переломаны, ряды той и другой стороны и доспехи с доспехами настолько сомкнулись, что издавали под ударами мечей и секир, насаженных на древки, страшный грохот, какой производят молоты о наковальни, и люди бились, давимые конями…»

Грюнвальдская битва

Ситуация выходила из под контроля и грозила полным поражением, но в этот момент в бой вступили три смоленских полка под командованием Юрия Мстиславского (самая боеспособная часть литовского войска), которые своими копьями, в буквальном смысле этого слова остановили практически весь орден!

«В этом сражении,- писал Длугош,- русские рыцари Смоленской земли упорно сражались, стоя под собственными тремя знаменами, одни только не обратившись в бегство, и тем заслужили великую славу. Хотя под одним знаменем они были жестоко изрублены и знамя их было втоптано в землю, однако в двух остальных отрядах они вышли победителями, сражаясь с величайшей храбростью, как подобало мужам и рыцарям, и, наконец, соединились с польскими войсками…»

Атака рыцарей захлебнулась и была остановлена, один из полков смолян, был уничтожен до последнего человека, продолжая сражаться в окружении шести вражеских хоругвей, два других сумели пробиться к своим и отошли на правый фланг поляков.

витовт

Пользуясь замешательством крестоносцев, в атаку устремилась первая линия поляков Зындрама в составе 17 хоругвей. Ульрих Юнгинген направил против них 20 «знамен» Лихтенштейна. Завязался упорный бой, в результате которого полякам удалось прорвать линию крестоносцев.

Но возвратившиеся к тому времени тевтонские «знамена», преследовавшие ли товцев и тата р, ударили в правый фланг и отчасти в тыл полякам. Смоленские полки, которые прикрывали атакуемый фланг поляков, выдержали и этот удар и таким образом спасли поляков от разгрома. Затем они подкрепили первую линию поляков и помогли им перейти в контратаку.

В это время пало большое королевское знамя. Для союзников наступил кризисный момент боя. Ягайло двинул вперед вторую линию поляков, которая под прикрытием русских полков только что отбила нападение хоругвей Валенрода.
Вторая линия вместе с русскими полками поспешила на помощь первой, выручила знамя, окружила Лихтенштейна и стала его теснить. Крестоносцы заколебались и начали медленно отступать.
Намереваясь сломить сопротивление поляков, магистр выдвинул против них свой резерв — 16 «знамен», которые попытались охватить поляков справа и зайти им с тыла. Тогда третья польская линия устремилась навстречу немцам «наискосок».

Вместо атаки Ульрих неожиданно приостановил движение своих «знамен». Этим воспользовались поляки и перешли в контратаку. Одновременно Витовту удалось собрать литовских беглецов и вновь повести их на крестоносцев.
Удар возвратившихся литовско-русских полков решил исход боя. Войско крестоносцев было разгромлено. Приближенные Ульриха предлагали ему бежать, но он гордо ответил: «Не дай Бог, чтобы я оставил это поле, на котором погибло столько мужей, — не дай Бог». Вскоре магистр был убит литовским воином.

Грюнвальдская битва

Шесть тевтонских «знамен» в панике бежало с поля боя. Часть крестоносцев укрылась в Вагенбурге, который союзное войско взяло штурмом. Противник понес большие потери, но и союзникам победа досталась не дешево. Вместе немцы и славяне потеряли не меньше трети состава своих армий, причем войска Ордена больше потеряли пленными, чем убитыми.

Союзники преследовали противника на расстояние 25-30 км. Затем, в знак победы их войско три дня находилось на поле боя. Однако славяне смогли реализовать победу лишь в тактическом масштабе, на поле боя. Стратегического преследования организовано не было.
Именно это спасло Тевтонский орден от полного разгрома. Союзники подошли к Мариенбургу только 25 июля, когда крестоносцы сумели подготовиться к обороне, собрав рассеянные войска и сосредоточив в крепости сильный гарнизон. Поэтому союзникам не удалось взять Мариенбург. К. тому же, под влиянием интриг, Витовт отказался от продолжения войны…

Каждый тевтонский рыцарь (и только они), носил на руке особое кольцо, отмечающее его принадлежность к «касте». После Грюнвальдской битвы, кольца убитых и плененных рыцарей, были собраны и ссыпаны горкой к ногам Витовта, когда он увидел это зрелище, он был так поражен, что произнес фразу, которая впоследствии стала афористичной — «Ужели тут лежит весь орден?»

Битва под Грюнвальдом остановила немецкую агрессию в славянские земли. С этого времени начался неуклонный упадок Тевтонского ордена. Крестоносцы вынуждены были вернуть ряд захваченных польских и литовских земель, выплатили большую контрибуцию, обязались не препятствовать свободной торговле Польши и Литвы.

В 1466 г. Тевтонский орден признал себя вассалом Польши. Грюнвальдская битва стала образцом воинской доблести и боевого содружества народов в борьбе за свободу.


Источник — Источник — Флоря Б.Н. Грюнвальдская битва, Длугош Я. Грюнвальдская битва, Разин E.A. История военного искусства 
Пересказ — Мэлфис К.