Сайт рекомендован для аудитории 16+

Причины падения династии Юань (3 ч.) Внутренние смуты



Одной из немаловажных причин, предопределивших гибель династии Юань, было внутреннее разложение правящей верхушки.
Внешне это были всё те же гордые монголы-завоеватели, век назад покорившие империи Цзинь и Сун. На деле, привыкшие повелевать, изнеженные, погрязшие в дворцовых интригах и борьбе за власть, они давно уже утратили тот грозный ореол, что заставлял врагов трепетать при одном упоминании их имени. Сама основа их могущества была подорвана изнутри, подобно тому, как внешне крепкое и сильное дерево имеет гнилую сердцевину.

Монгольский каганат состоял из нескольких ханств, полученных в уделы потомками Чингисхана, центральное положение среди них занимала юаньская империя.
С тех пор как Хубилай-каган (юаньский император Шицзу) нарушил монгольский обычай созыва курултая для выборов кагана и назначил в соответствии с китайской феодальной системой своим наследником старшего сына от первой жены, обострилась борьба за престолонаследие внутри верхушки монгольской знати.
Перевороты и смуты следовали непрерывно, ослабляя власть юаньского правительства и создавая политическую нестабильность. В результате длительных междоусобных войн монгольский каганат распался. Шицзу и его потомки правили только Китаем.

После Шицзу вопрос о престолонаследии решался если не придворными интригами, то войнами за захват престола между представителями знати, обладающими реальной силой, а принятие решения курултаем стало всего лишь формальным актом, предпринимаемым ради соблюдения обычая. За сорок лет, от кончины императора Шицзу до воцарения Шуньди (1294 — 1333 гг.), сменилось девять императоров, каждые четыре-пять лет происходил переворот, а за шесть лет, с 1328 по 1333 г., сменилось шесть императоров.

Противоречия среди монгольской знати углублялись и обострялись, что ослабляло силы государства. Чем слабее становилась власть императорского правительства, тем более усиливалась власть на местах. Центр слаб, а периферия набирала силы, приказы не исполнялись. В итоге, внутри страны создалась такая обстановка, что странной была бы ситуация, если войн между представителями знати не случалось.
Юаньский Шицзу после завоевания империи Сун, стремясь овладеть еще большими богатствами, неоднократно начинал агрессивные войны против соседних с Китаем стран.

В 1282 г. стотысячное войско, посланное в Японию, было рассеяно тайфуном и вернулось с потерями. Кроме того, трижды посылались войска в Аннам (1284-1294 гг.), дважды в Бирму (1282-1287 гг.), в Тямпу (Южный Вьетнам) (1282-1284 гг.), на Яву (1292 г.).
Бремя военных расходов росло, возникли затруднения в финансах, и правительство было вынуждено назначить на высокие должности купцов, способных драть семь шкур с кого угодно, чтобы добыть средства. Пришлось повысить налоги, продавать должности и звания.

Кроме огромных военных расходов, были еще огромные пожалования князьям и представителям знати, ежегодные подарки в определенные сроки и особые дополнительные подарки, раздаваемые на сборах при дворе и на курултаях. Годовое пожалование сановнику Отджигиннояну составляло 100 динов серебра (дин равен 50 лянам, лян — серебряная монета), 598 кусков шелковой тафты, 300 кусков шелкового атласа, равных вещей на общую сумму 120 динов бумажных денег, пятьсот овечьих шкур, 16 динов и 45 лянов золота.
Особое пожалование в 1263 г. принцессе Губа составило 50 тыс. лянов серебра. Пожалование на сборе при дворе в 1296 г. были определены роду Тайцзу в 1 тыс. лянов золота и 50 тыс. лянов серебра, роду Шицзу — в 500 лянов золота и 25 тыс. лянов серебра.

Хотя курултаи были формальностью, на них в благодарность за поддержку князьям и знати раздавались подарки на еще более огромные суммы. Например, в 1311 г. по случаю воцарения императора Жэньцзуна общая сумма пожалований составила 39 550 лянов золота, 1 849 050 лянов серебра, бумажных денег на сумму 203 279 динов и шелковых тканей 472 434 куска.
Пожалования были фактически взятками князьям и знати с целью добиться их поддержки, а источником были богатства, созданные тяжелым трудом китайцев. Кроме того, больших расходов стоило содержание буддийских монахов.
Юаньские императоры исповедовали буддизм, перед вступлением на престол принимали буддийские обеты, назначали «фаньских монахов» (то есть тибетских монахов) императорскими или государственными наставниками и оказывали им всяческое почтение.

В 1311 г. расходы правительства за год в бумажных деньгах составили 20 млн. динов, доход от постоянных налогов — всего 4 млн. динов. Дефицит превысил годовой доход более чем в семь раз. В 1312 г. в государственном казначействе оставалось только 110 тыс. динов бумажных денег.

Если в первые годы династии Юань выпуск бумажных денег представлял собой довольно совершенную систему: они выпускались в определенном количестве, могли немедленно обмениваться на золото, находились в определенной пропорции с ценами на товары, имели хождение во всем каганате и пользовались доверием населения.
Когда же финансы империи оказались в безвыходном положении, а правительство израсходовало все металлическое обеспечение бумажных денег, последние превратились в бумажки, не обменивающиеся на металл. Населению ничего не оставалось делать, как обменивать товар на товар, правительственная казна оказалась на грани краха.



Политическая ситуация соответствовала экономической. Начиная со времени императора Уцзуна(1308-1311 гг.) при назначении на должности не интересовались способностями назначаемых. Достаточно было добиться расположения императора, чтобы стать крупным чиновником.
Помещикам и богачам, подлежащим казни за правонарушения, было достаточно найти доступ к императорскому наставнику (диши) или государственному наставнику (гоши) и подкупить их, чтобы получить особое прощение от императора.
Впоследствии должности и титулы стали просто продаваться, взятки давались открыто. Крупные чиновники кормились за счет мелких, а мелкие — за счет народа.

После уничтожения империи Сун армия была расквартирована в цветущих городах, во внутренних районах Китая.
Со временем она разложилась и разучилась сражаться, да и не желала сражаться. Большинство офицеров получали должности по наследству, погрязли в пьянстве и азартных играх, разворовывали военный провиант, грабили простонародье. Главные силы монгольского войска — потомки храбрецов и богатырей — выродились и утратили воинственный дух.


Автор компиляции — Мэлфис К., цифры и факты взяты из «Жизнеописания Чжу Юаньчжана» (1328—1398 гг.)