Сайт рекомендован для аудитории 16+

Среднеассирийские законы



Характеристика среднеассирийских законов

Среднеассирийские законы представляют собой сборник из 14 таблиц и фрагментов законов юридических норм характерных для Ассирии во второй половине II тыс. до н.э. Законы были обнаружены в 1903 и 1914 гг.; в публикациях их принято обозначать прописными латинскими буквами от А до О. По-видимому, законы хранились по крайней мере в архиве городского ашшурского суда и в храме Ашшура — городского бога-покровителя.

Среднеассирийские законы дают нам довольно точное представление о том, как жила в те времена городская община, ещё не оформившаяся в подлинное государство, и представляющее собой, по сути, одну большую «сельскую» общину с центром в крупном городе области.

Здесь нет крупного государственного сектора, и именно поэтому в доминирующем общинно-частном секторе очень интенсивно развиваются отношения частной эксплуатации (за отсутствием сильного государства их некому ограничивать). В частности, развивается закабаление в различных формах («усыновления», «оживления», т.е. спасения от голодной смерти, долговой кабалы и продажи в рабство члена семьи).

С другой стороны, по той же причине среднеассирийские законы фиксируют весьма архаические нормы патриархального устройства общины и семьи, в целом представляя нам ассирийское общество середины  2 тысячелетия до нашей эры, как архаичную общину, строящаяся на базе большой семьи, однако пронизываемая значительно усилившимися по сравнению с началом тысячелетия отношениями частной собственности на землю и частной долговой зависимости.

Среднеассирийские законы продолжали применяться в Ассирии до XII—XI вв. до н.э., однако позднее, уже ушли в историю, так как устарели и уже не отражали сути нового времени — времени, когда из государства — «большой семьи», Ассирия превратилась уже в настоящую империю.

Среднеассирийские законы

Текст среднеассирийских законов

Таблицы A-B

§ 12. Если женщина — жена ли человека3, дочь ли человека — вошла в храм и украла из храма нечто, принадлежащее святилищу, и она была поймана с поличным, то, уличат ли ее под клятвой, или докажут ее вину иным способом, поличное у нее должны забрать и вопросить божество. Что оно повелит ей сделать, так с ней и должно поступить.



§ 2. Если женщина — жена ли человека, дочь ли человека4 — произнесла богохульство или непристойность, только эта женщина понесет наказание. К ее мужу, ее сыновьям и к ее дочерям претензий предъявлять не должно5.

§ 3. Если человек заболел или умер, а его жена украла нечто в его доме и передала это человеку, или женщине, или кому-либо другому6, то эту жену человека, а также и получателя, должно убить.
А если жена человека, у которой муж здравствует, украла что-то в доме своего мужа и передала это человеку, или женщине, или кому-либо другому, муж должен клятвенно уличить свою жену и подвергнуть ее наказанию, а получатель, получивший это из рук замужней женщины, должен вернуть украденное, и то же самое наказание, которое муж наложил на свою жену, должно наложить на получателя.

§ 4. Если раб ли, рабыня ли приняли что-либо из рук замужней женщины, рабу или рабыне должно отрезать нос и уши, а украденное они должны вернуть. Человек может отрезать уши своей жене, но, если он освободил свою жену и не отрезал ей уши, то не должно отрезать нос и уши рабу или рабыне, а они не обязаны возвращать украденное7.

§ 5. Если жена человека украла нечто в доме другого человека, то если она взяла вещь стоимостью от 5 мин олова, хозяин украденной вещи должен поклясться: «Я не позволял ей взять это!», и еще так: «В моем доме — кража!» Если угодно ее мужу, то он отдаст краденое и тем выкупит свою жену, и он отрежет ей уши. А если ее мужу неугодно выкупить ее, хозяин украденной вещи может сам забрать воровку (в рабыни) и отрезать ей нос.

§ 6. Если жена человека спрятала что-либо в другом месте, получатель8должен отвечать как бы за кражу.

§ 7. Если женщина подняла руку на мужчину и была в том уличена, она должна уплатить 30 мин олова, и ей должно дать 20 палочных ударов.

§ 8. Если женщина в драке повредила семенник мужчины, ей должно отрезать палец. А если несмотря на то, что врач наложил повязку на семенник, второй тоже воспалился и омертвел или если в драке поврежден и другой семенник, ей должно вырвать оба соска9.

§ 9. Если человек поднял руку на замужнюю женщину и ее потискал10, и его в этом обвинили и уличили, ему должно отрезать палец. А если он поцеловал ее, нужно притянуть его нижнюю губу к лезвию топора и отрезать ее.

§ 10. Если мужчина ли, женщина ли вошли в дом человека и убили мужчину ли, женщину ли, убийц должно передать хозяину дома. Если ему угодно, он может их убить; если ему угодно, он может возместить себе потерю, забрав все их имущество. Если в их доме нет ничего, что можно было бы отдать, сына или дочь они отдадут…

§ 11. (Разбито.)

§ 12. Если замужняя женщина шла по улице и мужчина схватил ее и сказал ей: «Познаю-ка я тебя!» — то если она не согласилась, оборонялась, но он взял ее силой и познал ее, и его застигли на замужней женщине, либо же свидетели уличили его в том, что он познал эту женщину (насильно) — то его должно убить, а женщине наказания нет.

§ 13. Если замужняя женщина вышла из своего дома и сама пошла к мужчине туда, где он живет, то, если он познал ее, ведая о том, что она замужем, и мужчину, и женщину должно убить.

§ 14. Если человек познал замужнюю женщину, будь то в корчме, будь то на улице, ведая, что она замужняя женщина, то с познавшим ее должно поступить так же, как муж пожелает поступить со своей женой. Если же он познал ее, не ведая, что она замужем, то познавший ее — свободен, а муж может клятвенно обвинить свою жену и поступить с ней как ему угодно11.

§ 15. Если человек застал мужчину со своей женой, клятвенно обвинил его, уличил его и убил их обоих12, вины на нем нет. Если же он схватил его и привел либо к царю, либо к судьям13, клятвенно обвинил его и уличил, то, если муж убивает свою жену, он может убить также и мужчину. Но если он только отрежет своей жене нос, он может кастрировать мужчину и изуродовать все его лицо. А если он отпустил свою жену, он должен отпустить и мужчину.

§ 16. Если человек познал замужнюю женщину вследствие дурноты ее уст14, то для мужчины наказания нет15. Муж может покарать свою жену, как ему угодно. Но если тот овладел ею силой, и его клятвенно обвинили и уличили, то его наказание должно быть таким же, как и замужней женщине16.

§ 17. Если человек сказал другому человеку: «Твою жену все имеют», а свидетелей нет, они должны заключить соглашение и пойти к Реке17.

§ 18. Если человек сказал равному себе, будь то по секрету, будь то (публично) во время ссоры: «Твою жену все имеют», и еще: «Я сам клятвенно обвиню ее», но не обвинил и не уличил, должно дать этому человеку 40 палочных ударов; он будет в течение месяца выполнять царскую работу; его должно заклеймить, и он должен уплатить один талант олова.

§ 19. Если человек тайно оклеветал равного себе, сказав: «Его имеют», или во время ссоры публично сказал ему: «Тебя имеют», и еще так: «Я сам клятвенно обвиню тебя», но не обвинил и не уличил, должно дать этому человеку 50 палочных ударов, он будет в течение месяца выполнять царскую работу, должно его заклеймить, и он должен уплатить 1 талант олова.

§ 20. Если человек познал равного себе, и его клятвенно обвинили и уличили, должно познать его самого и оскопить его18.

§ 21. Если человек ударил дочь человека и тем причинил ей выкидыш, и его в том клятвенно обвинили и уличили, он должен уплатить 2 таланта и 30 мин олова, ему должно дать 50 палочных ударов, и в течение месяца он будет выполнять царскую работу.

§ 22. Если замужнюю женщину другой мужчина — не отец ее, не брат ее, не сын ее — взял с собой в дорогу, не зная, что она замужняя женщина, он должен поклясться и уплатить 2 таланта олова мужу этой женщины. Если же он знал, что она — замужняя женщина, он должен уплатить возмещение и поклясться так: «Клянусь, что я не познал ее!» Но если замужняя женщина сказала так: «Он познал меня!», то, уплатив возмещение мужу, он должен пойти к Реке в обязательном порядке19. Если же он откажется от испытания Рекой, с ним должно поступить так же, как муж поступил со своей женой.

§ 23. Если замужняя женщина взяла к себе в дом другую замужнюю женщину и отдала ее мужчине, чтобы он познал ее, и мужчина ведал, что она — замужняя женщина, то с ним должно поступить как с познавшим замужнюю женщину, а со сводней должно поступить так же, как муж поступил со своей неверной женой. Но если муж женщины ничего не сделает со своей неверной женой, то не должно ничего делать с познавшим ее и со сводней, их должно отпустить. Но если замужняя женщина не ведала ничего, а женщина, взявшая ее в свой дом, обманом ввела к ней мужчину, который познал ее, и если, покинув дом, она сама заявила, что ее познали, женщину должно отпустить, а познавшего ее и сводню должно убить. Если же она ничего сама не сказала, муж может покарать ее, как ему угодно, а познавшего ее и сводню должно убить.

§ 24. Если замужняя женщина самовольно ушла от своего мужа и вошла в дом ашшурца в том же поселении, либо в другом, где ей предоставили жилье, поселилась с хозяйкой дома и переночевала там три-четыре раза, но хозяин дома не знал, что в его доме живет замужняя женщина, то, после того, как она была обнаружена, хозяин дома, чья жена самовольно его покинула, может ее изрезать и не забирать обратно к себе. Замужней же женщине, у которой жила его жена, должно отрезать уши. Если ее (беглянки?) муж пожелает, он может уплатить 3 таланта 30 мин олова, или, если он пожелает, можно забрать его жену20. Но если хозяин дома знал, что в его доме, с его женой живет замужняя женщина, он должен уплатить втройне… Если же он это отрицает, говоря: «Я не знал», то должно пойти к Реке. И если человек, в чьем доме обитала замужняя женщина, отказался от испытания Рекой, он уплатит втройне. Если же человек, чья жена самовольно ушла, отказался от испытания Рекой, то тот человек, в чьем доме жила чужая жена, свободен, а потерпевший муж должен возместить все расходы по проведению испытания. Но если человек, чья жена самовольно ушла, свою жену не изуродовал, а забрал обратно к себе, то не будет никакого наказания и для прочих.

§ 25. Если женщина живет еще в доме своего отца, а муж ее умер, и братья его не разделили наследство21, и сына у нее нет, то неразделенные братья ее мужа могут забрать все брачные дары, которые ее муж надел на нее, и которые не пропали. По поводу остального они могут выступить перед (домашними) богами22, потребовать и забрать. Их не должно принуждать ни к Реке, ни к клятве.

§ 26. Если женщина живет еще в доме своего отца, а муж ее умер, то все брачные дары, которые ее муж надел на нее, могут забрать сыновья ее мужа, если они есть. Если же сыновей ее мужа нет, она сама их заберет.

§ 27. Если женщина живет еще в доме своего отца, и ее муж постоянно к ней приходил, то все подарки, которые муж ей дарил, он может забрать как свою собственность. Но он не может предъявлять претензий к дому ее отца.

§ 28. Если вдова вошла в дом человека и принесла с собой своего сына от первого мужа, и тот вырос в доме взявшего ее, но не была написана табличка о его усыновлении, он не может взять долю наследства из дома взрастившего его и не должен отвечать за его долги. Он должен получить причитающуюся ему часть из дома своего (действительного) родителя.

§ 29. Если женщина вошла в дом своего мужа, ее приданое и все, что она принесла из отцовского дома, а также и все, что ее свекор ей дал при вступлении в дом, свободно для ее сыновей. Сыновья ее свекра не могут предъявлять на это претензий. Но если ее муж ее прогонит (?), он может отдать из этого сыновьям что ему угодно.

§ 30. Если отец принес в дом тестя своего сына брачные дары, но женщина не была отдана еще его сыну, а другой его сын, чья жена еще живет в доме своего отца, умер, он может отдать жену своего умершего сына в жены своему другому сыну, за которого он принес брачные дары в дом его тестя. Если же хозяин дочери, который получил брачные дары, не желает отдать свою дочь, то отец, который принес дары, может, если пожелает, забрать свою невестку и отдать ее своему сыну. Либо, если он пожелает, он может забрать все, что он принес, олово, серебро, золото, все, что несъедобно, целиком. Он не может предъявлять претензий по
поводу съедобного.

§ 31. Если человек принес брачный дар в дом своего тестя23, а затем жена его умерла, но у его тестя есть другие дочери, то, если тесть пожелает, этот человек может взять в жены другую дочь своего тестя взамен своей умершей (нареченной) жены, либо, если пожелает, он может забрать обратно отданное им серебро24. Ему не будут отданы ни зерно, ни овцы, ни что бы то ни было съедобное; он получит лишь серебро.

§ 32. Если женщина еще живет в доме своего отца и если подарки ее ей уже даны, то, принята ли она в дом своего свекра, или не принята, она должна отвечать за долги, прегрешения и преступления своего мужа.

§ 33. Если женщина еще живет в доме своего отца, а муж ее умер, но у нее есть сыновья, она может жить в одном из их домов, где пожелает. Если же у нее нет сыновей, ее свекор может отдать ее тому из своих сыновей, кому пожелает, … либо, если он (этот сын?) пожелает, он может отдать ее в жены ее свекру25. Если и ее муж и ее свекор умерли, и сыновей у нее нет, то она — вдова, она может идти, куда пожелает.

§ 34. Если человек взял к себе вдову без брачного договора, и она прожила в его доме два года, то она — его жена, она не должна уходить.

§ 35. Если вдова вошла в дом человека, все, что она принесла, все это принадлежит ее мужу. Если же человек вошел к вдове, все, что он принес, все это принадлежит женщине.

§ 36. Если женщина еще живет в доме своего отца, либо ее муж поселил ее в другом месте (?), и если ее муж удалился и не оставил ей ни масла, ни шерсти, ни одежды, ни пищи, ни чего бы то ни было, и она не получает никакой пищи (?), эта женщина должна ждать своего мужа пять лет, она не может жить с другим мужем. Если у нее есть сыновья, пусть они нанимаются и зарабатывают, женщина же должна ждать своего мужа и (вообще) не может жить с другим мужем. Если же сыновей у нее нет, она должна ждать своего мужа пять лет. По наступлении шестого года она может уйти жить с мужем, который ей угоден. Ее прежний муж, если он вернется26, не может ее потребовать назад, она свободна для своего второго мужа. Если же он опоздал сверх пяти лет, но задержался не по своей воле, болезнь (?) ли его поразила, или он вынужден был задержаться, или его ошибочно схватили как вора, то по возвращении он может доказать это, дать взамен своей жены другую женщину и забрать свою жену. А если это царь послал его в другую страну, и он задержался сверх пяти лет, его жена должна его ждать, она не может жить с другим мужем. Если она до истечения пяти лет стала жить с другим мужем и родила, ее муж по возвращении может, поскольку она не ждала его согласно договору, но была взята замуж, забрать ее вместе с ее (незаконно прижитым) приплодом.

§ 37. Если человек отвергает свою жену, то, если он пожелает, он может дать ей что-нибудь; если не пожелает, может не давать ей ничего, она уйдет ни с чем.

§ 38. Если женщина живет еще в доме своего отца, а ее муж отвергает ее, то украшения, которые он надел на нее, он может забрать. Брачный дар, который он принес, он не может потребовать обратно, он сохраняется за женщиной.

§ 39. Если человек отдал замуж не свою дочь, а еще до этого ее отец, задолжав, ее заложил27, и теперь пришел прежний заимодавец28, он может получить возмещение цены женщины у отдавшего ее замуж. Если возместить нечем, он может забрать самого отдавшего замуж. Но если она была «оживлена», она свободна для своего оживителя. А если взявший женщину замуж удовлетворил заимодавца по поводу цены женщины — написал ли он (новый долговой) документ, или удовлетворил иск иначе — тогда отдавший ее замуж свободен29.

§ 40. Женщины, будь то замужние, будь то вдовы (?), будь то … выходя на улицу, пусть не держат своих голов незакрытыми. Дочери человека … будь то покрывалом, будь то одеждой, будь то… должны быть закрыты, пусть они не держат своих голов незакрытыми. … не должны закрываться, но, когда они одни выходят на улицу, они должны быть закрытыми. Наложница, которая ходит по улице со своей госпожой, должна быть закрыта. Храмовая блудница, которая взята замуж, на улице должна быть закрыта, но та, которая не взята замуж, на улице должна быть с непокрытой головой, она не должна быть закрыта. Простая блудница не должна быть закрыта, ее голова должна быть открыта.

Тот, кто увидел закрытой простую блудницу, должен ее схватить, представить свидетелей и притащить ее ко входу во дворец. Не должно забирать ее украшений, но схвативший ее может забрать ее одежду. Ей должно дать 60 палочных ударов и облить ее голову смолой. Но если человек увидел простую блудницу закрытой и отпустил ее, не привел ее ко входу во дворец, этому человеку должно дать 50 палочных ударов, донесший на него может забрать его одежду, ему должно проткнуть уши, пропустить через них веревку и завязать ее на его затылке, и в течение месяца он должен исполнять царскую работу. Рабыни не должны быть закрыты; кто увидел закрытую рабыню, должен схватить ее и привести ко входу во дворец. Ей должно отрезать уши, а схвативший ее может забрать ее одежду. Если же человек увидел рабыню закрытой и отпустил ее, не привел ее ко входу во дворец, и его в том клятвенно обвинили и уличили, ему должно дать 50 палочных ударов, ему должно проткнуть уши, пропустить через них веревку и завязать ее на его затылке, донесший на него может забрать его одежду, и в течение месяца он должен исполнять царскую работу.

§ 41. Если человек желает «закрыть» свою наложницу30, он должен созвать 5-6 однообщинников (?) и «закрыть» ее в их присутствии, говоря: «Она—моя жена». После этого она — его жена. Наложница, которая не была «закрыта» при свидетелях, чей муж не сказал: «Она — моя жена», — не супруга, но наложница.
Если человек умер, а у его «закрытой» 31 жены нет сыновей, сыновья наложницы — его сыновья, они получат долю в наследстве.

§ 42. Если человек в день, предназначенный для помазания, возлил масло на голову дочери человека либо принесет блюда (?) для угощения32, возврата быть не может.

§ 43. Если человек возлил масло на голову дочери человека либо принес блюда (?) для угощения, а сын, которому он предназначал жену, умер или пропал, он может отдать ее, кому пожелает из прочих своих сыновей, от старшего до самого младшего, которому десять лет. Если отец умер и сын, которому он предназначал жену, тоже умер, но у умершего сына остался сын, которому 10 лет, он может взять ее. Но если сыновья умершего сына моложе 10 лет, отец дочери может, если пожелает, отдать свою дочь одному из них, либо, если пожелает, может вернуть дары, равные тем, что получил. Если сына нет, отец жениха должен вернуть столько же, сколько получил: драгоценные камни и все прочее несъедобное полностью, но он не должен возвращать съедобное.

§ 44. Если ашшурец или ашшурийка, живущие в доме человека в качестве залога за их цену, были взяты за полную цену33, то заимодавец может их бить, таскать (за волосы), калечить (?) или протыкать их уши.

§ 45. Если женщина отдана замуж, но ее мужа забрал враг, а свекра или сына у нее нет, она должна два года оставаться верной своему мужу. Если в течение этих двух лет у нее не окажется еды, она должна пойти и объявить об этом. Если она — приписная (??) дворца34, то … (начальник??) ее должен ее кормить, а она должна работать на него. Если же она — жена хупшу35, то его … (командир??) должен ее кормить, а она должна работать на него. А если ее муж нес в своем общинном поселении повинность36 за поле и дом, она должна пойти и объявить судьям так: «Мне нечего есть!» Судьи должны вопросить старосту и старейшин общинного поселения37 и, поелику он нес повинность за поле в этом общинном поселении, должно выдать ей поле и дом для ее содержания на два года и передать ей. Она должна там жить, и ей должны написать табличку. По истечении двух лет она может поселиться с новым мужем по своему желанию, и ей должны написать табличку, как вдове.
Если затем ее отсутствовавший муж возвратился в страну, он может забрать свою жену, которая вновь вышла замуж. Он не может потребовать детей, которых она родила новому мужу, но лишь новый муж может их забрать. Поле и дом, которые были проданы за полную цену ради ее пропитания, он, если он не поступает вновь на царскую службу, может выкупить за ту же цену и забрать. Если же он не возвратился, умер в другой стране, царь может отдать его поле и дом, куда захочет38.

§ 46. Если женщина, чей муж умер, не уходит из своего дома после смерти своего мужа, а ее муж ничего не отписал ей, она может жить у одного из своих сыновей, по своему желанию. Сыновья ее мужа должны ее кормить, они должны заключить соглашение по поводу ее пищи и питья, как бы для любимой невестки. Если же она — вторая жена, а сыновей у нее нет, она может жить у одного из сыновей мужа, а они должны сообща ее кормить. Если сыновья у нее есть, а сыновья первой жены не желают ее кормить, она может жить в доме одного из своих собственных сыновей, где пожелает. Ее собственные сыновья должны ее кормить, а она должна работать для них. Но если один из сыновей ее мужа принял ее39, тот, кто ее принял, будет ее кормить, а ее собственные сыновья не обязаны ее кормить.

§ 47. Если человек или женщина40 изготовили колдовское зелье, и оно было обнаружено в их руках, и их клятвенно обвинили и уличили, этого чародея должно убить. Человек, который видел изготовление колдовского зелья или слыхал об этом из уст очевидца приготовления зелья, сказавшего ему: «Я сам видел это», — этот свидетель должен явиться и сказать царю. Если очевидец отрицает сказанное царю, доноситель должен сказать перед богом Быком, сыном Шамаша: «Клянусь, он мне сказал!» — и он будет свободен. Очевидца же, который говорил, а потом отрицал, царь пусть допросит хорошенько, как пожелает, и допытается до его задних мыслей. Жрец-заклинатель в день, когда он творит очищение, должен заставить этого человека говорить и должен сказать ему так: «Ни с кем41 вы не освободитесь от клятвы во имя царя и его сына, коей ты теперь будешь связан, ты будешь связан словами этой таблички, которые свяжут тебя во имя царя и его сына».

§ 48. Если человек, в чьем доме живет по причине долга дочь его должника, спросит ее отца, он может выдать ее замуж, но если ее отец не согласен, он не должен ее выдавать. Если же отец ее умер, он должен спросить одного из ее братьев, а тот должен сказать прочим ее братьям. Если кто из братьев сказал: «Сестру мою в течение одного месяца я освобожу», и если в течение одного месяца он не освободил, кредитор, если пожелает, может ее очистить от долга и выдать ее замуж…

§ 49. (Непонятен из-за сильных повреждений)

§ 50. Если человек ударил жену человека и причинил ей выкидыш, должно поступить с женой человека, причинившего выкидыш жене другого человека, так, как он поступил с ней. За ее плод он должен возместить жизнь за жизнь. Если же эта женщина умерла, человека должно убить, а за ее плод он должен возместить жизнь за жизнь. А если муж этой женщины не имел сына, а тот ударил его жену, и она выкинула, за плод ее ударившего должно убить, но если ее плод — девочка, он должен возместить жизнь за жизнь.

§ 51. Если человек ударил женщину, которая не выращивает детей, и причинил ей выкидыш, наказание таково: 2 мины олова он должен отдать.

§ 52. Если человек ударил проститутку, и причинил ей выкидыш, должно нанести ему удар за удар, и он должен возместить жизнь за жизнь.

§ 53. Если женщина самовольно причинила себе выкидыш и ее в том клятвенно обвинили и уличили, должно посадить ее на кол и не хоронить. Если она по причине выкидыша умерла, должно тем не менее посадить ее на кол и не хоронить. Если эту женщину, когда она выкидывала, скрыли и не сказали царю…

§ 54. (Разбито.)

§ 55. Если человек дочь человека, которая живет в доме своего отца и которую еще не сватали у отца, которую не лишили невинности, не взяли замуж и по поводу которой истец не предъявлял требований к роду ее отца, — если человек, будь то в поселении либо вне его, будь то ночью на улице, будь то в амбаре, будь то во время праздника в поселении, силой принудил девушку и обесчестил ее, отец девушки может взять жену человека, обесчестившего девушку, и предать ее бесчестию. Он не обязан возвращать ее мужу, может ее забрать. Отец может отдать в жены свою обесчещенную дочь обесчестившему ее. Если жены у него нет, обесчестивший должен уплатить втройне серебро — цену девушки; обесчестивший ее должен взять ее в жены и не может ее отвергнуть. Если отец не желает, он может получить втройне серебро — цепу девушки и отдать ее, кому пожелает.

§ 56. Если девушка по своей воле отдалась человеку, человек должен в том поклясться и не должно трогать его жену. Обесчестивший девушку должен уплатить втройне серебро — цену девушки, а ее отец может поступить со своей дочерью как ему угодно.

§ 57. Будь то избиение, будь то … жены человека, что записаны в табличке (в виде наказания), должно совершаться перед судьями (?)42.

§ 58. При всех наказаниях, будь то вырывание, будь то отрезание чего-либо у жены человека, пусть будет извещен и жрец-каллу, пусть он придет, как записано в табличке.

§ 59. Сверх наказаний для жены человека, записанных в табличке, человек может бить свою жену, таскать за волосы, повреждать и прокалывать ее уши. Вины в том нет.

Таблица В + О
§ 1. … Если братья делят хозяйство своего отца, … сады и колодцы43 на общинной земле, то старший брат должен выбрать и взять две доли, а его братья, один после другого, должны выбрать и взять свою долю. А в поле людей шилухлу44 все, что есть, включая плоды трудов (?), младший брат должен разделить, и старший брат должен выбрать и взять одну долю, а о второй своей доле он должен бросать жребий со своими братьями.

§ 2. Если человек, один из неразделенных братьев, погубил чью-либо жизнь, его должно выдать хозяину жизни. Хозяин жизни, если пожелает, может его убить, а если пожелает — может согласиться и забрать его наследственную долю.

§ 3. Если человек, один из неразделенных братьев, произнес неподобающее45 или убежал46, царь может поступить с его наследственной долей как ему угодно47.

§ 4. Если братья ведут хозяйство на неразделенном поле и один из них на их поле … посеял семена … поле возделал, а другой брат приходил и возделанное зерно своего брата неоднократно (?) забирал, и его в том клятвенно обвинили и уличили, за то, что он приходил, тот брат, который возделывал поле, долю его может забрать.

§ 5. (Разбито).

§ 648 …. он может купить за деньги. Прежде, чем поле и дом за деньги он купит, в течение одного месяца глашатая он должен заставить трижды возгласить об этом в городе Ашшуре. Трижды же в другом поселении о поле и доме, которые он покупает, он должен заставить возгласить. А именно так: «Поле и дом такого-то, сына такого-то на общинных землях этого города за деньги я покупаю». Те, кто имеет права или претензии, пусть предъявят свои таблички и положат их перед чиновниками (?), пусть они оспаривают, пусть очистят имущество от притязаний и заберут его. Те, кто в течение этого месяца, пока еще есть время, без промедления принесут свои таблички и положат их перед чиновниками (?), тот человек получит удовлетворение касательно своего поля и заберет его. Когда глашатай в Ашшуре возглашает об этом, один из советников царя, городской писец, глашатай и царские чиновники должны присутствовать, а если в другом городе поле и дом за деньги покупаются, градоначальник и трое старейшин должны присутствовать. Они должны заставить глашатая возгласить, они должны написать свои таблички и отдать их, говоря так: «В течение этого месяца глашатай возглашал трижды. Тот, кто в течение этого
месяца табличку свою не принес, перед чиновниками ее не положил, потерял право на поле и дом. Для того, кто заставил глашатая возгласить, они чисты». Три таблички возглашения глашатая, которые напишут судьи, одна …

§ 7. (Сильно поврежден и непонятен)

§ 8. Если человек нарушил большую межу однообщинников49, и его в том клятвенно обвинили и уличили, он должен отдать захваченное поле втройне. Ему должно отрубить один палец и дать ему 100 палочных ударов, и в течение месяца он должен выполнять царскую работу.

§ 9. Если человек нарушил малую межу жребиев50, и его в том клятвенно обвинили и уличили, он должен уплатить один талант свинца, захваченное поле он должен отдать втройне. Ему должно дать 50 палочных ударов, и в течение месяца он должен выполнять царскую работу.

§ 10. Если человек на чужом поле выкопал колодец или построил усадьбу51, он теряет право на свой колодец или усадьбу. Ему должно дать 30 палочных ударов, и 20 дней он должен выполнять царскую работу (далее текст сильно поврежден).

§ 11. (Сильно поврежден и непонятен)

§ 12. Если человек на поле своего однообщинника посадил сад, вырыл колодец и вырастил деревья, а хозяин поля видит это и не приходит, сад чист для того, кто его посадил. Он должен отдать поле за поле формальному хозяину сада.

§ 13. Если человек на чужой пустоши посадил сад, либо вырыл колодец, либо вырастил овощи или деревья, и его в том клятвенно обвинили и уличили, то, когда придет хозяин поля, он может забрать сад вместе с его плодами.

§ 14. Если человек на чужой пустоши построил ограду (?) и делал там кирпичи, и его в том клятвенно обвинили и уличили, он должен отдать пустошь втройне. Кирпичи его должно у него забрать, ему должно дать 50 (?) палочных ударов, и в течение месяца он должен выполнять царскую работу.

§ 15. Если человек на чужой пустоши … и делал там кирпичи, кирпичи его должно у него забрать. Ему должно дать … палочных ударов, и в течение … он должен выполнять царскую работу.

§ 16. (Разбито)

§ 17. Если на общинной земле в колодцах имеется вода, которую можно подвести к орошаемой земле для ее возделывания, хозяева полей должны взаимно помогать друг другу. Каждый человек должен делать работу, касающуюся его поля, и орошать свое поле. Если же между ними есть несогласные, то согласный из них должен обратиться к судьям. Он должен взять у судей табличку и делать свою работу. Воду эту он может взять для себя и орошать свое поле. Никто другой этой водой орошать не должен.

§ 18. Если имеется дождевая вода, которую можно подвести к орошаемой земле для ее возделывания, хозяева полей должны взаимно помогать друг другу. Каждый человек должен делать работу, касающуюся его поля и орошать свое поле. Если же между ними есть несогласные, то согласный из них возьмет у судей табличку против несогласных. Градоправитель и 5 старейшин города должны присутствовать … Ему должно дать … палочных ударов, и в течение … он должен выполнять царскую работу.

§ 19. Если человек хочет возделать поле своего однообщинника, а тот (?) ему препятствует, но если он, поклявшись во имя царя, вспахал и возделал поле, то, когда хозяин придет, вспахавший поле во время жатвы должен собрать и обмолотить зерно и сложить его в амбар, а поле обратить в залежь. Согласно обычному доходу с поля в этом поселении, он должен отдать хозяину поля две части.

§ 20. (Сильно поврежден и непонятен)

Таблица C + G

§ 1. (Разбито и непонятно)

§ 2. Если человек продал за серебро другому человеку сына человека или дочь человека, которые жили в его доме, будучи проданными за серебро либо в качестве залога, или продал кого-либо другого, жившего в его доме на тех же основаниях, и его в том клятвенно обвинили и уличили, он теряет право на свое серебро. Он должен уплатить хозяину имущества эквивалент его цены. Ему должно дать … палочных ударов, и в течение 20 дней он должен выполнять царскую работу.

§ 3. Если человек продал за серебро в другую страну сына человека или дочь человека, которые жили в его доме, будучи проданными за серебро либо в качестве залога, и его в том клятвенно обвинили и уличили, он теряет право на свое серебро. Он должен уплатить хозяину имущества эквивалент его цены. Ему должно дать … палочных ударов и в течение 40 дней он должен выполнять царскую работу. Если же человек, которого он продал, умер в другой стране, он продавец должен возместить жизнь за жизнь. Ашшурец или ашшурийка, которые были взяты за полную цену, могут быть проданы в другую страну52.

§ 4. Если человек продал за серебро быка, либо осла, либо коня, либо какое-нибудь иное животное, которое не принадлежит ему и находилось в его доме в качестве залога, он должен отдать хозяину другое животное той же цены, а своего серебра возвращать не обязан, если же он не возвращает животное, он теряет право на свое серебро. Хозяин, чье имущество находилось в доме этого человека, может забрать его продавца животное. Покупатель может возместить свое серебро за счет продавца.

§ 5-6. (Сильно повреждены. Речь в них идет о краденом, а также, возможно, о найденном скоте и ином имуществе в связи с их куплей-продажей)

§ 7. Если раб (?), животное (?) или какое-либо иное имущество находилось в доме ашшурца в качестве залога или были проданы за серебро53, а срок истек, то, после того, как он истек, если размер задолженности равен цене имущества, оно куплено и взято кредитором. Если же размер задолженности не достигает цены имущества, кредитор может присвоить его и забрать, но он не должен уменьшать (?) цену, а лишь вычесть из нее задолженность, роста (?) быть не должно.

§ 8. Если человек украл животное, либо иное имущество, и его в том клятвенно обвинили и уличили, он должен уплатить … мин олова, ему должно дать 50 палочных ударов, и в течение … он должен выполнять царскую работу. Такое решение должны вынести судьи страны (?). Но если он дошел (со своим делом) до царя, он должен вернуть краденое, сколько украл, по полной цене, будь она мала или велика, и он должен понести наказание, какое будет угодно царю.

§ 9. Если человек доверил все свое имущество своей жене или рабу, и какая-либо вещь (?) из дома (?) была отдана на сохранение в другое место, а получатель, в чей дом вещь была отдана на сохранение, … не сказал об этом человеку, который доверил свое хозяйство … будет обнаружена в его руке, хозяин имущества может свое имущество забрать. Этот человек должен отвечать за украденное.

§ 10. Если человек увеличил размер займа своего однообщинника (?) и написал это в его расписке, и его в том клятвенно обвинили и уличили, он — вор, он должен понести наказание, какое будет угодно царю.

§ 11. Если человек увеличил … и написал это в его расписке, чтобы его кредиторы лишились своего серебра, и его в том клятвенно обвинили и уличили … он написал … ему должно дать … палочных ударов … руки кредиторов … писец и ….54 

(Таблица F касается договоров с пастухами, таблица М — кораблей и, возможно, торговых путешествий, таблица N — ответственности за богохульство и за ложный донос о богохульстве — наказание совпадает с § 18—19 таблицы А).

Комментарий и пояснения к среднеассирийским законам

1. Формальной гранью здесь было принятие наследственным главой исполнительной власти Ашшура — «ишшиаккумом» — официального царского титула («царя могучего» при Арикденилу ок.1305 и «царя вселенной» и «великого царя» при Ададнерари I ок. 1295 до н.э.). С этого времени начинает свое семисотлетнее существование (ок.1300 — 609 гг. до н.э.) «Ассирийская империя» реальной ближневосточной истории и античной (а впоследствии средневековой) историграфии.

2. Членение на статьи дано исследователями.

3. «Человек» («а(в)илум»), т.е. полноправный, свободный человек — гражданин Ашшурского государства, т.е. член Ашшурской номовой общины. Весь ашшурский социум был общиной (с включением небольшого числа неполноправных и рабов) и, соответственно, именовался «алу» («поселение, община»). Внутри этого, так сказать, большого алу, выделялись составные административные части, сами по себе являвшиеся общинами-алу (алу второго порядка). Это были, во-первых, городская община самого Ашшура (по-ассирийски «центральная община», дословно «поселение-алу внутри поселения-алу»), во-вторых, общины прочих (мелких и средних) населенных пунктов на территории Ашшурского государства (в литературе их часто называют «сельскими общинами», хотя земельные наделы имелись и у всех ашшурцев).

Основной ячейкой общины-алу второго порядка была большая семья или «дом» («биту»), включавшая три поколения родственников, подвластных патриарху, их предку по мужской линии. Территории алу второго порядка были отгорожены друг от друга т.н. «великими межами», наделы больших семей — «домов» назывались «жребии, доли» («пуру») и разграничивались т.н. «малыми межами жребиев»; наконец, внутри «жребия» каждому взрослому члену большой семьи выделялся надел — «наследственная доля» («зитту»).

Патриарх располагал огромной властью над своим «домом», в одинаковой степени будучи «господином» своих родичей и рабов, в том числе своей жены (А, ст.14,16,36,37,45), незамужней дочери (А, ст.43,55,56), наложницы (А, ст.41), невестки (А, ст.30,33,43). Указанное правовое положение мужа прослеживается также во всех разделах о наказаниях за правонарушения, совершенные женщинами или против них, о заключении браков, определении имущественных отношений супругов, прав на детей. Патриарх был волен продавать членов своей семьи в рабство и в некоторых случаях становился распорядителем их жизни и смерти.

Положение женщины, соответственно, было крайне приниженным, а семейное законодательство — весьма свирепым. Тем не менее в законах отразилась и нарастающая тенденция к утверждению частной собственности и связанному с ним уменьшению власти большесемейных структур в пользу их членов (ослабление контроля при переходе земли в частные руки, более самостоятельная деятельность братьев по смерти их отца, частичное улучшение положения женщины).

Более архаичная табл. G+C, а также табл.А, ст.39, 44 рисуют главу большой семьи как собственника движимого имущества, предоставляя информацию о развитии долговых отношений и залогах. Выясняется, что в залог за долги главой большесемейной общины могли отдаваться и ее члены, в то время, как в нач.2 тыс., согласно документам торговой колонии Ашшура в Канише, залог могла составлять всевозможная движимость, но не общинники и их дети.

Общинное самоуправление в Ашшуре сер. 2 тыс. далеко ушло от своего изначального вида. О народном собрании ничего не слышно, однако вне сомнения существовал городской ашшурский совет (совет старейшин), превратившийся в олигархический орган. Власть возглавляли городские магистраты — выборные «лимму» (чиновник, по имени которого называли год, как по именам консулов в Риме), «укуллу» — верховный землеустроитель, осуществлявший верховную собственность номовой общины Ашшура в целом на всю землю страны (обычно эту должность занимал «ишшиакум»), и наследственный «ишшиаккум» — верховный жрец и администратор, верховный правитель Ашшура, в середине — второй половине XIV в. превратившийся в обычного переднеазиатского царя.

Кроме термина «человек», среднеассирийские законы знают термин «ашшурец» («ашшурайу»), означающий «человек, побывавший или родившийся членом ашшурской номовой общины» (независимо от того, что быть таковым он в какой-то момент переставал, например, попав в рабство). Вероятно, к «ашшурцам» на тех же основаниях причислялись также и все лица, побывавшие неполноправными подданными Ашшура.

Как обычно, «людям» противопоставляются «рабы». Положение рабов в Ашшуре весьма тяжелое (в частности, он явно не правоспособен и не собственник; статус его необратим, даже если он «ашшурец»), что типично для отношения к рабу со стороны частных лиц — общинников в условиях господства частно-общинного сектора (ср. с характером рабства в античном мире), в то время как перед лицом могучего государства все подданные оказываются в какой-то мере «рабами» (в том числе в офицальной терминологии) и грань между собственно «рабами» и «свободными» подданными воспринимается несколько мягче.

4. Как и вообще в Месопотамии, женщина — либо собственность отца или мужа, либо полноправный самостоятельный член общества, заведомо отрезанный от семейной жизни (храмовая блудница и т.д.). Среднеассирийские законы знают оба эти статуса.

5. То, что личную ответственность женщины необходимо специально подчеркивать, лишний раз свидетельствует о патриархальной власти «человека» над своей женой и дочерьми — власти настолько сильной, что согласно ожиданиям (против которых и выступает закон) за преступление женщины должна была бы коллективно ответить ее семья как ее коллективный господин.

6. Рабу?

7. Из сравнения со ст.3 можно заключить, что «наказание» ст.3 должно было быть мягче описанного в ст.4.

8. Собственно, укрыватель, помогающий женщине припрятать украденную вещь. По месопотамскому обыкновению, нечетко очерченное по характеру преступление приравнивается к похожему общепонятному.

9. Подчеркнем, что в ст.7-8 речь идет именно о «женщине» как таковой, т.е. о самостоятельной женщине (см. выше, прим. к ст.2).

10. Дословно «поступил как с ребенком», т.е., видимо, заигрывал с применением физической ласки.

11. Ст.12 относится к изнасилованию сопротивляющейся женщины, ст.13 — к адюльтеру по инициативе самой женщины, ст.14 — к посягательству на женщину, не оказавшую должного сопротивления (так что изнасилования как таквого здесь нет), но не замышлявшую измены специально.

12. Т.е. привел свидетелей и доказал им преступление жены, после чего расправился с виновными.

13. Как видно, общинным (по противопоставлению царю), аналогично ниже.

14. Т.е. «злонравного приглашения» или «обмана» со стороны самой женщины, скрывшей тот факт, что она замужняя и домогавшейся мужчины.

15. По ст.14.

16. Т.е., видимо, она заигрывала с ним и не сказала, что она замужем, но физическому посягательству на нее все же сопротивлялась. Если эта интерпретация правильна, то женщина карается здесь, по сути, за «провоцирующее поведение» как таковое. Как видно, ассирийцы весьма тонко дифференцировали прегрешения в этой сфере).

17. Т.е. обидчик должен подвергнуться божьему суду бога Реки, аналогично ЗХ.

18. Как видно из сопоставления ст.19-20, преступлением считался пассивный гомосексуализм, если соответствующее лицо практиковало его систематически, и каждый одиночный акт активного (то и другое, видимо, по ритуальным соображениям — в обоих случаях дело не ограничивается случаями насилия).

19. Дословно «без соглашения», т.е. независимо от воли мужа.

20. Т.е. хозяин дома, где укрылась беглянка, должен отдать потерпевшему либо оловом, либо собственной женой: как глава семьи, он несет ответственность за поступки своей собственности — жены, даже если он не знает о них (саму жену покарали независимо, изуродовав ей лицо).

21. По смерти патриарха (единственного правомочного распорядителя собственностью «биту») сиуация могла развиваться двумя путями. Во-первых, младшие родичи (братья или сыновья патриарха) могли сохранить «биту» как единое целое; в этом случае они именовались «неразделенными братьями». Во-вторых, они могли разделить наследство с выделением новых «биту».

22. Дословно «придвинуть (статуи) богов», что считалось поручительством менее ответственным, чем «клятва» как таковая и тем более суд Реки.

23. В ст.31, в отличие от ст.30, «человек» сватает жену сам; очевидно, его отец (в норме, как видно из ст.30, сватающий невесту сыну) успел умереть.

24. Здесь и далее под «серебром» как таковым подразумеваются «деньги» (так иногда и в переводе). Реально платили оловом или зерном (в данном случае речь идет только об олове, так как зерно съедобно).

25. Т.е. первые права на вдову принадлежат поколению ее мужа, но это поколение может уступить ее своему отцу, только что вверившему ее представителю указанного поколения?

26. Подразумевается: и отсутствовал все это время без уважительной причины.

27. Т.е. получил займ под гарантию в виде собственной дочери. Пока срок долга не истек, дочь жила у кого-то, и этот некто выдал ее замуж. Неясно, однако, почему.

28. Т.е. срок уплаты истек, уплата не поступила, и по логике вещей заимодавец должен был бы получить в виде возмещения дочь.

29. Статья в целом говорит о ситуации, когда дочь, предназначенную в возмещение долга в случае его невыплаты, отец успел каким-то образом доверить третьему лицу (несомненно, для избавления дочери от рабства в случае неуплаты), выдавшему ее замуж. Если третье лицо «оживило», т.е спасло несчастную от голодной смерти, то права заимодавца на нее пропадают, а если нет, то либо третье лицо, либо муж должны возместить заимодавцу деньгами.

30. Т.е. сделать законной женой. Речь идет о соответствующем ритуале.

31. Т.е. полноправной, законной жены (в большинстве статей — просто «жены», без уточнений; здесь таковое необходимо для противопоставления «жены» «наложнице»).

32. Обряд точно неизвестен, смысл статьи неясен.

33. Т.е. перешли в окончательное рабство.

34. Очевидно, по мужу.

35. Досл. «сапер». Вероятно, «царский человек», служащий в войске, нечто вроде редума и баирума в ЗХ.

36. «ильк».

37. «Хазианума» и «великих» (данного) «алу»

38. Статья заботится о женах людей, связанных повинностно-служебными отношениями с государством (о жене общинника, не связанного с государственной службой, государство, естественно, заботиться не желает, и соответствующей проблемы не регламентирует). Тем самым мы получаем уникальный список статусов, связанных в Ашшуре с обязательной (т.е. низшей) государственной службой (ст.45, по-видимому, перечисляет их в порядке убывания государственного контроля над ними). Этих статусов как будто было три.

Во-первых, как известно по документам, община выделяла индивидуальные «доли»-зитту (по одному от каждого «биту», как в соседней Аррапхе?) в качестве «доли дворца», куда государство сажало государственно-зависимых людей, именовавшихся «алайу ша экалле», дословно «жителями поселения от дворца» (или это были общинники, выделенные общинами как повинностные люди? Или, что вернее всего, и те и другие?). Положение таких людей в точности совпадало с положением расселенных в общинах и на земле, выделенной общинами, «людей должности» у хеттов. Очевидно, именно люди описанного статуса, живущие в общине, но несущие ильк за свой надел, названы в заключительной части ст.45.

Весьма возможно, что, как и у хеттов, это были прежде всего люди, выступающие в качестве постоянных ополченцев. Чуть теснее с государством связаны вовсе не относящиеся к общинам хупшу — определенная категория воинов, вероятнее всего — военные колонисты, имеющие наделы от дворца. Наконец, в начале ст.45 речь идет о жене человека, наиболее тесно ассоциированного с дворцом — по всей вероятности, невоенного работника собственно дворцового хозяйства (которое, при всей своей незначительности, все же должно было существовать). Так как община вовлекается в дело лишь применительно к последней категории лиц, чьих жен защищает ст.45, начальная («люди дворца») и средняя («хупшу») категории этих лиц общинниками быть не могут.

Характерно, что надел общинников, несущих ильк, также оказывается своего рода кондоминиумом царя, который полностью овладевает им в случае пропажи держателя, и выделяющей его общины (что представляет полную аналогию «полю человека должности» у хеттов).

39. В жены (наложницы) или, что менее вероятно, просто на иждивение.

40. Т.е. самостоятельная женщина, равная «человеку».

41. Т.е. ни даже с помощью какого-либо заклинателя.

42. Государство пытается как-то умерить жестокость семейных расправ, требуя осуществлять их в присутствии судей.

43. Таким образом, колоцы могли быть в собственности «биту» (аналогично ниже в ст.10, 12, 13); однако в редких случаях колодец оставался в нераздельной собственности общины (ст.17).

44. Хурритский термин, обозначающий, видимо, какую-то категорию обложенных службой (повинностью) наделов.

45. Как видно, ст.3 ведет речь о политических преступлениях, так что имеются в виду изменнические речи.

46. Вероятно, дезертировал с войны, а не просто покинул поселение?

47. Как и в ст.45 выше, царь использует любую возможность, чтобы объявить общинный надел «выморочным» и перевести его в государственный фонд.

48. Статья регулирует куплю-продажу земли. Как видно из документов, любой желающий мог продать свою наследственную долю — «зитту». В этом случае она уходила из «биту» или даже вообще из общинного земельного фонда (при продаже за пределы общины) и считалась «шиату» — покупкой на правах частной собственности и свободного распоряжения.

Иногда оговаривается запрет новому владельцу пользоваться общинной нераздельной землей, т.е. он сам и его надел формально выводятся из состава общины. По смерти владельца, однако, она снова становилась «зитту» его потомков.   Свободная купля-продажа земли приводила к тому, что границы земельных массивов, разделенных «большими» и «малыми» межами (см. ниже) переставали совпадать с реальными границами владений больших семей и общин.

Как видно из статьи, купля-продажа земли (для продавца всегда бывшая катастрофой) была обставлена некоторыми ограничениями и должна была утверждаться перед лицом царя как высшего представителя ашшурской номовой общины, располагавшей верховной собственностью на все земли Ашшура. По документам известно, что человек продавал, собственно, не сам надел, а право на получение определенного надела от общины; если та не желала передавать покупателю облюбованный им и предварительно проданный ему участок, она должна была заменить его на другой, эквивалентный.

49. Дословно «товарищей». Межа, разделявшая земли алу второго порядка.

50. Межа, разделявшая земли отдельных «биту». Как видно из самого термина, община в норме систематически переделяла участки между состоящими в ней «биту», однако в жизни эта практика могла постепенно сходить на нет.

51. «Усадьба» («дунну») — укрепленная постройка, служащая центром жизни и хозяйства всякого «биту» внутри общины, или, реже, выделившегося из общины частного землевладения (в последнем случае «дунну» — это попросту «хутор»).

52. Закон, несомненно, отменяет ранее существовавшее исключение для порабощенных ашшурца и ашшурийки. Их рабский статус в глазах закона важнее их происхождения, и (как и в А, ст.44) они приравниваются по положению к рабам как таковым.

53. С правом выкупа, см. ниже.

54. Как и А, ст.4, статья защищает ростовщика, а не должника (ср. с прямо противоположной системой ЗХ!)