Сайт рекомендован для аудитории 16+

Колумбарии и похоронные товарищества в Древнем Риме



Римские колумбарии

В Древнем Риме термином «колумбарии» (Columbaria) назывались специальные здания, предназначенные для погребения. От обычного склепа колумбарий отличался тем, что в него помещались не тела мертвых, а только их прах в урнах.

Внутри колумбарии имели каменные стены с устроенными в них сверху до низу нишами, расположенными рядами в несколько этажей; в этих нишах и помещались урны с останками мертвых.

Этот способ погребения, по-видимому, был принят большими семьями, у которых было слишком много вольноотпущенников и рабов, чтобы можно было помещать их останки в той же гробнице, где хоронились члены семьи; именно так поступали менее многолюдные семьи, если только относительно кого-нибудь из рабов или вольноотпущенников не существовало особой оговорки насчет исключения из родовой гробницы.

Впоследствии такого рода сооружения устраивались спекуляторами, которые продавали места людям слишком бедным, чтобы иметь особую гробницу и содержать ее; с другой стороны, и сами бедняки объединялись в товарищества, чтобы в складчину устроить себе columbarium, что называется, «для членов кооператива».

Один из сохранившихся до наших дней колумбариев.

Один из сохранившихся до наших дней старинных колумбариев. Зрелище не очень приятное.

Внешний вид и устройство колумбариев

Римские колумбарии, расположенные вокруг городских стен, а также вдоль идущих из Рима дорог, представляли собой обширные четырехугольные помещения, наполовину подземные; стены их были заняты четырехугольными или закругленными сверху нишами, которые шли рядами на одинаковом расстоянии друг от друга.

В каждой нише помещалось обыкновенно две урны, иногда одна, а иногда три или даже четыре. Урны эти были замурованы, так что их нельзя было перемещать. Они чаще всего были глиняные; но встречаются также урны из мрамора, алебастра, стекла и других материалов. Форма и украшения некоторых из них не лишены изящества.
Надписи, выгравированные на мраморных или бронзовых плитах, прибитых к стене, указывают имя, возраст и звание покойника, иногда также и имена тех, кто позаботился о их погребении. Залы колумбариев слабо освещались отверстиями в своде. Узкая дверь служила входом, откуда приходилось спускаться по лестнице.

Самый обширный из известных колумбариев – это тот, который был устроен на Аппиевой дороге для вольноотпущенников и рабов Ливии, жены Августа: он мог вместить останки по крайней мере 3000 человек. Можно думать, что им пользовались вплоть до времен Клавдия. Он был заново открыт в 1726 году, однако после этого развалины его были заброшены, и к концу 19-го века от них уже почти ничего не осталось. Этот колумбарий представлял собой двухэтажное здание в виде параллелограмма, имеющего 10,65 м длины и 6,25 м ширины.



Другое сооружение в этом роде, предназначенное для людей всякого звания, покупавших себе в нем место, было гораздо изящнее. Можно думать, что каждый украшал купленное им место сообразно своему вкусу и средствам, устраивая над ним маленькое зданьице с фронтонами, колоннами и фризами, которые были покрыты живописью, иногда превосходной работы. Этот колумбарий представляет собою интересный образчик искусства эпохи Августа.

Похоронные товарищества Древнего Рима

Во времена римской империи, в среде бедняков и просто недостаточно состоятельных граждан  часто образовывались общества, главной целью которых было предоставление своим членам приличного погребения после смерти. Такие общества назывались «похоронными товариществами», и по обычаю посвящались, а вернее, ставились под покровительство, того или другого божества.

До нашего времени дошел устав одного из таких товариществ, состоявшей из почитателей Дианы и Антиноя в Ланувии. Устав относится к 136 году.

Это общество состояло, по-видимому, из вольноотпущенников и бедных людей. Среди его членов были также рабы, и можно думать, в значительном числе, закон разрешал им участвовать в такого рода обществах с согласия господина.

Каждый, вступая в коллегию, вносил 100 сестерций и кроме того бутылку доброго вина. Затем он делал ежемесячные взносы в размере 5 ассов.

Эти деньги служили для покрытия обыкновенных расходов и издержек на погребение. Коллегия Дианы не имела собственного здания для погребения своих членов: все эти рабы и вольноотпущенники были слишком жалкими бедняками, чтобы собрать сумму, необходимую для сооружения колумбария. Они поступали проще. Когда умирал кто-нибудь из членов, общество выплачивало его наследнику известную сумму на покупку могилы.

Эта сумма, называемая funeraticium, колебалась в зависимости от средств коллегии; в данном случае размеры ее доходили лишь до 300 сестерций, и из нее еще вычиталось 50 сестерций, которые распределялись у погребального костра между присутствующими сочленами, почтившими покойника участием в его похоронах.

Все случайности были тщательно предусмотрены. Если покойник не оставлял наследника, то сама коллегия брала на себя заботы о его погребении. Если покойный был рабом, и его господин отказывался выдать тело товариществу, ему устраивали фиктивные похороны и сооружали, без сомнения, кенотаф (пустая гробница, которую сооружали в тех случаях, когда нельзя было найти тело умершего).

План помещений колумбария для вольноотпущенников Августа, I век.

План помещений колумбария для вольноотпущенников Августа, I век.

Если он умер вне Ланувия, но не дальше 20 миль (30 километров) от него, и коллегия была своевременно извещена, то три члена ее тотчас же отправлялись проводить останки покойного и уплатить похоронные издержки. По возвращении они давали отчет товариществу и, если оказывались виновными в недобросовестности, то платили штраф в четыре раза превышавший растраченную сумму.

Если же отчет признавался правильным, то каждому выдавалось по 20 сестерций в возмещение путевых издержек. Если член коллегии умирал на расстоянии большем, чем 20 миль, тот, кто его похоронил, мог прислать счет расходов, удостоверенный семью свидетелями, и тотчас же получал funeraticium, на который имел право покойник.

Самое важное для всякого общества – это продолжительность его существования, так как нередко случалось, что рвение, одушевлявшее членов вначале, с течением времени значительно остывало. Учредители данной коллегии имели в виду эту опасность.

«Пусть наше предприятие, – говорят они, – будет благоприятно для императора и его семьи, для нас и для всех наших и для коллегии, которую мы учреждаем! Пусть мы будем иметь возможность проявить спасительную энергию в сборе средств, необходимых для приличного погребения наших покойников! Чтобы достигнуть всего этого, нужно действовать согласно и платить аккуратно, чтобы наше общество могло жить долго».

Дальше они постановляют, что если кто-нибудь из членов не будет платить своего взноса в течение нескольких месяцев, то общество не выдаст ничего после его смерти.

(Willmanns, Exempla inscriptionum latinarwn, 319; Boissier, La Religion romaine, II, pp. 274–277; 2-е edit.)

Источник: Поль Гиро,  «Частная и общественная жизнь римлян». СПб, «Алетейя», 1995.