Сайт рекомендован для аудитории 16+

Некоторые заблуждения касательно доспеха и снаряжения



Толщина и прочность
Любимое занятие многих правил — регламентировать толщину материала, из которого сделан доспех, требуя металла не тоньше 1 мм, а иногда и 2 мм. Основной причиной тому называется исторический аналог и его толщина.
Толщина боевых панцирных пластин, будь то чешуя, ламеллярный доспех или кираса максимилиановского доспеха, вертится вокруг величины в 1 мм, плюс-минус две десятых. Как показывают результаты археологических изысканий, скифские панцирные пластинки просто вырезались из железного листа ножницами, пластины ламеллярного набора XIV в. из новгородских раскопок (0,9 мм) слегка прогибаются под нажимом пальца, а кираса максимилиановского доспеха лишь спереди и по бокам (не выше грудины) превышает толщину 0,9-1,1 мм.
Как правило, бардак в умы вносят отдельные сверхмощные экземпляры боевых (стандартов нет, а мастер сделает то, что клиент скажет) и вся масса турнирных доспехов, сделанные специально для обеспечения чрезмерной защиты на всякий случай. Типовой турнирный доспех, рассчитанный на прямое попадание копья, — это пластинчатая защита 2-3 мм толщины, что на 1-1,5 мм превышает толщину боевого. Обычный же доспех, независимо ни от чего, защищает от всех скользящих и касательных ударов, и обеспечивает вероятность сохранения жизни при прямом проникающем ударе. Кроме того, стоит учитывать увеличение прочности за счет образовавшегося в результате ковки наклепа, позволяющего экономить на толщине.

Кольчужные кольца делались с тем же расчетом. Бронзовые кольца (Адрианова колонна в Риме, II в. до н.э.) имели толщину до 2-4 мм, чтобы компенсировать меньшую, чем у железа, прочность. Сохранившиеся кольчуги из железа дают уже толщину проволоки 0,9-1,5 мм, и диаметр колец в среднем 6-12 мм. Более массивные кольца применялись исключительно в эпоху, когда от кольчуги уже пора было отказываться (XIV-XVI вв.), но инерция сознания не давала отбросить сам принцип кольчатой защиты.
Именно к этому времени, когда обычную кольчугу в большинстве случаев пробивало большинство применяемого оружия (преимущественно уже колющего и стрелкового), мастера стали использовать кованые, а затем и сеченые из листа (что уже стало невольным признанием превосходства пластинчатой защиты перед кольцами из проволоки) кольца большей мощности.
При этом мнение о том, что пресловутая байдана дает меньшую защищенность из-за слишком большого диаметра колец, стоит признать полным бредом и фатальной ошибкой нашего оружиеведа А.Кирпичникова, с чьей легкой руки мнение о легкой проницаемости байданы разошлось по массам. Известная по экспозиции в оружейной палате байдана с надписью «с нами Бог, ни кто же не на ны» на каждом кольце, прошла осаду Казани и вернулась обратно на том же владельце. Вряд ли стоит недооценивать оружие казанского ханства.

Материал
Обычно считается, что органические материалы не могут дать той же прочности, что и металл. Исходя из этого, кожаный, стеганый или войлочный доспех считается заведомо более слабым, чем металлическая кольчуга, чешуя или кираса. Однако, на самом деле это всего лишь предрассудок. Прочность доспеху обеспечивает не материал, а то, как он применен в доспехе.
Монгольские полные доспехи из толстой (5-6 мм и более) кожи обеспечивали не меньшую защищенность, чем европейские кольчуги или ламеллярные панцири. Однако, панцирная кожа обычно так толста, что доспех (со всеми нахлестами) весит не в несколько раз, а от силы на десяток процентов меньше, чем равный по размеру металлический. Тот же, с позволения сказать, «доспех», названный в ДнД кожаной курткой, потому и ненадежен, что его кожа в два-три раза тоньше панцирной. Таким образом, материал доспеха влияет на его мощность только тогда, когда его недостаточно много по толщине. Кроме этого, органические материалы менее долговечны.

Фасон
Почему-то считается, что лишь полный доспех дает максимальную защищенность. Однако, полный доспех — это всего лишь доспех, покрывающий всю поверхность тела, безотносительно его мощности. При этом, как мы знаем, единственным потребителем полного доспеха была тяжеловооруженная конница, и не столько в силу абстрактной необходимости такого доспеха на поле боя, сколько из-за малой подвижности этого конника, когда он уже вломился во вражеский строй, и стоит в седле, что называется, по колено в пешем противнике.
Пехотинцу же нужно сражаться с лилипутами, чтобы всерьез беспокоиться о целости ног ниже колен. Так, собственно, и было — ноги ниже колен даже в XIV в. бронировали не более половины бойцов, которым по средствам был полный доспех. Подвижность дороже.
А кроме того, это заблуждение небезопасно хотя бы потому, что во все времена бить старались в незащищенные броней места. В те самые времена полного доспеха основным местом удара была голова (лицо), пах и конечности, чтобы не тупить клинок о кирасу. Как прикажете отыгрывать?!

Еще одна радость жизни — полнота неполного доспеха. Рукава кольчуг и наплечники панцирей обычно заканчивались на полдороге к локтю, чтобы не стеснять движений и не замедлять руку. Рукава до локтя появились во времена полных доспехов, так что см. выше. Стандарт «локоть-колено» не то чтобы высосан из пальца, но на практике не встречался. Такой стандарт выглядит, скорее, так: выше локтя-колена или ниже его.
По разным временам же наблюдалась интересная тенденция: доспех вначале прикрывал мягкие части (живот), затем грудь, затем весь торс, и, наконец, заходил на конечности. Как показывают исторические изображения, на поле боя могут одновременно присутствовать соседи по этой прогрессии, но практически нереально увидеть в одном войске крайние примеры.

Наличие
Еще одна проблема состоит в том, что нужно как-то определяться с ассортиментом доспехов, расписывая какую-то конкретную эпоху. Основные заблуждения здесь таковы:

— что кольчуга и тем более пластинчатый доспех в раннефеодальной Европе не встречались. Однако, же, господа, любые варвары, что германцы, что монголы, жгли и резали лишь убедившись, что все ценности взяты и все оружейники приватизированы. А все ресурсы Рима, даже после методичных его погромов, были не в пример богаче запросов воинской аристократии карликовых племенных государств готов и салических франков.
Согласно историческим документам, уже ко времени Карла Великого (конец VIII в.) франкская армия была упакована в чешуйчатые и кольчужные панцири, не говоря уже о поножах и наручах из кольчужной ткани. Кроме того, регулярно встречаются одновременные ему изображения восточных пришельцев (в частности, авар) в кольчугах почти до колена.

Другой вопрос, сколько это все стоило и сколько закрывало — но Великое Переселение Народовпринесло в Европу многие доспешные новинки, а не наоборот.
Если вспомнить, то те же гунны были в Азии первым войском, почти поголовно упакованным в железные панцири. Аналогично, авары в VII в. впервые применили зерцальный доспех — пластинчатый панцирь поверх кольчуги. Вплоть до отмены доспехов, восточный ламеллярный панцирь шел голова в голову с европейским.
А вот дальше Европа постепенно начала отказываться от доспеха из-за пристрастия к сверхмощному оружию, а Восток задержался в эпохе сабель, кольчуг и луков со стрелами.

— что пластинчатый доспех на основе кирасы крут сам по себе и непробиваем большинством оружия. Однако, на это стоит возразить следующим образом: нет доспеха, безопасного полностью.
Если нельзя пробить (прорубить), то можно промять или проколоть. Каждый оригинальный ход в бронировании вызывал к жизни оригинальный ход в вооружении.



Массовое применение кольчуг в IX-X вв. вызвало освоение ударного оружия типа булавы с четырьмя шипами хазарского образца; кожаная броня потребовала усиления стрелкового оружия и применения сабли вместо традиционного обоюдоострого меча, пластинчатое бронирование увеличило роль колющего оружия (для поражения плохо защищенных стыков отдельных деталей брони), а полное пластинчатое бронирование привело к по явлению ударного оружия нового поколения (боевые цепы и кистени на длинном древке) и клевцов, пробивающих броню в одной точке.

Кроме того, мощное огнестрельное оружие если не пробивало кирасу (поскольку та имела повышенную вязкость), то довольно хорошо вминало ее, особенно ранние варианты, не имеющие сильной выпуклости спереди.

— что пресловутый «куяк» — это плохо, непрочно и зияет кучей дырок. На самом деле, куяк — пластинчатый доспех XIV-XVI вв, аналогичный западноевропейской бригантине, происходящий от монгольской кожаной кирасы «хуяг», к этому времени получившей усиление из пластин, приклепанных с изнанки.
Собственно, наличие пластин привело к ослаблению толстой кожаной основы, поскольку основную защитную функцию уже несла не кожа, а металл изнанки. Это, кстати, не означало, что между пластинками была прорва дырок — целых аутентичных куяков практически не известно.

Судя же по монгольским и поздним русским образцам, куяк никогда не имел разрывов в бронировании, если он являлся единственным доспехом, как бригантина. Все известные по изображениям русские куяки, собранные из круглых пластин на тонкой основе, надевались исключительно на кольчугу, и были просто набором усиливающих бляшек, что давало доспех большей мощности, но более дешевый, чем колонтарь или бахтерец.

Аксессуары
К ним я отношу усиливающие доспех детали. Многим памятны детали правил, говорящие о доспехах из усиленной кольчуги. Так вот, что касается зерцала.
Зерцало — собирательное название целого класса пластин, усиливающих кольчугу и образующих так называемый зерцальный доспех. Как правило, зерцало слабее кирасы, хотя бы потому что несет другие функции.
Зерцало требуется тогда, когда требуется не заменить кольчугу, а лишь слегка ее усилить. Усиления, как скажет любой практик, требуют те места, где гибкость кольчуги только вредна. Как правило, это ребра сбоку(которые легко сломать), солнечное сплетение (которое страдает даже при уцелевшей кольчуге), и иногда живот и плечи.
Зерцало так и прикрывает эти слишком эластичные места, идя сплошным пласти го тяжелым оружием и пиететом к собственной личной безопасности.
Все предыдущие эпохи и армии, от римских всадников и легионеров до участников битвы при Гастингсе, прекрасно обходились без этого предмета туалета. Первые опыты с наручами и боевыми перчатками относятся к первой половине XII в., не ранее. Таким образом, оговаривать наличие наруча в боевых правилах чего бы то ни было более раннего имеет смысл не больший, чем расписывание эффекта выстрела картечью в греческий круглый щит.

Источник — Нет сведений